Глава 20. Принятие желаемого за действительное

Забрав сухое молоко и сахар, ребята ушли из комнаты горячего водоснабжения в самую глубочайшую комнату на этаже. Кушали они конфеты, найденные в столе. Деля последнюю еду между братьями, Мицуки потеряла силы настолько, что еле-еле могла открыть глаза.

Братишка, толкая её, с трудом разбудил Мицуки. Туманными глазами она посмотрела на Такаши. Переведя свой взгляд за него, девушка увидела стоящего там мужчину. Рефлекторно она начала кричать, как мужчина успел ее остановить, подняв свои руки вверх. Тот заговорил и уверял, что не причинит им вреда.

Мицуки заикалась, слушая эти слова. Она внимательно посмотрела на лицо мужчины, но вспомнить его не смогла. Это был какой-то незнакомец. Черные волосы, лицо, которому не хватало выразительности, пара острых глаз. Положив сумку на пол, молодой человек спросил:

— Не хотите ли вы поесть?

После этого ситуация постепенно изменилась. Проблем с едой больше не было, однако Мицуки и её братья остались ни с чем, разве что с кучей свободного времени. В этот период в сердце девушки поселилось беспокойство.  Отдыхая на диване и с неясным взором глядя на братишек, кажется, девушка растеряла весь настрой.

В обмен на еду она должна ублажать того мужчину. Было ли это реальностью или нет, Мицуки уже не понимала.

Если бы она отказалась сейчас, то они, непременно, умерли голодной смертью. Мицуки решила справиться с этим бременем, чтобы получать еду. Тем не менее, сердце её не могло согласиться с решением.

Зачем…

В первый раз она поступила так из-за отчаяния. Во второй, всё произошло словно автоматом. Мицуки окончательно покинуло чувство реальности.

Зачем я это делаю?

В мужском туалете работает рукой с его половым органом. Разные мысли терзали девушку.

Даже если я сама себе это внушила…

У неё не оказалось выбора, иного способа достать еду. Если бы она его отвергла, в то тот мужчина с легкостью бросил бы их. Наблюдая за ним, она поняла, что он не был одержим ею. Мицуки не чувствовала на себе его пристальный колкий взор.

Чужие взгляды каждодневно её преследовали. Будь то взгляд льстивых ребят помладше или её друзей детства, она интуитивно знала, как их избежать.

Всё же он смотрел на неё так, словно Мицуки ничего не стоит…

Если бы ей предложил тот худой мужчина удовлетворять его за еду, то, вероятно, она бы отказалась. Испугавшись, Мицуки инстинктивно сбежала бы.

Вот какой…

Предложил такую грязную и жестокую сделку, что ударило по её гордости. Чтобы выжили она и её братья, она не может отказаться. Это даже не пугало. Остался лишь гнев за неимением иного способа получить помощь.

Внезапно в голове возник вопрос.

Действительно ли снаружи небезопасно?

Эта мысль взошла, как зернышко, и постепенно разрослась.

Почему этот человек с легкостью уходит и приходит? Даже если он говорит, что там опасно, то как смог собрать столько еды?

Первоначально атмосфера в этом месте была гнетущая. Каждый, запертый в этом месте, нервничал по поводу сложившейся ситуации. Тревога, отчаяние, помешанность — ничего такого она вообще не чувствовала от него.

Может уже всё успокоилось?
Не может ли он просто скрывать этот факт и обманывать, побуждая заниматься с ним этим?

Воспоминания о той беспокойной ночи совсем померкли.

Но это странно. Чтобы там были зомби… Что если всё прошло… Папа и мама сейчас дома, ждут нашего возвращения?.. Вдруг они беспокоятся, ищут нас повсюду… Ждут, когда мы придем домой….

Глубоко утонув в мыслях, глаза Мицуки распахнулись.

Что я здесь делаю?..

Оглядевшись, она продолжала растить идею.

Убедив Юсуке спуститься на лифте, Мицуки вернулась в комнату, нашла и забрала сумку. Далее она упаковала спрятанную еду из нижней части шкафчика и перекинула сумку через плечо. Она оглядела братьев, проверив их рюкзаки. Они уже почти закончили приготовления.

Всё должно быть в порядке… Если тот человек беспечно смог уйти отсюда…

— …Ну, давайте возвращаться домой?

Услышав слова сестры, Масару удивленно на ту посмотрел и спросил:

— Мы наконец-то возвращаемся?

— Ага, мама, должно быть, нас уже заждалась.

Мицуки кивнула, а её братья улыбнулись;  давно она не видела у них радости. Перебравшись через баррикаду, они натолкнулись на лифт. Мицуки нажала на кнопку, вызвав его снизу. Теперь она наблюдала за дисплеем сверху, что отсчитывал номера этажей: от первого до третьего.

Всё хорошо… Определенно… всё будет хорошо…

Когда дверь лифта открылась, они втроем вошли внутрь.

Мицуки нажала на кнопку первого этажа, лифт пришел в движение. С волнением девушка смотрела на дисплей, где перетекали плавно числа:

3…

2…

1…

Постепенно её зрачки сузились, окружение потемнело до того момента, пока она не перестала различать номер этажа.

Зачем я взяла с собой еду? Если снаружи безопасно, то мне этого делать не нужно. У меня должно получиться без опасностей дойти до дома, принять душ, покушать, и на этом всё закончится.

Я предполагала, что может что-то случиться.

Дыхание стало прерывистым. По телу побежали мурашки.

Ошибка…

Мицуки почувствовала, что она совершила серьезную ошибку. Прямо сейчас еще можно вернуться… Она вообразила сцену, где её затягивает в глубину аду. Девушка помолилась.

Всё не так… Там должно быть безопасно… Прошу…

Дверь открылась, вот и первый этаж.

Там ничего не было.

Ребята вышли на улицу. Вокруг тоже никого не было — всё безлюдно. Мицуки вздохнув с облегчением, поправила свою сумку на плечах.

Как я и предполагала, никаких зомби здесь нет…

— Оу, что ты делаешь?

Удивившись, Мицуки развернулась на источник голоса. Там стоял с вопрошающим видом Юсуке.

Он вернулся назад, чтобы забрать оставленную сумку. Мицуки встретилась с тем, с кем ей не следовало встречаться. Прижав к себе братьев, она развернулась и побежала в противоположную сторону.

— Куда вы?! Это опасно!

Невозможно, чтобы там было опасно.

Подавив желание выкрикнуть эти слова, Мицуки ответила:

— Мы идем домой! Та-кун, Ма-кун, пошлите!

В ответ на радостную новость, её братья состроили странные выражения лица, но спокойно последовали за ней. Они открыли двойные распашные двери в конце заднего двора.

Тут Мицуки замерла.

Девушка увидела трех людей, что стояли у полок с фруктами. Все трое посмотрели в её сторону. Были те же самые ощущения, как и в ту ночь.

Взгляд полный злобы. Они выглядели словно хищники. Мицуки почувствовала, как их взор пронзает её тело.

— Ах…

Прежде, чем девушка смогла что-то из себя выдавить, фигура прошла между двумя стеллажами.

— Старик, тот старик… — она ошеломленно пробормотала.

Это был сотрудник этого магазина, что решил первым покинуть укрытие. Кожа на половине его головы была срезана, обнажая череп. Всё мясо оттуда, волосы свисали под ухом. Пустые глаза, засохшая на животе и груди кровь.

Как бы то ни было, как ни посмотри, а он уже мертв.

Мицуки потеряла самообладание.

— Что ты творишь?!

Голос Юсуке смешался со звуками, издаваемыми мужчиной, что приготовился напасть. Мицуки споткнулась и упала. Не достав её, зомби схватил багаж за спиной девушки, с громким звуком сбросив его на пол.

Другие зомби тоже начали движение.

Почувствовав, что что-то тянет её за руку, Мицуки увидела, как Масару звал её. С лицом, готовым вот-вот заплакать, мальчик пытался утащить сестру к лифту.

— Что ты, черт возьми, делаешь?! Поспеши и отведи детей назад!

Юсуке подбежал и бросился в зомби, который попытался напасть на Такаши, упав вместе с ходячим трупом. Мицуки хотела встать, но ноги не держали её. Словно все силы покинули девушку, та упала на землю. Не имея другого выбора, Мицуки к лифту поползла.

— Не действуй так бесчеловечно!

Позади она услышала сердитый голос Юсуке и звуки ожесточенного боя.

Наконец-то втроем они забрались внутрь лифта. Встряхнувшись, опираясь на стенку, Мицуки поднялась на ноги и посмотрела на Юсуке, что спутался с зомби.

— Ах… Такемура-сан, по-поспешите…

— Закрой дверь уже, дура! Давай! Давай!

Подпрыгивая, Такаши достал до кнопки третьего этажа. Дверь медленно закрывалась. В щели двери было видно, как Юсуке пытается сдержать зомби. Он потерял равновесие от рвущейся толпы мертвецов и упал на пол. Двери закрылись, отрезав вид на происходящее.

Лифт стал подниматься.

Словно прошла вечность, раздался звуковой сигнал. Всё уже позади. Теперь они снова прибыли на третий этаж.

С неприятными чувствами Мицуки вывела братьев из лифта. Медленно ребята перелезли через баррикаду и сели у стены на противоположной стороне.

Какое-то время они молчали. Лифт всё не двигался и оставался на третьем этаже. Почти час Мицуки с пустым взглядом смотрела на него со своими братьями.

Лифт застыл. Никто не вызывал его вниз.

— Старший брат умер, — тихим голосом пробормотал Масару.

После этих слов девушку ударило какое-то чувство. Она расплакалась.

Мы не сможем вернуться. Мы умрем.

Я убила нас.

Хотя я же знала, что там опасно.

Мицуки сидела на третьем этаже и рыдала, словно ребенок.


«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

5 Comments

Добавить комментарий