Глава 5. Тоскливый дождь

– Что ж, тогда, – сказала Ноэль, повернулась и, вытирая рукавом кровь со своего лица, приблизилась к Синтии.

– Кх…

С чувством надвигающейся обречённости Синтия отпрянула назад. Нельзя было никаким способом предсказать, что дальше сделает молодая девушка, и эта неизвестность устрашала её. Она не могла не думать, что невинная улыбка, возникшая ранее на лице Ноэль, была совершенно чуждой. Она не боялась смерти, или так она всегда думала. Она сама ранее обезглавила несколько мятежников, но она никогда не смотрела в бездну так глубоко, как сейчас. Видя состояние, в котором пребывали Нэд и остальные, несмотря на старания, её желудок терзал неутолимый ужас.

– У тебя есть на выбор три варианта.

– Ч-что?

Послышался голос Мирута, пугливо глядящего на тела. Он первый раз увидел мёртвых, естественно, он никогда прежде не убивал людей. Он впервые стал свидетелем лишения человека жизни, и его мышление ещё не догнало стремительно развивающуюся ситуацию. Хотя он был благодарен за спасение, чтобы понять что происходит, потребовались все его силы.

– Этот разговор о том, что мы теперь будем делать. Это касается и тебя, Мирут, поэтому прекращай витать в облаках и помоги мне думать.

– Как скажешь. В таком случае разве не будет нормальным объединиться с основными силами? Всё же, мы знаем людей, которые нападут на Рокбэл, – рассуждая вслух, Мирут наклонил голову набок.

– В конечном итоге, это наш первый вариант, да? Только, если выберем его, я уверена, что нам придётся разбираться с некоторыми проблемными вещами.

– Это почему?

– Ну что же, тогда ответь на вопрос. Кто убил капитана Нэда?

– …Ты убила, и что?

– Почему мы чуть не умерли?

– Потому что мы услышали, что капитан Нэд был на самом деле из Бахара… Чтобы предотвратить распространение слухов, нас нужно было заткнуть.

– И если мы упомянем об этом после возвращения, как думаешь, что случиться? Ты думаешь, что Ристэйх, лидер армии восстания, просто простит нас?

Ноэль шутливо продолжила свой сценарий. То ли она притворялась, то ли была действительно серьёзна, трудно было сказать. Несмотря на то, что совсем недавно она убила трёх человек, она, будучи абсолютно расслабленной, пребывала в своём маленьком мире.

– Если то, что сказал нам Нэд было правдой, нас, наверное, нет, нас наверняка убьют. Это действительно паршивое развитие событий.

– Это правда, полагаю воссоединение с остальными исключается.

Ноэль, глубоко вздохнув, плюхнулась рядом с Синтией, также как она делала прежде. Хотя лицо Синтии застыло, и она попыталась отодвинуться, Ноэль схватила её за плащ, и отказалась отпускать.

– Итак, для второго варианта я придумала разные вещи, но пренебрегла ими и поняла, что мы могли бы просто вернуться в деревню и лечь спать. Этот вариант является самим простым, верно?

– Действительно, он кажется простым.

Это был неплохой вариант. Изначально они не присоединялись к восстанию добровольно. Несмотря на недовольство, они никогда не намеревались брать в руки оружие и сражаться. Не было ничего странного в том, чтобы вернуться домой, как будто ничего не произошло. Когда мятежники вынудили деревню, Ноэль и остальным пришлось присоединиться.

– К сожалению, если мы встретимся с замыкающими мятежниками, мы можем столкнуться с ужасными вещами. Кроме того, мы будем сильно выделяться, если пойдём в деревню против движения армии мятежников. Проблема в том, что мы знаем Геба, и если нас приведут к нему, он уже будет знать про Нэда.

– Я просто хочу сказать, что он выглядит довольно опасным. Я не знаю ни одной дороги, которая позволит нам пройти незамеченными, так что, похоже, возвращение в деревню тоже можно исключить.

Ориентироваться в горах, окружающих деревню, не было возможности. Без доступа к главным дорогам, им придётся передвигаться по необозначенным тропам, а без денег и припасов такой план можно назвать суицидальным. Возвращение по дороге приведёт к столкновению с мятежниками.

– Хмм… это тяжело.

– Прекрати вести себя претенциозно и просто скажи нам третий вариант. Это ведь твой самый продуманный план?

– Ага, верно, мы присоединимся к Синтии в защите жены  и ребёнка наместника. Мятежники, скорее всего, не слишком эффективны в бою, так что мы, вероятно, сможем победить, помогая рыцарям. И может быть, мы даже получим какую-нибудь награду в придачу.

– Чт…

Синтия заупрямилась на слова Ноэль, но они имели смысл. Внезапный разговор врага о становлении союзниками шокировал её, врага, который взял её в плен.

– Слушай, хоть ты и говоришь об этом так легко, но мы принадлежим армии мятежников. Нас обезглавят за это, так что эта идея звучит абсурдно.

– Нас заставили принять участие. В довершение лидером оказался какой-то тип из соседней провинции. Думаю, я знаю, как правильно всё им объяснить, кроме того, при таких условиях мятежники не смогут победить.

Она говорила не своим обычным легкомысленным тоном. Её поведение совершенно отличалось от привычного беззаботного. Казалось, будто само её мировоззрение изменилось.

– Хм…

– Мирут, если не хочешь, можешь делать что угодно. А я всё же пойду.

– Х-хорошо, я понял. Мы выбираем третий вариант. Просто запомни, я не понесу ответственности, если эта женщина не скажет то, что нам необходимо, – сгоряча Мирут согласился с планом.

– Если это произойдёт, мы поступим просто – сломаем ей шею и сбежим, – говоря как полководец, она повернулась к Синтии, чтобы посмотреть на неё, – Учитывая сказанное, ты будешь вознаграждена за нашу безопасность, поэтому я надеюсь на сотрудничество. Твой ответ?

– Предать при первых признаках выгоды, вы мятежники не знаете стыда!?

С отвращением сказала Синтия. Восстановив самообладание, она вернула свои рыцарские чувства.

Ноэль, возможно, и была отличным воином, но она также была низкого происхождения, и Синтии это не нравилось. Несмотря на то, что она была побеждена ранее, её переполняли чувства, что второй раз она не проиграет.

– Если я хочу обрести счастье, другого пути нет. В конце концов, это и есть причина, из-за которой все сражаются. Я спрошу еще раз, ты обещаешь помочь? У нас не так много времени, поэтому это твой последний шанс.

Ноэль подобрала железные молоты с солдат, которых убила ранее. Она спокойно подняла один из них, приготовившись ударить Синтию по голове, и бесстрастно высказалась.

Сразу стало понятно, что она намеревается сделать в случае отказа: молот раздробит череп Синтии, и к куче трупов добавиться ещё один. Перед лицом смерти поднявшийся ранее боевой дух рассеялся. После дальнейших размышлений Синтия сочла сделку вполне справедливой и решила поверить.

– Я, я понимаю. Даю слово. Клянусь честью, что вы будете жить.

– Это обещание.

– Д-да, – ответила Синтия, отведя взгляд в сторону.

Возможно, угрожать было лишним, но у них не было драгоценного времени. Такими были мысли Ноэль, но она говорила таким тоном, будто всё предвидела. Она вытерла кровь и грязь с лица и обеих рук, чтобы её вид не привлекал внимания.

– Ты не можешь отказаться от своих слов, поэтому позаботься о нас, хорошо? – Ноэль блеснула своими зубами в улыбке, которая осветила её лицо.

Крепость Себтэм, рядом с выходом из потайного туннеля, ведущего из крепости в естественную пещеру глубоко в лесу.

Когда жена и сын наместника выбрались из пещеры, пытаясь сбежать, солдаты Коинбры, сопровождавшие их попали в засаду. Пятьдесят мятежников, которых разместил Нэд, окружили выход с копьями наготове. При первом признаке движения был выпущен залп стрел, который уже убил несколько человек. Даже Сара, жена наместника, была ранена стрелой в правую руку, несмотря на то, что её защищали. Мятежников было приблизительно в два раза больше, но так как они были неопытны в эффективном ведении боя разомкнутым строем, командование было практически невозможно, что привело к образованию брешей. Прорваться в таком положении не было невозможным, но наступательная тактика не позволит эффективно защитить подопечных, и поэтому ситуация стала патовой.

– Бросайте мечи и сдавайтесь! Тогда жене и ребёнку Грора будет гарантирована безопасность!

– Заткнись говнюк! Мы отдадим свои жизни, чтобы защитить Леди Сару и Мастера Элгара! Всем собраться!

При этих словах обе стороны приготовили свои копья. Мятежники использовали свои луки аккуратно, так как им было приказано захватить жену и ребёнка живыми. Кроме того, если они подождут, Нэд и остальные прибудут из крепости. Необходимости спешить не было.

Из внутренней части пещеры вышло несколько человек, в том числе Ноэль и Мирут, на руках которых виднелись красные повязки. За ними следовала всё ещё связанная Синтия.

– Капитан Синтия!

– Рыцарь Синтия, что привело к такому появлению!?

В ответ на оклики рыцарей Синтия опустила голову. Видя это, помощник мятежников улыбнулся. Выглядело так, будто группа Нэда, наконец, прибыла. В настоящее время среди мятежников было двое из Бахара, и, включая Нэда, ещё трое находилось в крепости. Они были самой надёжной боевой силой мятежников, так как все остальные солдаты были новобранцами. Окружение врага и даже наличие заложника, скорее всего, заставит противника сдаться. Посмотрев на женщину, которая была захвачена, помощник был уверен, что она была офицером.

– Стоять! Эта женщина их командир?

– Да, сэр, она офицер-сотник стражи Коинбры, Синтия Эдрих! Она была захвачена при содействии капитана Нэда!

Ноэль, протянув свою правую руку перед собой, безупречно отдала честь, а её обычный жизнерадостный тон бесследно пропал. Помощника это слегка ошарашило, но он быстро пришёл в себя. Этому её мог научить Нэд. Он был удивительно дружелюбным, и относился к типу людей, которые присматривали за своими подчинёнными. То, что он учил отдавать честь, не смотря на то, что являлся мятежником, хоть и временно, оставалось загадкой. Но для подобных вещей всё равно не требовалось веских причин.

– Хе, а вы ребятки подросли за то время, что я вас не видел. Этому тебя капитан Нэд научил?

– Да, сэр, он научил нас многим вещам! Я думаю, что капитан Нэд скоро прибудет!

– Ясно, ясно! Подождите его прибытия. Если вы не хотите, чтобы эта женщина рыцарь умерла, бросьте своё оружие!!

– Кх…

Воины Коинбры колебались, но бросили свои мечи и сдались. После того как их взяли в клещи, шансы на успех улетучились. Жалкое сопротивление никак бы не помогло побегу женщины и ребёнка.

– Ладно, мальчики, соберите оружие, и свяжите их! Убедитесь, что они не могут двигаться! Убейте тех, кто станет сопротивляться!

– Е-есть, сэр!

Следуя приказу помощника, молодые мятежники взяли верёвки. Их руки дрожали, и было неизвестно связали ли они рыцарей должным образом.

– Хах… вы не умеете? Вы когда-нибудь привязывали что-нибудь раньше? Смотрите, я покажу вам, как это делается.

Помощник оттолкнул Сару, которая закрывала своего сына, и поднял Элгара за волосы.

– Что ты делаешь!?

– П-пожалуйста прекратите!

– Отпусти меня, мерзкий смерд!

– Ооууу, маинький принц отчитывает меня. Слушайте, можете делать, что хотите, главное чтобы мальчишка не умер. Он лишь ребёнок, поэтому не сможет ничего сделать… Ах, он сильно надоедливый!

– Пожалуйста, отпустите Элгара!

– Да ты и сама становишься надоедливой!

Сара болезненно застонала из-за полученного удара ногой.

– М-мама!

Элгар потянулся, чтобы помочь ей, но его рука не дотягивалась. Рот помощника дёрнулся, и он потянул Элгара за волосы.

– Не волнуйся, она не умрёт. Ну, пока не умрёт.

Ударив ребёнка по лицу, он, смеясь, связал его. Элгар выглядел подавленным, а на его глазах начали наворачиваться слёзы, но он ничего не мог сделать.

– Что-то капитан Нэд не торопится. Ах да, а остальные люди всё ещё в крепости?

– У меня есть доклад об этом!

– Что такое? О таких вещах можно просто сказать. Мне влетит позже, когда капитан разозлится, если ты не расскажешь.

– Поняла. Примите мои извинения!

Ответив, Ноэль приблизилась к помощнику. Элгар уставился на неё, но она проигнорировала его, и снова отдала честь.

– Оп!

Внезапно, Ноэль взмахнула спрятанным молотом. Помощник рухнул на месте. Его шлем вдавило, а конечности задёргались в конвульсиях. Она раздробила его горло своей правой ногой, чтобы убедиться в его смерти. Он не сопротивлялся, всё произошло настолько быстро, что у него не было и шанса. Этому способу Ноэль научилась очень давно.

– …Ч-что?

– Мирут!

Закричала Ноэль, но Мирут оцепенел и не мог пошевелиться. Он должен был заколоть другого врага, пока тот был отвлечён действиями Ноэль, но Мирут сам оказался не в состоянии двигаться.

– Э? А?

Ноэль неодобрительно взглянула на Мирута и собралась сама убить врага, но он уже выхватил свой меч и замахнулся им.

– Тот, кто промедлит в бою, умрёт! Запомни, если не хочешь кончить так.

Синтия взмахнула своим клинком, чтобы стряхнуть кровь. Плечо павшего солдата из Бахара рассекло надвое от удара мечом. Синтия не была связана, а красная повязка была просто намотана вокруг её рук. У неё был меч, а саму её посадили рядом с мятежниками.

– Я Синтия, капитан сотни стражников Коинбры! Ноэль рассказала мне о ваших обстоятельствах. Если вы сдадитесь сейчас, ваши действия, как мятежников, будут забыты! Если вы согласитесь с моим предложением, то сможете спокойно покинуть армию мятежников!

– З-заткнись! Нам не нужно твоё предложение!

После некоторого молчания более храбрые молодые люди начали глумиться. Они принимали активное участие в восстании.

– Какую бы подготовку вы не прошли, не думайте, что сможете соперничать с регулярными войсками! Если не хотите умереть, бросайте своё оружие!

Вскрикнула Ситния, выбив меч из рук молодого парнишки, не используя оружия. Только после этого силы мятежников начали бросать оружие из своих крепких хваток. Подчинённые Синтии быстро поднялись, взяли своё оружие, и снова стали боевой силой.

– Сейчас я объясню подробности произошедшего, в том числе причину происхождения восстания. После этого решайте сами. Просто помните, что присоединение к восстанию – это серьёзное преступление. Не думайте, что утверждения, что вас заставили присоединиться спасут вас.

Закончив с вступительным заявлением, Синтия продолжила объяснять теорию о том, как началось восстание. Солдаты Коинбры были разгневаны, и время от времени выражали свой гнев. Участники отделённого отряда сомневались в словах Синтии, но всё же решили покинуть войска мятежников. Среди них были как те, кого принудили, так и те, кто добровольно покинул восстание, потому что им не нравилось, что их используют дворяне. Большинство людей решило вернуться домой, но люди из Зоима и несколько других любопытных решили последовать за Синтией. Потому что они хотели получить награду от наместника Коинбры или присоединиться к линии фронта в качестве добровольных солдат. Естественно, ни у кого из них не было какой-то особой цели. Ноэль думала о том, как важна внешность, глядя на других людей и зевая, а виске Синтии вздулась вена.

– Леди Сара, ваша рана…

– Спасибо, я в порядке. Ранение от стрелы банальная вещь.

– Как я могу извиниться за такую степень некомпетентности?

– Именно благодаря вашим усилиям я была спасена, пожалуйста, гордитесь этим. Кроме того, тем, кто спланировал это, был мой отец, он возьмёт на себя ответственность. На самом деле, стыдно должно быть мне, – заявила Сара.

Граф Барер несёт ответственность не только за свою дочь, но и за своего внука. Обычно за подобную оплошность следовала расплата, но в этот раз его пощадили. Если бы семьи Грора здесь не было, неизвестно прислал ли бы он подкрепление. И это могло бы уменьшить верность его слуг, если бы он отказался отправить подкрепление. Они бы не стали выражать недовольство вслух, но это помешало бы продвижению улучшений в правительстве.

– Мы должны спрятаться от остальных мятежников, отдохнуть до наступления темноты, а затем направиться к ближайшему охраняемому посту.

Они бы могли направиться к ближайшей деревне и приобрести запряжённую лошадью повозку, но это бы сработало, только если деревня не поддерживает восстание.

– Я доверяю всё вам. Элгар должен выжить. Руки, или ноги, я пожертвую всем, чтобы обеспечить его безопасность.

– Мама, не стоит говорить о подобном.

– Элгар, однажды ты унаследуешь Коинбру. Тебе нельзя так эгоистично умереть. Не забывай об этом, – слова Сары были и предупреждением и наставлением.

– Молодой принц, не волнуйтесь, я позабочусь о том, чтобы вы оба благополучно вернулись. Ваши стражники приложат все усилия для достижения этой цели.

Синтия отдала честь и повернулась, чтобы отдать приказы своим подчинённым.

– Эй, эй, это сын наместника? Ты же назвала его «молодым принцем»? Несмотря на то, что он такой маленький, он выглядит гордым, да?

– Эй, я слышу тебя!

– Я тоже хочу быть важной. Таким методом я могла бы найти счастье. Эй, стоит ли мне притвориться важной?

– Ты можешь прекратить? Ты уже некоторое время важничаешь.

– Правда? Тогда, может мне стоит стать наместником?

Когда Ноэль пробормотала очередную нелепость, Синтия посмотрела на неё взглядом, наполненным жаждой убийства. Она хотела устранить её одним ударом, но ей пришлось отвергнуть эту идею. По движениям Ноэль было видно, что она не дилетант. Чтобы подойти к командующему офицеру врага, как будто это была обычная прогулка, при этом пряча боевой молот, требовались стальные нервы. Вероятно, до самой своей смерти её противник так и не понял её намерений. Неизвестно как она поступит, если Синтия откажется от своего обещания. Синтия не могла представить возможную реакцию Ноэль, она не могла избавиться от ощущения, что она стала следующей целью молота.

– Хватить болтать всякие глупости! Подготовься, чтобы мы могли быстро покинуть это место! Те, кто стал добровольным солдатом Коинбры, снимите эти красные тряпки! Они как бельмо на глазу!

– Так точно! – радостно ответила Ноэль.

Они не стали отходить далеко от крепости, чтобы их не заметили. Солнце скрылось за покровом ночи, и они решили отдохнуть. Усталость Сары значительно усилилась, не говоря уже о солдатах. Они не привыкли ходить пешком по пересеченной местности, поэтому не было странным, что они были так истощены.

– Рыцарь Синтия, будет ли приемлемым разжечь огонь?

– Не совсем, но учитывая обстоятельства, это может стать неизбежным. Сохраняйте бдительность.

– Ну, значит, ты собираешься разжечь огонь? – весело спросила Ноэль, как будто она разговаривала со старым другом.

Казалось, её воспоминания о том, что они были врагами, уже стали далёкими в её сознании.

– Ты больше не говоришь со мной как с офицером? Это лишь моё мнение, но глядя ранее на твоё поведение, я могу сказать, что ты была в превосходной форме.

– Это утомительно, во всех смыслах. Что более важно, если ты разожжёшь огонь, можешь позволить это мне. Я взяла с собой удивительное сокровище. Во всяком случае, я думаю это супер чудесный предмет.

– Удивительное изделие? И что же ты делаешь с такой высококлассной вещью?

– Хехе, я нашла его.

Сказав это, она поспешила к месту, где солдаты готовили костёр. Она внезапно схватила двузубец и вонзила его в землю.

– Ты что делаешь?

– Просто смотри, хорошо? Потому что это довольно удивительно. Я начинаю!

Ноэль слегка постучала пальцем по двузубцу, и из его концов вырвался огонь. Под переплетёнными ветвями взревело пламя.

– Что это?

– Только что огонь вырвался из этого копья. Я назвала его «любопытное копьё». Оно ведь действительно любопытное?

– Не может быть, даже среди удивительных изделий я никогда не слышала о подобном! Что же это за механизм!?

Приблизившись, протянув руку и почти схватив копьё…

– Оно горячее!

Копьё испускало невероятно высокую температуру, из-за чего его нельзя было взять в руки. Остальные солдаты тоже попробовали взять его, но прикасаясь, они все отдёргивали руку от боли.

– Похоже, что если кто-то кроме меня притронется к нему, он обожжётся. Такая любопытная вещь…

– Что значит любопытная!? Я не понимаю! Ты уверена, что оно не проклято?

– Это было грубо. Это одно из моих сокровищ.

Возможно, в рукоятке было масло, которое выпускалось из кончика. Обычным объяснением будет следующее – для воспламенения требуется воткнуть кончик во что-то и нажать на рукоятку. Но если то, что сказала Ноэль, является правдой, это значит, что она может создавать пламя по желанию. Это звучит абсурдно, но удобно.

– Э, так значит двузубец способен на нечто подобное? Я и понятия не имел.

Даже Мирут, который знал её дольше всех, не ожидал такого.

– Удивительно, не так ли? Хехе, это одно из моих сокровищ, так что я не отдам его.

– Это невероятно, но тебе не нужно нагревать его до такой температуры. Если его нельзя держать в руках, от него нет пользы.

– У меня также есть любопытная иллюстрированная книга, не хочешь потратить немного времени на её чтение?

Мирут поднял свои руки и покачал головой:

– Оставь это для Киар. Если мы благополучно вернёмся в деревню.

– Я действительно не могу понять ход твоих мыслей. Мне трудно понять тебя и твои сокровища. Я скажу один раз, делай, что хочешь. Ты единственная с такими нелепыми идеями.

Ноэль с удовольствием читала потрепанную книгу. Со стороны её страницы выглядели помятыми, а надписи неразборчивыми. Умственная усталость Синтии усилилась, когда она начала обдумывать способ достижения своей цели, спасении неуправляемой ситуации. Если она примет неверное решение, то погибнет не только она. Она не могла расслабиться, когда могло произойти подобное. Утолив свою жажду водой, она вздохнула, как бы отгоняя свои смутные мысли.

– Эй, Ноэль.

– Хм?

– Эта Синтия командует сотней, да? Насколько это большое достижение?

– Это лучше чем десять, и хуже чем тысяча.

– Нет, это я понимаю…

Подслушав их, она решила, что это отличная возможность объяснить. Прочистив горло, она надменно начала:

– Кхм, у военных присутствую звания. Не только в Коинбре, но и в других провинциях. Система является общей для всей империи Холшид.

Первые это мясо. Они новобранцы, призванные во время войны. Есть еще помощник, но он не обязательно возглавляет людей, он может командовать только приблизительно десятью солдатами. Чтобы командовать сотней или больше, надо иметь статус рыцаря. Есть следующие звания: командир сотни, старший командир сотни – более престижное звание, чем обычное, но командует столькими же людьми, командир тысячи, старший командир тысячи, и так далее. Обычно назначают такое количество солдат, но не являются редкостью вещи, как командование пятью сотнями.

В нынешней ситуации трудно подняться по званиям в любой провинции. И это ожидаемо, потому что не было никаких крупных войн. Генерал-майор командовал десятью тысячами, и в Коинбре их было двое: Уирм и Гадис. Генералом был наместник, а над ним был сам император.

Синтия стала командиром сотни в возрасте 20 не из-за своих способностей, а по наследству. Её покойный отец был генерал-майором. Для женщины почти не было другого способа стать рыцарем. Её старший брат умер от болезни, когда был ещё молодым, и поэтому не было больше никого, кто мог бы унаследовать их дом и фамилию.

По этой причине Синтия прошла строгую подготовку в рамках подготовки её к браку. Уирм, Гадис и её покойный отец были хорошими друзьями, и поэтому за ней хорошо заботились. Несмотря на то, что за спиной некоторые из её компаньонов говорили о ней плохо, она старалась изо всех сил.

– Так значит мы простые солдаты?

– На самом деле ты немного ниже, чем обычный солдат, иначе говоря, мальчик на побегушках. Какое громкое название добровольный солдат. Хахаха, прости Мирут.

– И ты тоже.

– Полагаю так и есть.

Синтия не сдерживалась и откровенно рассказала некоторые вещи, которые было не легко слышать. Если они погибнут, их имена не будут помнить, а их семьи не получат никакой субсидии.

– Неудачница здесь ты! Во-первых, я стал добровольным солдатом только потому… а, неважно, извини, – Мирут был остановлен взглядом ближайшего солдата.

– Не беспокойся. Только этой дуре нужно беспокоиться о своём языке. Тебе не надо привыкать к этому, я не буду так строга к добровольцу.

– С-спасибо большое!

– Я просто рассердилась.

Ноэль хихикнула на заднем плане. Она закрыла свою иллюстрированную книгу и спрятала её в мешочек, висящий на поясе.

– Это ты виновата!

– Ах…

– Что это с тобой?

– Появились облака и скрыли красивую луну.

– Да. Если огонь погаснет, станет очень темно. Ну, по крайней мере, это облегчит наш побег.

Подняв глаза к небу, он заметил, что облака начали перемещаться по ветру. Скорее всего, пойдёт дождь. Он затруднит их обнаружение, смоет их следы и замедлит врага. Дождь действительно станет благословением, но среди них был кое-кто, кто с этим не согласен.

– Дождливые дни предвещают начало ужасов. Всегда так, поэтому я ненавижу дождь.

– Вот как. Просто взглянув на твоё лицо, я могу сказать, что ты не любишь дождь.

– Ага. Особенно ночные дожди. Они худшие. Наверное, для меня это сущий ад.

– Так значит, ты любишь подраматизировать?

– Да, с этим ничего не поделать.

Высказавшись, Ноэль вытерла лицо влажным полотенцем. Смыв грязь и кровь, она почувствовала себя освежённой.

«Предыдущая глава |Меню| Следующая глава»

One Comment