Глава 3

Начиная от верхней части лестницы, в подвале было темно, но это только изменение освещения флуоресцентных ламп на тусклость жуткого подвала. Достигнув дна ногами, я оглянулся на синие огни. Все казалось лестницей в небо, и я задавался вопросом, а не должен ли я позабыть о Шарлотте и вернуться в столовую. Будучи в безопасности, смогу почитать свои комиксы, или подумать о предстоящем тесте, или сделать что-нибудь, исключая риск гнетущей темноты.

Я отошел от лестницы и прохладной лампы, дающей свет. Путь узок, поворот за угол привел меня к ряду коридоров, распространившихся во всех направлениях, образовав сетку. Случайные настенные лампы висели через каждые несколько десятков футов, но половина из них, казалось, выгорели, а другая половина горела, будто имела только по сорок ватт.

Я прошел еще несколько футов около первого угла и ждал, пока мои глаза приспособятся к отсутствию освещения. Не видел никаких следов Шарлотты, но волосы на моей шее вытянулись, ноги задрожали, а ладонями, что я держал книги, вспотели.

Это была плохая идея.

Но каждый герой, вероятно, сомневался, прежде чем спасал девушку. Мне просто нужно двигаться вперед. Шарлотте, возможно, потребуется моя помощь, если она не запланировала встречу с другом, о которой я не знал. Будь это так на самом деле, то это очень даже хорошо. Я могу оставить их в покое, и, возможно, он заполучит красивую девушку.

Во-первых, мне нужно выяснить, куда она ушла. Я посмотрел слева-направо, и понял, что невозможно сказать, куда ушла суккубша. Я не вижу здесь ни пылинки, просто холодный темный бетон, ржавый вид сантехнических труб, потрескавшийся кирпич, и половину работающих светильников.

«Приве-» — крикнул я, но остановил себя. Шарлотта, вероятно, не будет признательна мне за это, даже если окажется в беде. Выкрикнуть приветствие — хороший способ, чтобы начать, или предупредить её, когда она столкнется с любыми опасностями, что я тоже в подвале.

Я закрыл глаза и попытался угадать, куда бы она пошла. Увидел сразу несколько путей: влево и вправо, а затем еще два набора ответвлений коридоров, ведущих дальше вниз. Невозможно догадаться, но я понял, что если исследую один из путей, то будет нетрудно для девушки взобраться обратно вверх так, чтоб я не заметил. Еще не хотелось провести пятнадцать минут в темноте, пытаясь найти её, когда сама в это время уже в классе.

Я догадался, что она слева и, повернувшись, отправился в этом направлении. Коридор растянулся намного дальше, чем я ожидал, а держащие фундамент стены, уже пришедшие в негодность, казалось обрушались от моих шагов. Впереди услышал звук капающей, преврашившейся в змеиное шипение, воды. Я не хотел приближаться к этому шуму, и с каждым шагом чувствовал, будто приходьбе на моей шее есть груз весом сорок фунтов. Я собирался повернуть голову назад, но потом коридор вывел меня в большую комнату.

Здесь немного больше света, так как все настенные лампы с работающими лампочками. Я увидел ржавый металлический стол в одном из углов комнаты. Также пару массивных зеленых цилиндров, установленных по его сторонам. Я подошел к этому хитро скреплённому железу и заметил кучу труб, ведущих из него. Манометры были прикреплены к каждому, и я вздохнул, когда понял, что это школьные котлы.

Тупик, поэтому повернулся, чтобы отправиться назад к главной ветви коридоров, но, как только обернулся, я лицом к лицу столкнулся с Шарлоттой.

«Кто ты?» — Ее голос был сексуальным рычанием, а мое тело боролось с равным по силе ужасом и возбуждением.

Ее фиолетовые глаза засветили ярче, чем лампы на стене.

«Прости, я не хотел преследовать тебя. Хотя на-на самом деле, так и вышло. Ааааа!»

Я крикнул, или попытался закричать, но ее пальцы сомкнулись у моего горла, а голос мой оборвали, прежде чем воздух успел покинуть рот. Шея, позвоночник и ноги затрещали от тяжести моего тела. Красивая суккубша подняла меня за горло, а ноги забились над полом.

«Кто послал тебя убить меня?», — Она прорычала этот вопрос, и я увидел её руки. Обычно они выглядят как у человека, но теперь превратились в кожистые когти птиц. Каждый из них поблескивал в тусклом свете лампы, и я знал, что они могут с легкостью порезать меня в лапшу для спагетти.

«Нет! Один! Ааааа!» — Моя голова плавала во тьме, а слова прозвучали, в окружение котлов, звуками, бьющими мне в барабанные перепонки.

«Я не буду потрошить тебя», — сказала она за секунду до того, как выбросила меня. С болезненным толчком я приземлился на свою задницу, и благодарственно воскликнул, когда заглотнул затхлый воздух. — «Нет» — Она схватила меня за перед рубашки и дернула за ноги. Мое лицо внезапно оказалось в нескольких дюймах от нее, и я мог почувствовать запах её сладостного дыхания. — «Это слишком долго, так что съем тебя. Никто не найдет твои останки здесь. Мне не нужно знать, кто тебя послал, но они могли бы— »

«Никто не посылал меня! Я просто люблю тебя!»

Может быть, это из-за головокружения от недостатка воздуха, или из-за боли от падения на зад, или из-за страха быть съеденным девушкой, в которую влюблен. Какой бы не была причина, слова вылетели изо рта, как воздух, когда ветер начал выбираться из моих легких.

«Погоди, что?» — Спросила она, когда когтями проехалась от моей рубашки к шее.

«Я-я-я просто думаю, что ты прекрасна.»

«Прекрасна?»

«Д-д-д-да,» — снова запнулся я, когда её ногти впились в мое горло. — «С тех пор как ты перевелась в нашу школу. Я имею в виду, что люблю-люблю-люблю твои крылья, и хвост, и воздух. И ты умна, я вижу, что ты получаешь на всех тестах, также сдаешь домашнюю работу вовремя. Я—»

«Мои крылья? Хвост? О чем ты говоришь?» — Я почувствовал, как теплая кровь закапала на воротник моей рубашки.

«Д-д-да, мне нравятся твои крылья. Я люблю их фиолетовый цвет. Они, как у Лилит».

«Лилит? Откуда ты знаешь её? » — я почти не мог говорить, из-за её сжатых пальцев.

«Из видеоигры «Darkstalkers». Думаю, что у тебя более фиолетовый, как у Морриган. У Лилит в костюме по умолчанию — красные. Ты всегда казалась мне, больше похожей на Лилит, даже если у тебя длинные волосы. Она мой любимый персонаж», — Я понял, что болтаю об этом, чтобы заполучить воздуха.

«Ты видишь, мои крылья? Как? Только у меня одной?» — Ее глаза сузились, и превратились в глазные прорези фиолетового огня.

«Гм, у девушек ангелов и эриний также есть крылья, но я предпочитаю твои, розовато-фиолетовые, вместо их, перьевых. Т-т-то есть м-м-много красивых девушек в нашей школе, но я просто очень люблю тебя. Прости, я не хотел напугать. Думаешь, что я какой-то странный сталкер.»

Ее глаза продолжали сиять фиолетовым цветом, но я чувствовал слегка ослабленую хватку её ногтей на моем горле. Я вдохнул немного больше воздуха, и мое сердце забилось в нормальном темпе.

«Откуда знаешь о моих крыльях? Кто ты?»

«Не понимаю вопроса. Я, гм, мммм, Шерман «.

«Шерман? Ты сказал, что видел меня в школе. Ты тоже её посещаешь?» — задав вопрос, её глаза немного сузились.

«Да, я сижу позади тебя на физике. Мы и по лабораторной партнеры. Я несколько минут назад разговаривал с тобой в столовой. Помнишь?»

«Хм.» — Ее глаза дрейфовали сверху вниз по телу, прежде чем остановились на моем лице. — «Думаю, что я помню. Да, ты во время обеда спрашивал меня о лабораторной. Прости. Обычно у меня все хорошо с лицами и именами, но тебя не помню».

«Это нормально. Гм, я на самом деле понимаю».

Почувствовал, что рука отпустила мою шею, и я потянулся, чтобы коснуться крови, поступающей из крошечных отверстий, сделанных ею. Мои книги разбросанны по холодному полу котельни, и я увидел, что одна из моих манг лежит в луже темной воды. Должен был расстроиться, но я счастлив, что прямо сейчас жив.

«Ты видишь мои крылья», — сказала она, как утверждение, а не вопрос.

«Да, и хвост тоже».

«Не понимаю. Говоришь, что с ангелами также? »

«У них белые или с белым оперением крылья, и пылающие волосы. Ангелы, правильно? Их называют так в телешоу и в интернете.»

«И Эриний?»

«У них темно-серые или чернокрылое оперение. Есть и те, что с золотыми или коричневыми крыльями, но думаю, что они — фурии. Я никогда не спрашивал их, в чем разница».

«А я?», — Она скрестила руки, а губы образовали линию.

«Уххх, суккуб, да? Крылья, хвост, ты прекрасна». —  Мое сердце снова устроило гонки, как только я похвалил ее.

«Что еще ты видишь?» — Ее голос снова превратился в низкое рычание, и я подумал, что не понравилось, когда назвал её суккубом.

«Уххх, что имеешь в виду?»

«Видишь ли ты других бесов, демонов, всех остальных, непохожих на людей?»

«Да. По моим расчетам, людей похожих на меня есть один из десяти или около того. Остальные что-то другое. Если хочешь, пройдемся по списку. Есть вампиры и оборотни, а иногда и их смесь. Гоблины, несколько эльфов, гномы, ящеры, и— »

«Стоп», — с поднятой рукой сказала Шарлотта. — «Как долго нас видешь?»

«Ты о чем?»

«Никто не может видеть нас, понимаешь? Мы даже не можем увидеть истинную форму друг друга. То, что говоришь ты, невозможно». — Она, не скретив руки, сделала шаг ко мне.

«Я-я-я вижу так всегда. То есть это невозможно? »

«Условия войны на Земле. Все должны выглядеть, как люди. Это единственный способ, когда мы можем быть в этой области. Также не видем друг друга. Как долго ты видишь нас?» — Ее рука бросилась, и я почувствовал, что ее ногти болезненно врезались в руку. Безумно сильный захват, и я чуть не задохнулся частично от удивления и страха.

«Я не очень понимаю. Мне жаль, Шарлотта. Я просто помню, что всегда мог видеть, мммм, такого рода вещи «.

«Нет, это не имеет никакого смысла. Так как тебя зовут?» — Спросила она.

«Шерман».

«Шерман, Шерман, Шерман», — повторяла она. — «Как ты жил, когда мог видеть нас? Думаю, трудно поверить, что один из солдат Земли не нашел тебя и не убил».

«Убил меня?» — Я почувствовал страх, коснувшийся остальной части моего тела, как ледяной холод.

«Да, убил тебя». — Ее глаза, казалось, засветились еще ярче фиолетовым цветом — «Но я не заинтресована в твоем убийстве прямо сейчас. Мне больше интресно понять то, почему тебя не нашли, или почему ты еще не сошел с ума».

«А-а-а почему должен был?» — спросил я в то время, когда ее вторая когтистая рука схватила меня за другой бицепс.

«Потому, что ты стал свидетелем, идущих по улице живых мифов, легенд и историй. Видишь ангелов, бесов, демонов и монстров. Твой человеческий разум не должен был наблюдать эти вещи». — Шарлотта покачала головой, а её губы скривились в ухмылке.

Она не отпустила меня.

«Я не думаю, что это странно».

«Думаешь, что не видеть кого-то с крыльями и хвостом, это странно?» — она выпучила свои светящиеся глаза.

«Не знаю. После того, как ты об этом сказала, идея начала казаться странной. Я только и вижу по телевизору, что каждый там не человек. В мною читаемых комиксах — нелюди, и в аниме, что смотрю — тоже они. Никто никогда не говорил об этом, потому я только отчасти думал, что это нормально». — После сказанных мною слов, вспомнил последние восемнадцать лет жизни и попытался найти времена, когда я старался кому-нибудь сказать об этом.

Люди всегда думали, что я странный. Именно поэтому у меня не было друзей, а все свое время проводил обучаясь, играя в видеоигры, читая комиксы, или смотря телепередачи.

«Ты можешь видеть наши истинные формы через экран телевизора?»

«Да».

«Черт. Это полезно. Разве твои родители с тобой не говорили об этом?»

«Они игнорируют меня. Лишь дают деньги, и продукты питания. Не очень заинтересованы в разговоре со мной о школе или— »

«Чшшш» — Шарлотта, отпустив мою правую руку, прислонила палец к губам. Её прикосновение заставило меня откинуть голову на спину, или это, может быть это, из-за крови, покинувшей мой мозг и начавшей в спешке путешествовать куда-нибудь. «Ты это слышал?» — Прошептала она.

«Нет», — ахнул я.

«Здесь моя цель.» — Она близко наклонилась к моему лицу, и ее теплое дыхание защекотало мою щеку. Это ощущение заставило меня захотеть упасть в обморок, но новая волна террора держало мое в бодром состоянии.

«Твоя цель?» — Выдохнул я.

«Да, я перешла в эту школу, чтобы убить одного из генералов Люцифера, находящихся здесь. Возьми свои книги,» — скомандовала она, и мы оба наклонились, чтобы собрать все мои листочки и книги комиксов.

После того, как мы взяли их в руки, Шарлотта потянула меня к котлам. Я почти думал о том, что сопротивляться ей, но потом понял, что не хочу быть в открытой комнате, и потому предпочел скрыться вместе с красивой девушкой-демоном, находящейся на охоте. Особенно, если это означало то, что я буду с ней в непосредственной близости.

«Чего мы ждем? Разве Люцифер и суккубы не на одной стороне? Вы же оба пришли из ада?»

«Нет, Сэм. Дерьмо, ты действительно ничего не знаешь. Люцифер и есть дьявол. На самом деле ангел, но, ведущий чертей из Бездны. Сатана в Аду».

«Так ты работаешь на Сатану? А как насчет ангелов? А что со всеми остальными… Уххх, как их называть?»

«Ангелы докладывают Гавриилу. Остальные монстры или сверхъестественные существа. Ты действительно ничего не знаешь о войне? Это так тупо. Не могу поверить, что ты можешь видеть нас». — Она тянула меня всю дорогу за котлами, а единственный свет исходил от сияния ее фиолетовых глаз.

«Ухххх, нет. Вы все воюете друг с другом? »

«Тише, слишком громко, Скотт», — в срочном порядке прошептала она.

«Шерман» — вздохнул я. Наверно, я должен был быть оскорбленым, но мои родители часто называли меня неправильным именем, так что привык к этому.

«А?»

«Меня зовут Шерман. Ты звала меня Сэмом, а затем Скоттом».

«Ой, прости, но если хочешь жить, то сейчас же заткнись».

Я закрыл рот и слушал биение моего сердца, что врезался мне в ребра. К тому же из-за шума от моей паники, шипения и всхлипов котлов, а также сексуального дыхания Шарлотты, ничего не мог услышать.

«Черт, он идет сюда. Даже не уверена — он ли моя цель». — Красивая девушка слегка вздохнула и покачала головой. Или, я догадался, что она отрицательно покачала головой, только по её светящимся глазам.

«Так ты знала, что он придет сюда? Кто сказал, что он и есть цель? Это из-за твоего телефонного звонка? »

«Откуда ты знаешь о нем?» — Прошептала она.

«Я сидел с тобой в столовой, когда ты его получила», — вздохнул я. Это похоже на мой разговор с родителями.

«О, правильно. Вспомнила. Моя цель дьявол. Хоть он и большой, но является Барбазу.» — Я почувствовал тяжесть половины книг, что были у меня в руках.

«Что это значит?» — Громкие шаги отдавались эхом от каменных стен подвала, и я наклонился ближе, думая, что смогу более спокойно прошептать девушке в ухо. Она пахла, как обожженные цветы, а этот запах наполнял меня.

«Длинная борода, лысый, серая или красноватая кожа, с жиром. Большую часть времени ходит с большим животом».

«Так выглядит Мистер Робертс.» — Шаги слышались ближе, и не думаю, что я мог бы сказать что-нибудь еще так, чтобы не привлечь к нам внимания.

«Хм», — девушка слегка зашумела.

Затем в комнату вошел Мистер Робертс.

Он почти семь футов, с большой серой головой, крошечными рогами, завернутыми назад от его висков, и длинной витой бородой, находящейся снизу под его клыками у пасти. Ладони размером с дыню, а руки слоистые, с сотнями жилистых мышц. Где-то под его учительской формой дьявола, кожа изменялась с маслянисто-серого до засаленного, что позволило его ногам быть как у ящерицы.

Шарлотта права; Я должен был сейчас сойти с ума. Мой разум должен был разбиться, как яйцо, брошенное против кирпичной стены професиональным бейсбольным питчером. Я просто думал, что все это нормально, в то время как Мистер Робертс всегда страшно на меня смотрел. Я видел десятки «дьяволов» каждый день. И уже привык к этому.

Только теперь я знал об этой безумной войне. Хотел бы расспросить Шарлотту побольше об этом, но мистер Робертс был даже не в двадцати футах. Большой дьявол фыркнул, и я задался вопросом, может ли он услышать крик сердца из моей груди или учуять ужасный запах, льющийся с моего тела.

Он стоял в центре полуразрушенной котельной так как думал, что тут кто-то есть, но, в конце концов, он повернул свою тушу и пошел обратно в коридор. Я понял это, затаив дыхание, а после выдохнул длинный благодарный выдох.

Тогда большой дьявол перестал двигаться и слегка повернул голову.

Один из моих ботинков лежал на земле. Должно быть, слез, когда суккуб дернула меня в воздух. Дьяволоподобный учитель наклонился, и я слышал, как он громко внюхивался в мой кроссовок.

Я почувствовал шаг Шарлотты в сторону от меня.

Было хотел задохнуться, или схватить, или сделать что-нибудь, чтобы удержать ее вместе с собой. Не знаю, боялся ли я за нее или больше за себя, но герой не должен беспокоиться о своей собственной шкуре, поэтому решил, что, вероятно, беспокоюсь о любви моей жизни, что будет разбита дьяволом в два раза крупнее её.

Мои пальцы реактивно схватили её за руку, но наше потайное место было в полнейшой темноте, и они просто сжали воздух. Она скользнула между шипящими котлами так же тихо, как тень, а затем пробралась позади мистера Робертса с нежным развертыванием своих же крыльев.

Затем она набросилась на его плечи, когда он стоял и нюхал мой ботинок.

Это внезапная весна… движения настолько быстрые, чтобы я смог понять их. Ее совершенные ноги обернулись вокруг плеч большого дьявола, а правая рука качнулася как коса в передней части шеи. Из моего укрытия я не увидел, как когти погружались в горло Мистера Робертса, но он издал удивленный рев, как только атака завершилась. Казалось, галлон темной крови распылился по стенам комнаты, а рука Шарлотта склонилась назад, чтобы сделать еще один удар.

Я бы подумал, что нападение убило большого дьявола, но это, казалось, только разозлило его. Рука, размером с дыню, пыталась схватить девушку демона, которую я люблю, а его пальцы сомкнулись вокруг ее тонкой талии так, будто бы она кукла. Шарлотта, казалось, не видела реакции учителя, так как еще направила три косых удара в горло дьявола.

Мистер Робертс развернулся в комнате, и передняя часть его шеи была открыта, будто разрезана бензопилой. Галлоны крови, как пуддинга, выливались из пореза и дождем распылялись на котлах. Дьявол-учитель успел сдернуть Шарлотту с плеч, и швырнуть ее на стену с помощью проржавевшего металлического стола.

Крылатая девушка, завернутая в плотный шар, развернулася в воздухе, как колесо обозрения, и приземлилася на ноги в нескольких футах напротив разваливающегося кирпича под столом. Она оттолкнулась от стены, и как пловец потянулась своими когтями в сторону Мистера Робертса. Дьявол-учитель попытался ответить обратным ударом, но он был слишком медленным, и крылатая девушка сделала глубокий разрез через толстый живот монстра.

Он закричал, и рана, мгновенно открывшись, вывалила огромный мешотчатый кишечник, желудок, сумки и странные побитые органы. Мой учитель переместил свою левую руку на рану в попытке сохранить части внутри тела, но разрез был слишком широк, и половина из шевелящихся трубок провисла вокруг его гигантской руки.

Дьявол все еще боролся, хотя, и травмы, казалось, только еще больше разозлили его. Он вновь закричал и замахнулся правым кулаком на Шарлотту. Моя любовь слишком быстрая, хотя, она и нырнула под его удар, будто выполняя игривый танец. Суставы большого учителя врезались в кирпичную стену, как мяч, и я почувствовал, что котлы рядом со мной затряслись.

Я пропустил очередную серию быстрых движений Суккуба, но она вдруг вновь взгромоздилась на Мистера Робертса. Ее руки качнулись взад и вперед, как сумасшедший быстрый набор стеклоочистителей, а затем голова дьявола скатилась, а толстая шея, как  пожарный шланг стала разбрызгивать черноватую кровь.

Его обезглавленная основная часть тела рухнула через полсекунды после того, как Шарлотта спрыгнула с него, выполнив ни одного флипа, и приземлившись на ноги, как гимнастка. Шейка трупа Мистера Робертса все еще распрыскивала кровь, и я увидел темный поток крови, вроде волны океана, над моей напрочь испорченной обувью.

«Готово. Пойдем». — Шарлотта позвала меня, стоящего около котлов.

Я, сделав глоток воздуха, шагнул между трубами котлов. Тогда я перепрыгнул через растущие лужи дымящейся крови дьявола, чтобы выйти к началу коридора, где стояла крылатая девушка. На земле было немного крови, так что я стоял на одной ноге, ведь до сих пор у меня не вся обувь.

Я отвернулся от обезглавленнего трупа мистера Робертса. Кровь пахла свежей сточной водой, смешанной с медью, и я сделал все возможное, чтоб меня не вырвало, когда я стоял рядом с девушкой. Он был великим учителем, и я чувствовал на себе шквал противоречивых эмоций, кувыркающихся в моем желудке.

«Нам нужно покинуть школу». — сказала она, как только потащила меня вниз по коридору мимо запаха дьявольского трупа.

«Зачем?»

«Здесь был не только дьявол. Они все узнают, что он мертв. Если мы не уйдем отсюда через несколько секунд, они придут к нам», — объяснила Шарлотта.

«Но как они узнают, что он мертв?» — Я чуть не поморщился после того, как задал немой вопрос. Моя любовь практически полностью покрытая его темной кровью, пахла почти также плохо, как раздутое серое тело Мистера Робертса.

«Они почувствуют смерть в подвале. Мы двигались слишком быстро, хотя нам нужно просто выйти через двери школы, а затем вернуться в мой дом».

Она потянула меня к основанию лестницы, и я сжал её пальцы на моей руке, когда та взбегала по ступенькам. Девушка практически тащила меня, но я не сомневался, что был большим бременем, так как она недавно «спилила» голову монстра два раза. К счастью, это выглядело так, будто ее руки вернулись обратно в красивые, человеческие и меня не  беспокоили острые, как бритва, когти, разорвавшие на куски руку и то, как они прошли через тело моего дружелюбного учителя физики.

«Привет Шарлотта!» — Веселый голос поприветствовал нас, как только мы сделали последний шаг, и вышли на ярко освещенный коридор.

Шарлотта резко затормозила, и я врезался в спину. Это было очень похоже на столкновение со стеной, хотя и отскочил от нее, а она даже кажется, не заметила этого.

«Привет дамы», — моя любовь встретила их настороженным взглядом, когда я выглянул из-за ее пропитанной кровью блузки.

Трио из чернокрылых девчонок-эриний образовали полукруг вокруг нас.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий