Глава 2

Я упаковал свой обед. Каждый день мои родители дают мне по несколько долларов, чтобы покупал себе что-нибудь в кафе, но я узнал, что они не обращают особого внимания на то, что находится в холодильнике или шкафах, потому я начал тратить деньги на комиксы.

Я в обычное время прибыл в белую изысканную столовую и нашел свое обыкновенное место в самом дальнем углу, где сидели другие дети. Мое место находится ближе к двери, ведущей в одну из комнат учителей, и я подумал, там, вероятно, есть таблицы отбора, если не они уже не вблизи к школьной администрации.

Я сел, распаковал свое арахисовое масло с банановым бутербродом, а затем открыл мангу, за чтением которой в классе меня поймала Шарлота. В течение последних нескольких недель я пожирал этот серийник, и, вспомнив, что почти дошел до конца, почувствовал из сожаления некоторые покалывания. К счастью, меня дома ждет еще куча непрочитанных комиксов. Я только перелистнул несколько страниц в книге и пару раз укусил бутерброд, прежде чем прозвенел мой час.

Я оторвал глаза от моего комикса и стал ждать прихода в столовую красивой, крылатой девушки. Ее график всегда у меня в памяти, я установил сигнал тревоги на часы, и с нетерпением ожидал конкретного времени суток. В это время как раз-таки Шарлотта зашагала в столовую,  походкой, будто находиться в королевских владениях.

Я всегда считал, что различные виды детей сидят с себе подобными, но это на самом деле не так. Я часто видел, как вампиры тусовались с вервульфами или бесами и как они вместе с  эльфами смеялись. Все расы, кажутся, по крайней мере, дружелюбными, а единственное обособление шло меж двух полов. Если мальчик и девочка сидят вместе, то большинство думает, что они встречаются. Единственные, кто выделялись среди других — это ангелы, и моя любовь, идущая мимо священной группы пернато-крылатых улыбающихся девушек.

Я наблюдал за ней, за тремя девчонками-вампирами, сидящими с парой медуз, а затем, как она встала в очередь за едой. Плечи Шарлоты немного расслабились, как только она попала в очередь, и я догадался по её позе, как она себя чувствовала. Может быть, она беспокоится о нашем предстоящем тесте по истории? Этот всеобщий экзамен по Революции Большевиков и судьбе семи членов первого Советского Политбюро.

Мой разум отклонился от мыслей об этом так как, как я считал их связанными с тестом, но потом сосредоточился вновь, на ней, сидящей в одиночестве на своем обычном месте через зал от меня. Ибо не в первый раз, или тысячный, я, чтоб поболтать, поднимаю свой поднос и сажусь рядом с ней. Шарлотта так прекрасна, так великолепна, и так умна. Я не понимаю, почему у неё мало друзей. Конечно, она иногда сидит с некоторыми девочками-оборотнями, или, возможно, рептилоидными нагами, но здесь, в школе, нет другой суккубши.

Я было подумал, что моя любовь подружится с красивыми эриниями, обладающими угольно-черными крыльями и свирепой красотой. Или же, с белылокрылыми и со светящимися волосами девчонками-ангелами. Или даже с медузами, у которых гибкие, спортивные тела и кокетливые змеиные волосы. Но нет, казалось, что она, великолепная девушка нашей школы, не общается с другими прелестными девчонками.

Шарлотта действительно нуждается в друге.

Я еще раз укусил свой бутерброд и болезненно его проглотил. Сегодня, днем. Я соберу все свое мужество, возьму обед, пройдусь по столовой, а затем сяду рядом с ней. Мы партнеры по лабораторной, так что я должен начать разговор, сказав что-то умное, к примеру… черт, не могу придумать ничего умного. Протяжно выдохнув, я откинулся на спинку кресла. Может быть, я просто должен представить себе это, чтобы снова не повториться, как на разговоре о цели лабораторной?

«Тебе просто нужно сделать это. Будь сильным, как Синдзи», — прошептал я имя моего любимого аниме персонажа. Еще я подумал о Спайке Спагеле, гораздо более зрелом, чем Синдзи от Неон Генезис. Да, наверняка, буду больше походить на Спайка. Герой аниме «Ковбой Бибоб» не боялся говорить с красивыми девушками. Я положил книги на краешек рук, поднял трясущимися руками обеденный мешок, и сделал дрожащий шаг в сторону столовой. Я ожидал громкий гул, что прогремит в тишине и кого-то, кто укажет на меня, прежде чем засмеется над моей жалкой попыткой приблизиться к Шарлотте, но никто не обращал на меня никакого внимания, когда я сделал свой первый шаг.

Как обычно.

Какое же дерьмо . Что мне сказать? Каждый шаг приближал меня к девушке, и я почувствовал, как мое сердце спустилось вниз по спине. Определенно, не могу сказать ей о ночи, когда я ездил на велосипеде к ней домой, чтобы мельком, сквозь занавески её окна сверху, увидеть, как она в спальне сушит волосы полотенцем. Также не могу сказать ей о том, что просыпаюсь рано по утрам, чтобы видеть ее бег трусцой по парку. Действительно, совершенно, точно, не могу сказать ей о зимних каникулах, когда целых две недели провел, сидя в фуд-корте торгового центра, чтобы наблюдать за ее работой в «Хот Дог на Палочке». Шарлотта в этой глупой форме выглядела так очаровательно, что я почти захотел своим телефоном сфотографировать ее, но это было бы немного странно. Имею в виду, что я, точно, не преследую её или типо того. Просто думаю, что она прекрасна и люблю её, так же как и каждую часть себя.

Теперь я стоял через стол от нее.

Мои руки все еще дрожат, и я, поставив обед, скользнул на скамью, прежде чем позволил страху взять надо мной контроль. Бровь Шарлотты приподнялась, когда я сел. Она положила вилку рядом с недоеденным куском пиццы. Ела все с вилкой, и почти всегда получала пиццу из столовой, как на обед леди.

«Да?» — Спросила она.

«Я—» — мой голос прозвучал, слово писк, отчего мне надо прочистить горло. Изо всех сил стараюсь не дрожать. Тьфу, что я здесь делаю? Что должно сегодня произойти? Это, лабораторная партнеров? Я должен был остаться за своим столом. Ладони мокрые от пота, а мой голос спрятался в ботинках.

«Я. Здесь. Чтобы. Поговорить. О. Лабораторной » — Мои слова между речью и плачем вышли принудительным путем.

«Лабораторной?» — Она слегка склонила красивую голову. Действие привело её каштанные волосы движение. Они будто заливались шоколадом.

«По физике?» — Спросил я. — «Мы должны проверить излучение тепла—»

«О, правильно. Подождите, вы в моем классе?»

«Да, я твой партнер. Мы немного разговаривали после урока. Не помнишь?» — Мой голос был пискляв, но некоторую дрожь я смог унять.

«Помню, как он сказал, что я буду делать свою половину, но…» — она снова посмотрела на меня, и поджала совершенные, полные, красные губы, — «Я не помню разговора с вами».

«Это нормально. Здесь нет ничего такого».  — Я чувствовал, что мои плечи немного ослабли. Спайк гордился бы мной. Это самый длинный разговор с девушкой, исключая мою мать, который я вообще могу вспомнить. Но она так не считала, а также, похоже, не готова часто со мной общаться.

Девушка-суккуб смотрела на меня своими вращающимися фиолетовыми шариками, и я старался не допустить попадание моей души в них. Шарлотта чертовски красива. Я смотрел в ее глаза, потом на лицо, губы, а еще я мой взгляд упал вниз, к верхней, выпирающей части ее школьной блузки.

«Вы хотели поговорить насчет лабораторной?» — Спросила она, всего за долю секунды прежде, чем я уставился ее грудь, как завораженный.

«Да, Умммм. Думаю об использовании серебра и латуни в различных моторных маслах. А ты как думаешь?»

«Хорошо. Я выберу металлы». — Она посмотрела на свою пиццу и взяла вилку.

«О, круто. Умммм, а какие металлы ты выберешь? » — Я наблюдал за тем, как она отрезала кусок пиццы пластиковым ножом, а затем укусила его прелестным ротиком.

«Это же не имеет значения? До тех пор пока мы не проверим различия и не задокументируем их». — сказала, после того, как прожевала еду.

«Я думаю, нет. Умммм, ты готовилась к тесту по истории?»- спросил я, в то время, когда она снова нарезала пиццу.

«Тест по истории?»

«Да, после обеда у нас совместный тест по истории Европы?»

«Вы, в одном классе со мной?» — Спросила Шарлотта, и ее фиолетовые глаза сузились.

«Да, я… Э-э, на самом деле я буду сидеть с тобой. Так же, как и на физике «.

«Хм.» — Она съела еще кусочек пиццы и посмотрела на мой обеденный мешок. — «Вы собираетесь есть?»

«Да!» — с легким энтузиазмом сболтнул я.

Своими руками я вскрыл обеденный мешок и выхватил полу-съеденный бутерброд. Отломал от него небольшой кусочек, и начал жевать. Шарлотта уже разделалась с тремя четвертыми от всей пиццы и уже начала есть с тарелки неприятного вида горох. Она и вправду не смотрит на меня, когда кушает, но это все же прекрасно.

Я обедаю с девушкой.

ДОСТИЖЕНИЕ РАЗБЛОКИРОВАНО!

И это не просто какая-то девушка. Это девушка моей мечты. Та, о ком я думаю, почти что каждую секунду своей жизни. Та, с которой я хочу провести остаток своей жизни, выйти замуж, завести детей, и вместе состариться. Знаю, что мы все еще в средней школе, но этот обед лишь начало всего этого. До тех пор, пока ничего не испорчу, будучи странным, я знаю, что должен иметь мужество спросить её об этом.

По столу прошелся звон, а шатенка-суккуб полезла в рюкзак. В отличие от большинства детей в школе, у Шарлотты телефон старого стиля, вместо пришедших в моду смартфонов. Он розовый, покрытый наклейками с кошками, и даже с хвостом из бисера, выходящим из нижней части. Она открыла его, на секунду уставилась на экран, прежде чем закрыла его.

«Я должна идти», — сказала она, и, положив телефон обратно в сумку, встала со скамьи.

«О, хорошо», — ответил я.

Странно, что она получила телефонный звонок или текстовое сообщение, или даже внимательно не посмотрела на свой телефон. Она с ним обычно никогда ничего не делала. Ее красивое лицо, казалось, взволнованным, а лоб сморщенный, что добавило совершенных шевроно-образных складок на обожаемых мной бровях.

«Умммм, пока» — сказал я, когда она покинула стол. Я пытался не допустить, чтобы мое разочарование передалось через голос, но и не ожидал, что она так внезапно уйдет, или забудет попрощаться. Конечно, мы только начали вместе обедать, но я думал, что она, по крайней мере скажет: «До свидания» или типо того.

Может быть, звонок был дествительно важный?

Может быть, она в опасности? Или тому, кого она любит, грозит беда?

Рассматриваемый мной вопрос без ответа, но я не могу выкинуть его из моей головы, наблюдая за юбкой и хвостом красивой девушки, направившейся к выходу из столовой. Шарлотта никогда не покидала обеды и у нас еще есть пятнадцать минут до начала теста по истории. Я не хотел упустить её из виду.

Должен ли я последовать за ней?

Как бы поступили герои из моих манг?

Я уже пересек пустошь столовой, чтобы поговорить с прекрасной принцесой. Я уже сидел и разговарил с ней. И обедал с ней. Я могу пойти на поиски, чтобы гарантировать ее безопасность и убедиться, что она вернется до начала страшного теста по истории.

Мои книги переместились на знакомый уголок моей руки, и еще я наелся, что само по себе удивительно. Ноги быстро несли меня к выходу, и я бросил недоеденный обед в мусорное ведро. Но до сих пор чувствую себя слегка голодным, но герой может обходиться без еды, если он должен отправиться на поиски, и спасти прекрасную женщину. Я в порядке.

В коридоре у шкафчиков стоят несколько детей, в основном вампиры, думающие, что они слишком круты, чтобы есть в столовой, но я видел и пару сатиров, общающихся с карликами. Шарлотта находилась в дальнем конце коридора, и я видел, как она заворачивает за угол. Я сделал все возможное, чтобы нагнать её, и выглянул из-за угла, как только добежал.

Красивая девушка подошла к лестнице, ведущей вниз, в подвал школы. Это темное, жуткое место, которого опасаются все ученики. Есть различные веб-сайты, на которых упоминаются всякие жертвы, или даже оккультная сексуальная деятельность, осуществляемая там на протяжении часа после уроков. Я не хотел верить, что хоть одна из этих историй правдива, но, прочитав достаточно комиксов, и, насмотревшись телевизора, понял, что возможно все.

Шарлотта посмотрела через плечо, и я нырнул за угол коридора, чтобы она не увидела меня. Подождал несколько секунд, прежде чем выглянуть вновь. Я увидел кончик ее хвоста, плывущий вниз по лестнице, в темноту подвала.

Тьфу.

В моей груди конфликт, словно два сражающихся тигра. Для меня очевидно, что беда грозит любви всей моей жизни. Может быть. Она никогда не изменяла своей рутине, а я мог думать только о двух причинах, почему она должна идти в подвал. Либо встречается с кем-то для битвы с эпическим демоном, либо для деятельности, цели которой известны только ей. Мысль о том, что у неё есть любовник, заставляет на секунду перестать биться мое сердце, и чувствовать острую боль в слезах, скатывающихся с моих глаз.

Я осёл. Я выпускник старшей школы и в следущем году поступлю в колледж. Я взрослый, также как и Шарлотта. Если она встречается с тем, кого любит, то мне нужно отпустить ее. Конечно, я, наверное, буду плакать, как идиот, на протяжении остатка года, но это не то же самое, когда ожидаешь, что она позаботится о тебе. Я буду счастлив просто иметь возможность смотреть на нее.

Но, возможно, она в опасности? Может быть, это не тайная встреча между любовниками? Должен ли я осмелиться шагнуть темноту и посмотреть, не нужна ли ей моя помощь? Если я войду, то разрушу ли свой шанс на отношения или дружбу с ней?

Я, сделав глубокий вдох, и прижав свои жесткие книги к груди, отправился вниз по лестнице в темный подвал.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий