Глава третья. Разрушительный ураган


«Я у-умру… если так продолжится, то действительно помру». Первый урок подошел к концу, и как только Курумия покинула класс, Кёске плашмя упал на стол.

Опершись головой на одну руку и крестив ноги, Эйри издала беззаботный вздох. Кёске повернул голову и, прикладывая щеку к столу, пристально смотрел на ее профиль. «Эй, Эйри… Как тебе все время сходит с рук твое отношение? Даже перед этой демонической училкой».

«…Ничего особенного. Она просто не обращает внимания на меня, вот и все. В отличие от тебя с Ирокезом.» —  пренебрежительно сказала Эйри, глядя в сторону Кёске… и стола справа от него.

Стол был сломан пополам, и с него закапала свежая кровь…

…их одноклассника Ирокеза, сидящего там до начала урока. С утра он выбрал борьбу с Курумией, сказав: «ты сегодня такая крошечная и милая, впрочем, как и всегда! Гья-ха-ха!» Ей потребовалось всего пара секунд, чтобы снова вытереть им пол и благодаря провокации парня, настроение учителя ухудшилось в один момент. Поэтому другие ученики понесли ответственность за его выходку (в основном Кёске).

«Это не имеет смысла… Почему она приставала ко мне одному во время урока этики?» причитал Кёске. «Это было совершенно неразумно с ее стороны говорить такие вещи, как ‘Эй, Камия. Верни мне хорошее настроение. Рассмеши меня’. Это просто в голове не укладывается. Плюс, она вспылила и если бы я начал докучать ей… и этот урок этики вообще бред сивой кобылы.»

«…Ну, неважно. По крайней мере, ты заставил ее немного рассмеяться».

«Это же презрительный смех? Та атмосфера была настолько травмирующей, а я на самом деле имею в виду…», как только слова покинули его рот, он вспомнил леденящую атмосферу в классе ранее, от чего становился все более и более удрученным.

Ранее, Кёске сымитировал впечатление работника ресторана ‘Жрибургерс’ в отчаянной попытке поднять настроение Курумии.

«Здравствуйте, вас приветствует Камия Кеске, работник в Жрибургерс, куда вы и позвонили!  Ваш звонок очень важен для нас. Благодарим за то, что выбрали нас!»

Убейте меня сейчас же… В мертвой тишине после его выступления, только Майна была достаточно любезна, чтобы похихикать, «очень важен… хи-хи».

Единственная причина, по которой Кёске выжил в этом испытании, cостояла в том, что Майна смеялась.

Внезапно, Кёске вспомнил, что ему нужно кое-что отдать ей. Надо прояснить то непонимание ранее, так что лучше поторопиться и поговорить… да? Проверив, что носовой платок в кармане, Кёске поднялся со своего места, но заметил – Майны не было на своем месте.

Находя это странным, он огляделся и нашел, кого искал. Скрючившись своим маленьким тельцем, она пыталась, не привлекая к себе внимание, тихо выскользнуть из класса. И казалось, Кёске не единственный, кто заметил ее поведение.

«…Они выбрали ее целью, не так ли?» — пробормотала вполголоса Эйри. Кёске молча нахмурился. Три парня, облокотившиеся на стену класса — Синдзи, Усами, и Уноджи — вышли из класса по одному, после Майны.

Синдзи был лидером. «Некрофил-душитель», убивший двух девочек голыми руками, смеялся с прищуренными глазами и облизывался, как ядовитая змея, охотившаяся на свою добычу.

«Эх… это не хорошо», — пробормотал Кёске. — «Я отойду ненадолго». Прежде чем он договорил, мгновение поколебавшись, его тело начало двигаться по собственной воле.

Эйри, увидев, что Кёске встал, пнула его стул. «… Хмм? Вот это сюрприз. Собираешься спасти ее? Или присоединиться к веселью?»

«Не будь дурой”, — издевался Кёске. — «Конечно же, помогу ей. Как я могу игнорировать что-то подобное?»

«…Да? А не слишком ли ты хороший Кёске… для убийцы двенадцати человек.»

«З-заткнись… знаешь, я также могу быть добрым!»

Эйри указывала на Кёске ухоженным ногтем. — «Понимаю, что ты чувствуешь… если бы не ушел, я бы…» — Она говорила так тихо, будто разговаривала сама с собой.

Кёске поднял брови от удивления. «Если бы не пошел… что ты имеешь в виду, Эйри?»

«…Ничего», — кратко ответила она. «В любом случае, тебе не пора? Скоро потеряешь их из виду».

«Ах, святое дерьмо! Я ухожу, чтобы помочь…мирно, если это возможно».

«…Мирно? Ну что ж… постарайся, чтобы тебя не убили».

После проводов Эйри, Кёске спешно вышел из класса. Ее последние слова все еще звенели в голове. Он не имел ответа и боялся того вполне вероятного сценария.

× × × 

«Иииииииик!!» — Отчаянный вопль достиг ушей Кёске, пока он спешил вниз по лестнице. Майна?! Эти подонки слишком быстро сделали свой ход! После того как Кёске спустился на первый этаж, он прижался к стене, чтобы оценить ситуацию.

Майна полностью окружена в туалете для девочек. Ребята, что следовали за ней это Синдзи, странный горбатый паренек, и пацан с дредами в солнцезащитных очках… они втроем окружили её.

Кёске не обнаружил присутствия других людей. Большинство учеников все еще были в классах.

«Ч-чт-что вы хотите?!» — сказала Майна, с дрожью в теле. — «Пожалуйста, не подходите ко мне! Если вы приблизитесь, я сделаю это! Позвоню… в полицию! П-позвоню им!!»

Синдзи жестоко рассмеялся, когда припер Майну к стене. «Эй, эй. Не бойся! Мы не собираемся причинять тебе никакого вреда. Просто хотим немного поговорить. В любом случае, даже если ты позовешь их, ‘полиция’ не придет».

«Ч-что? Пожалуйста, не издевайтесь надо мной…»

Уноджи рассмеялся на ответ Майны, чьё опущенное лицо было красным от стыда. «Пш. Ты слишком много заикаешься! Кроме того, даже если бы ты не дрожала как осиновый лист, я все равно не хотел делать тебе ничего неприятного здесь… так что расслабься! Ха-ха-ха! … Не так ли, Синдзи?»

«Да, конечно. Мисс Майна, у нас нет никаких планов, чтобы делать с тобой такого рода вещи в ближайшее время. Знаешь, мы — мягкосердечные ребята. На самом деле не надо торопиться, а нужно узнать друг друга получше, разве ты так не думаешь?»

«Хи-хи…» — засмеялся Усами. — «… Полосатые, трусики в полоску…  белые и синие… хи-хи-хи…»

Смотря друг на друга, эти три ученика смеялись. Их вульгарные намерения ясны как день.

Горбун Усами, неуклюже опустившись на четвереньки, нагло смотрел под юбку Майны. С плотно закрытыми глазами она совсем не замечала этого.

Похоже школа выдает трусы не только с черными, но и с синими полосками, так?.. Подожди, кого это волнует?! Быстро помоги ей, Кёске Камия!

Он, глубоко вздохнув, сделал серьезное лицо. Сжав кулаки, укрепил свою решимость.

Затем сунул руки в карманы и вышел из-за угла, пытаясь выглядеть естественно.

«…Итак, Мисс Майна. Ты сегодня пообедаешь с нами …» — говорил Синдзи.

«Ха? О, Синдзи!» — громко прервал его Кёске, подняв руку в жестком приветствии.

«Какое совпадение! Что ты задумал, а?».

«Чего…?» — Лицо Синдзи, обернувшегося на слова Кёске, отвратительно. Один из налитых кровью глаз был широко открыт, а рот искажен. Но увидев Кёске, его убийственное выражение быстро превратилось в дружескую и обезоруживающую улыбку. «О-хо. Не мистер Камия ли это? Что привело тебя сюда?»

«Ах, ну… ничего особенного! Туалет на втором этаже переполнен, так что… знаешь… ха-ха-ха-ха…» — Кёске содрогаясь от резкой метаморфозы Синдзи, заставил себя рассмеяться. Секунда форы есть, он действительно смотрел так, как будто собирался прикончить. Холодный пот скатился по его спине.

«Ох, понятно. Кроме обеденного перерыва, тут на первом этаже пусто».

«…Я также подумал. И все же, что вы тут делаете?» — Кёске спросил, пытаясь унять дрож.

Помимо парня, он мог увидеть Майну, дрожащую, в слезах, но сознательно делал вид, что игнорирует её.

Причмокивая, Уноджи сказал: «Тц… какое тебе дело? Думаешь, можешь действовать дерзко лишь потому, что завалил двенадцать человек?! Слушай сюда говнюк, разворачивайся и проваливай».

Казалось, Дредлок направил свое зловонное дыхание на Кёске. Он сдвинул свои солнцезащитные очки вниз и впивался взглядом в парня. У него такое же зловоние, как у Ирокеза.

Синдзи жестом успокоил Уноджи, тем не менее, продолжавшего выглядеть так, будто он собирался в любой момент наброситься на Кёске.

«Мои извинения, мистер Камия. Это потому, что все мы — лишь скромные убийцы… мы не могли не завидовать тому, кто со счётом в двенадцать убийств людей так популярен среди парней и девушек. Хе-хе».

«О-ох… даже так? Это моя вина, не хотел тебя расстраивать» . Дай мне перерыв, я не желал вызывать такую ревность. Кёске хотел сменить тему, но ничего не приходило в голову, так что вместо этого он просто выдавил из себя улыбку.

«Хи-хи… маленькая, круглая, очаровательная попка, белые бедра… хи-хи…» только Усами продолжал полностью игнорировать существование Кёске, сосредоточив свое внимание исключительно на изучении с разных углов пространства под юбкой Майны. В некоторых отношениях, даже был самым пугающим. Он действительно потерял это (его).

«Ах!» — Именно тогда, Майна, склонившая голову, в видимом ужасе широко открыла глаза.

Дрожа от страха и тревоги, уставившись в пространство, она увидела Кёске. В этот миг глаза цвета льна широко распахнулись.

Пытаясь успокоить испуганную девушку, Кёске заговорил самым веселым голосом, которым только мог: «Боже, Майна! Это второй раз, когда мы встречаемся, не так ли? Кстати, у меня твой платок, с того последнего раза когда я видел тебя и…»

«Ээээээээээээ!! К-ккк…ке… Кеооошкеее Камия?! Н…да?! Ээээээээээээ!!»

«…Эээ, да. Это то, что я думал».

Майна врезалась в стену, когда пыталась уклониться. Указывая трясущимся пальцем на Кёске, ее лицо было наполнено страхом и шоком, а слова, такие же непонятными, как и в прошлый раз.

«П-п-п-п-почему ты здесь…ой?! Я поняла! Они выполняют твои приказы, да?! Это ваши миньоны, так ведь!? Почему такие вещи…» — спотыкаясь о каждое слово, было почти невозможно разобрать ни единого слова, что она говорила.

«Миньоны?! Кто это тут чья шестерка, аааа?!» — закричал Уноджи.

Теперь она еще больше испугалась, и казалось, сейчас упадет в обморок. Девчонка держала голову обеими руками и стояла, всхлипывая. Кёске снова попытался ее успокоить: «Успокойся, Майна! Они мне не друзья, это просто совпадение…»

«Аааааааааааааааааааааааа!!» — вскрикнув, и скрестив руки, Майна побежала. Умело используя свой маленький рост, она проскользнула мимо Кёске и попыталась бежать так быстро, как только могла.

«Эй, а ну стой!!»

Сказав это, Уноджи быстро, схватив руку Майны, остановил ее.

«Вооооооааааааа?!»

Майна, запнулась об свои же ноги и с большой силой резко рухнула плашмя на пол. Затем…

«Что?! Увааааааааахххх!!» — Майна, используя силу падения, и Уноджи, схватившего её за запястье, перекинула его через голову.

Будучи отправленным в полет тело пролетело по воздуху почти до потолка, и приземлилось вниз головой в коридоре на расстоянии пяти метров. «Вхааа….?!» Крак. Его голова издала зловещий звук при ударе.

«…Чего?..»

Что сейчас произошло?

Кёске, конечно, опешил, так же как Синдзи с Усами.

Наверное, просто совпадение? Или она сделала это специально?.. Не понимаю.

Обладая достаточной силой, чтобы отправить человека в полет… нет, отпустить в тот момент, чтобы выкинуть его, то ли по стечению обстоятельств или намеренно, было бы абсурдно.

«…Ух».

Майна, лежащая ничком на полу, подняла глаза и посмотрела на Уноджи, упавшего лицом вверх. «…Ах… ах… ах. Ааааа…», — глядя на безмолвного и неподвижного парня, ее начало трясти.

«Аааааааааааааааа!! Снова… вновь убила!! Т…ты впппорядке?! Вааааах!» Очевидно, в своем безысходном положении Майне удалось добежать и споткнуться там, где лежал Уноджи.

Дредлок пришел в себя со стоном – видимо, все еще жив. Когда он начал брать себя в руки, заметил приближающуюся Майну, и на мгновение их глаза встретились.

Её лицо вдруг просветлело: «Да?! О-отлично! Ты жи… Воооаааааа!» В этот момент ноги снова подкосились, и она резко упала лицом вниз. Пока падала, ее локоть, который случайно торчал, приземлившись прямо на живот Уноджи, случайно сделал великолепный удар локтем в живот, хорошо известным в борьбе.

Несмотря на небольшой размер, казалось, разбег предоставил Майне много силы.

Пена полилась изо рта, а глаза закатились, Уноджи теперь был совершенно уже не в состоянии двигаться.

Нет, подождите. Это должно быть сделано умышленно. Кёске не мог не думать так, но если это так, то Майна стала вести себя очень странно. Она сразу встала и, смотря очень встревожено, забегала кругами вокруг Уноджи.

«Аааааааааа!! Ч-ч-ч-ч-что… делать?!Я cделала это снова, вновь убила… Ваааааах! Ууумм, ум…

«Воооаааааааах!!»

«Ха?!»

Она снова упала. Продолжая то, что начал локоть, колено Майны влетело в промежность Уноджи. Придя обратно в сознание, парень закорчился от боли.

«Ииииииииииик! Успокойся…я сказала, успокойся! Кап и кап, словно потея… нееееет! Нет, нет, такими темпами, опять…»

Взволнованная Майна все больше и больше паниковала перед Уноджи, находящемся почти в обмороке от агонии.

«Воах!!» «Гуух!!» «Воах!!» «Гуух!!» «Вау!!» «Ууаааа!!»

Упала и ударила его локтем. Споткнулась и пнула коленом. Рухнула и сделала идеальный крестообразный удар… выполнила ряд жестоких нападений, и все это без какого-либо очевидного злого умысла.

Лицо Майны было в слезах, а встав, подскальзываясь падала вниз снова и снова. У нее вид беспокойства, растерянности и страха… выражение абсолютной паники.

«Хи-хи… это не хорошо, неуклюжая девушка… наказать, наказать… хе — хе-хе…» — Усами был единственным, кто двигался, в то время пока Кёске и Синдзи стояли, парализованные.

Майна встала после ее восьмого падения, а Усами приближался, почти ползя по земле.

Беспокойно изгибая пальцы рук, он в мгновение ока подошел к ней.

Заметив Усами, подходящего ближе, Майна вскрикнула:«Эээ?! Что-то приближается сююююда!!» — Она взволновано продолжала заикаться. — «Ах, хм… ну… эээ… уумммм…»

«Х-хи-хи… сними трусики, затем одежду, а потом и кожу… хи-хи-хи …»

«Я… сожалею что родилась!»

«Чт?!»

Удар! Головава Майны быстро опустились вниз, и врезалась в лицо Усами. Прыснула кровь из носа и парень рухнул с грохотом. Появились летающие белые фрагменты, вероятно, его передние зубы.

С другой стороны Майна, казалось, совершенно невредимой и бегала вокруг в панике. Она невероятная тупица. И затем, конечно, поскольку металась вокруг…

«Воооаааа!!»

«Гуух!!»

К счастью Усами пал жертвой ее неуклюжести.

«Воах!!» «Гуух!!» «Воах!!» «Гуух!!» «Воах!!» «Гууух!!»

По звукам поочередных криков Майны и Усами, Синдзи задал вопрос. «Эй, мистер Камия… какого черта происходит?»

«Что… думаешь , у меня есть какие-нибудь идеи?!»

Пока Кёске и Синдзи смотрели со страхом и ужасом, Майна неуверенно поднялась на ноги. Вероятно, это произошло, когда она ударила Усами в нос: вся верхняя часть одежды Майны, от щек до груди, была пропитана липкой красной кровью. Из ее широко открытых глаз капали слезы.

«ААА… я снова убила, …ваа… хии. Что мне делать, Чтомне делать, Что мне делать, Что мне делааать… Уххх, иии… ААА… а…»

В этот момент, ее блуждающий взгляд, наконец заметил Кёске и Синдзи, а заплаканные глаза, напоминали брошенного щенка. Как утопающий хватается за соломинку, Майна вытянула руку в сторону этих двух.

«ААА!! Н-не подходи ко мне! Вааааааааааааааааххххх!!»

Синдзи развернулся и побежал. Порочный убийца, задушивший двух девушек, сбежал не задумываясь.

« ААА.» — Майна вдруг перестала двигаться. Ее тело даже трясти перестало. Дрожали, только глаза, переполненные слезами и открытые как можно шире.

«М-Майна?..»

«…На этот раз, хорошо, что у них сложилось ложное впечатление обо мне».

Кёске уже собирался заговорить, когда Майна начала бормотать слабым голосом. Слезы упали на ее щечки, искаженные самоуничижительный смехом: «Все вокруг меня — убийцы или хуже, я боялась их, избегала, ненавидела… дура. Так себя чувствовала, хотя сама опытная убийца. Хотя я очень добрый человек, но та, которую стоит опасаться, избегать, ненавидеть… действительно идиотка. Неважно сколько времени пройдет, это то, кем буду всегда…»

«Э-эй.. .ты в порядке? Прежде всего, успокойся хоро….»

«Не подходи ко мнеееее!!» — Майна закричала, как только Кёске начал подходить к ней. Закрывая глаза и держась за голову, она казалась слабой, и собирающейся рухнуть.

«Пожалуйста, не подходи ко мне… я не желаю навредить кому-то еще… не хочу никого терять. Уже более чем достаточно людей погибло из-за моей неуклюжести… простите… мне так жаль, что я родилась…» — рыдая, говорила она.

Не в состоянии подобрать правильные слова, Кёске стоял и ничего не говорил. Звонок об окончании перерыва разнесся по коридору, где рыдала только Майна.

× × × 

«… Эй, вы ублюдки. Готовы к путешествию в ад?»

Прошло несколько томительных минут. Тогда по коридору эхом раздался голос, который Кёске не хотел слышать, он задумался над тем, должен ли что-то сказать непрерывно плачущей Майне. Она закрыла лицо обеими руками, а ее тело содрогнулось.

«…Пять. Знаешь, что это число означает? Количество раз за последние два дня, в которых я действительно кого-то отдисциплинировала. Так вот, это в основном из-за раздражающего меня Ирокеза, но… клянусь, ты весь из себя такой важный, и доставляешь мне еще больше проблем! Как далеко заставишь меня зайти, прежде чем удовлетворишься? А?!»

«Нет мисс, всё не так!» — в спешке ответил Кёске. — «Это…» и когда он собирался оглянуться на сцену позади него, что-то ярко-красное задело его щеку.

Независимо от случившегося, идущая к нему Курумия одной рукой что-то швырнула… пролетев параболой мимо Майны и Уноджи с Усами,  что-то приземлилось с глухим стуком.

Это был молодой человек, покрытый кровью с ног до головы.

Это Синдзи , «переформатированный» и почти неузнаваемый.

«…Чт? Ах… Иииииииииииик!!!»

Мельком увидать потрепанный вид Синдзи достаточно, чтобы заставить Майну на полной скорости отступить. Несясь сломя голову, она  в одно мгновение проскользнула мимо Кёске.

«Эй, подожди минутку. Куда это ты собралась? Не позволю тебе уйти!» — кричала ей вслед Курумия.

«Иии!! П-пррррошшшшу прррррошшшшенииииия!!» Когда Майна попыталась проскользнуть мимо своего злого учителя, Курумия схватила её за шкирку и подняла вверх. При этом в другой руке она сжимала пропитанную кровью, железную трубу.

«Иии!! Простите меня! И-извините…. Ваааахххх!!» В полной панике, Майна, борясь за свою жизнь, лупила ее изящные руки и ноги.

«… Молчать!» — взревела Курумия, а кровожадное выражение окрасило ее лицо. — «Ты хочешь, чтобы я тебя ХХХ в ХХХ?» Она приготовила железную трубу, и Майна мгновенно притихла, свисая как мертвая рыба, с пустым взглядом в глазах.

Выпалить что-то вроде “ХХХ” и “ХХХ”, голосом Лолиты… Мисс Курумия действительно нечто!

«…Хм. Игараши, услышу от тебя подробный отчет в дисциплинарной комнате. Похоже, что ты единственная, кто вызвала этот беспорядок, ведь так? Хотя я и выбила в общих чертах основные моменты этой ситуации из придурка Саотомэ, пойманного там, в коридоре. Да, кстати…»

Курумия посмотрела на Кёске.

«Почему ты здесь, Камия? Лидер? …Тц, типичный. Ну, это просто отлично. Пойдешь с нами в дисциплинарную комнату. Кажется, вообще недооцениваешь меня, потому… я воспользуюсь этой возможностью, чтобы действительно отдисциплинировать тебя во все твои самые сокровенные места. В этот раз, от меня не сбежишь!»

«… Ах».

Кёске, стиснув зубы, сдержал возражения, остановив их на кончике своего языка. Раз она говорит, что я — главарь; тогда, должен быть и заводилой. В конце концов, в результате всей этой путаницы его вмешательство еще больше расстроит Майну. Если он должен быть наказан за это, то ничего не поделаешь. Прежде чем ответить он взял минуту времени, чтобы укрепить свою решимость:

«… Понимаю. Просто это мой первый раз, так что… пожалуйста, будьте нежной».

«Несомненно. Оставь это мне. Я использую все средства, чтобы довести тебя до оргазма.»

«Чт?..»

Не было смысла спорить, поэтому Кёске решил не заморачиваться. Потянув Майну одной рукой, Курумия подошла к нему. Она отшвырнула в сторону железную трубу и прежде чем свободной рукой схватила парня за волосы…

«Поввалуйста подождите, Мисс Курумия!» — Майна набралась смелости и закричала в знак протеста. Курумия молчала, пока она лепетала свою бессвязную и инфантильную речь: «Кё-Кёске не имеет ничего общего с этим! Он случайно проходил мимо… когда я попала в беду, он…  короче, Кёске не имеет ничего общего с этим!»

«…Майна?»

Кёске смотрел на её лицо. Девушку, которую тащили за загривок шеи, сделала все возможное, чтобы вступиться за него, встретив достойными глазами презрительный и пристальный взгляд Курумии.

«… Ясненько. Другими словами, это все твоя вина! В таком случае, за причинение проблем Камии, я должна сделать твое наказание еще более суровым … Никаких возражений, да, Игараши?»

«Хм… у меня н-нет возражений! Я… готова!»

«Ох, это так? … Хм. Хорошо, в таком случае, буду груба с тобой, как ты и хотела».

«Но…Э-эй!! Подожди секунду, Майна…» — Кёске было начал кричать, но перестал, увидев её решительный взгляд.

Взгляд, впившийся прямо в него, с плотно поджатыми губами. «Я сказала, чтобы ты заткнулся» — вот что говорили её глаза.

«Я полностью готова… потому что это все моя вина». — Вытирая слезы и оставшуюся кровь со своих щек, Майна слабо улыбнулась. Самоунижение и смирение показалось на хиленьком лице.

В отличие от своих ясных глаз, ее выражение лица изменилось быстрее, прежде чем Кёске смог открыть рот.

«…Это просто замечательно. Тогда, почему бы тебе не показать мне свою решимость?» — ответила Курумия.  — «Мы не будем торопиться и сделаем все правильно, хмм?.. Хе-хе-хе. Ну, тогда Камия. Возвращайся в класс. Это читальный зал».

«Читальный зал? Спрашивается, что же я должен сделать в читальном зале?..»

«Ничего! Если будешь вызывать еще больше проблем, то порешу всех вас. Мой уровень стресса уже на пределе… но на данный момент, я выпущу пар на ней. Иди сюда и с легким паром!»

«С легким?! На м-м-мне?! Н… неееееееет!!»

Повернувшись на каблуках, Курумия исчезла в школьном здании, волоча за собой Майну.

Прежде, чем он заметил, бригада медиков прибыла на место, и начали поднимать на носилки лежащих в коридоре раненых парней, со словами «раз, два взяли»,  унесли их и оставили Кеске в полнейшем ступоре.

Он молча сжимал носовой платок, который так и не успел вернуть.

× × × 

«…Майна».

В обеденное время, Кёске решил поговорить с Майной, вернувшейся минуту назад.

Сидя на своем стуле, она тупо уставилась в пространство…

«___»

… никакой реакции. Девушка была полностью опустошенной.

Одетая в школьный свитер, Майна, несмотря на бинты и марли, приклеенные к ее щечкам, казалось, не понесла каких-либо серьезных телесных повреждений. Похоже, что травмы были внутренними.

«Сожалею, что родилась. Я одержима своей тайной силой. Никогда не смогу стать чьей-нибудь невестой. Хватит уже! Я не Майна, а дырявая тряпочка!» — Вновь и вновь продолжала она что-то безумно бормотать с пустым взглядом.

…Интересно, что случилось с ней в дисциплинарной комнате? Взволнованный Кёске решил попробовать другой подход. Положив руку на её плечо, он снова заговорил, но уже в стиле разъяренной Курумии. «Эй, ты! Я собираюсь отдисциплинировать тебя!!»

Подскочив Майна начала: «Эээ?! П-про-простите! Кроме того, уже говорила вам, я…» Через мгновение она опомнилась. Ее глаза встретились с Кёске, и как только девушка поняла, что он Курумия, все тело Майны немного расслабилось. Однако лицо тут же напряглось, и она смахнула его руку.

«Сказала же тебе не приближаться ко мне! И пожалуйста, не трогай меня… ты же знаешь, что я причиню тебе боль! Может быть… даже убью тебя! Поэтому, пожалуйста, не приближайся ко мне. Не подходи! Как и все остальные…»

Остальная часть класса окружила их на приличном расстоянии, хитро наблюдая за дрожащей Майной, обхватившей себя руками.

Ни один человек не пытался приблизиться к ней.

Работая над сдерживанием себя под контролем, ее разрушительная неуклюжесть была как бомба с непредсказуемым механизмом. Это то, чего, если возможно, хотелось бы избежать. Даже Кёске пришлось согласиться, но все же…

«Послушай, это… ведь из-за того, что ты упала?» Пытаясь выглядеть обеспокоенным, он держал розовый платок в протянутой руке.

В удивлении, её глаза широко раскрылись. Она робко взяла платочек обеими руками и, после тщательного осмотра, вопросительно посмотрела на Кёске.

Глядя на Майну, склонившую в замешательстве голову набок, Кёске рассмеялся: «Ну, тогда, спасибо за то, что произошло ранее! Защитив меня от Курумии, ты спасла мою задницу!»

«Да?! Ну… с самого начала это была моя вина, так что… я не з-защищала тебя…» , — щеки, напротив которых она держала платок, слегка порозовели, и стали такого же розового цвета, как у ткани.

Кёске решил поднять насущные проблемы, глядя на очаровательный вид Майны. «Однако раз ты так считаешь, то это нормально, но дело в том, что я был спасен благодаря тебе. Потому, ну… чтобы отблагодарить, позволь мне угостить тебя обедом. Сейчас обеденное время, так что как насчет этого?»

Он сказал “обед”, но в действительности это лишь система обмена талонов на питание. Во всяком случае, это обычное средство добывания пищи.

«Да? Обедом…? Н-но, я… гм, хорошо…»

«Хорошо, ты не должна беспокоиться о своей неуклюжести. Хоть и не выгляжу так, но я -порочный убийца, находящийся на вершине этого класса. Меня не так-то легко убить. Или ты находишь это неприятным, есть еду с убийцей, таким как я?»

В ответ, Майна выдавила только: «… хм».

Прямо сейчас она чувствовала меньше отвращения к ученикам вокруг нее и к мысли, что она сама “убийца”, как и Кёске,  и повернул это в свою пользу. Хотя он понимал, что не честно просить её о таких вещах, зная, она не могла отрицать это.

Дело в том, что своими вопросами он загнал Майну в угол, которая будучи в панике, вопила, как будто была в беде.

С ней, наверное, все в порядке. Майна уже делала это однажды, и ранее действовала точно так же. Когда она сказала: «не приближайся ко мне», девушка казалась очень одинокой, печальной… а истина очевидной: будь у неё выбор, она предпочла бы быть с людьми.

Конечно же, будет. Естественно, она была напугана, будучи брошенной в таком месте. Любому стало бы страшно. Кроме случайного убийства людей ее неуклюжестью, она совершенно нормальная девушка!

«Скажи, Майна. Почему бы тебе сегодня не поужинать с нами? Ты же не ела вчера? Я не могу позволить, чтобы так продолжалось каждый день».

«Чт-?! Почему ты?..»

«Почему? … Это пугает тебя? Все вокруг — убийцы. Никогда не знаешь, когда такая девушка как ты может быть атакована. Но со мной, самым большим убийцей в классе, на твоей стороне, те парни дважды подумают, прежде чем попробуют приблизиться к тебе, ведь так? Безусловно, ты сможешь лучше расслабиться?»

Взгляд Майны удрейфовал в сторону ухмыляющегося Кёске. «Н-но… гм… а если ты нападешь на меня, то я…»

«Не беспокойся об этом». Неожиданно вмешалась Эйри и, глядя со своего места, продолжила «потому что, если он попробует что-нибудь предпринять, я для тебя разрежу его на ленточки».

«Где ты, как ты?! Глянула же туда прямо сейчас? Ты, наверняка, смотрела!!»

«…Заткнись. Если будешь вести себя так раздражающе, я прослежу за тем, чтобы нарезка была под углом, и очень тонкой, как корень лопуха».

«Это не тонко! Тем не менее, нарезка…» —  вообразив это, он только что не сжался!!»

«.. .Уверена, что ты сделал это. Хотя думаю, в твоем случае, трудно сказать».

«Что имеешь в виду под ‘в твоем случае’?! Ты никогда не видела его, так какого черта знаешь об этом? Я засужу тебя за клевету, сука!»

«…Вот так вот сразу? Если сделаешь это, я заявлю о сексуальном домогательстве. Он заставил меня смотреть на вещи, которые хочу развидеть… вот что я скажу. Они перережут твой маленький гриб и выбросят».

«Они не сделают такой веещиии!! Черт возьми, он становится все меньше и меньше благодаря тебе!»

«…Скажи, Майна», — Оставив разгневанного и кричащего Кёске, Эйри перевела взгляд в её сторону. Она смотрела полуоткрытыми глазами, обычным неприятным кровожадным выражением.

Конечно, Майна испустила «иии!!» и начала всерьез дрожать.

«Что это за реакция?.. То же самое произошло вчера в обеденное время, ведь так? Я не понимаю, что ты имеешь в виду». — Дуясь, Эйри закусила губу.

Если подумать, Она уже приглашала Майну вчера на обед? Вероятно, думала, что поскольку они обе девушки и так как их места находятся рядом друг с другом, она должна приложить некоторые усилия, чтобы быть коммуникабельной.

Эйри смотрела с отвращением на очевидный страх Майны. «… Ну? Идешь или нет? Так что?»

«Чт-?.. уммм… Я…»

«Эй, Майна… у тебя есть чувство вины по поводу  преступления? Если так, то почему бы не посчитать это частью твоего наказания пойти с нами.» — Голос Эйри как обычно был гладким и отдаленным.

Ее решительные слова, возымев эффект, нанесли решающий удар. «Наказание… э-это правильно. Хорошо… раз ты так говоришь, я пойду с тобой». Майна утвердительно кивнула, хотя все еще, казалось, немного запутанной. «…Да, понимаю.»

Видя это, Эйри немного расслабилась. Ее красные глаза, казалось, даже были немного счастливы. Но когда она поняла, что Кёске смотрел на нее, тут же вернулась к своему обычному кислому виду. «Хм… ну, давайте идти тогда. Люди нас ждут». Она в раздражении отвернулась, быстро поднявшись со своего места.

× × × 

Кафетерий, что в 2 раза больше классов, кипел жизнью. Имелись здесь похожие на гангстеров старшеклассники с татуировками на руках и также честно выглядящая молодёжь в очках с черной оправой. Еще была девушка с ярко крашенными прядями волос, и другая, которая так же широка, как и высока, носила стрижку Боба, выглядя, как Боб Сапп – «Чт?!» Он сразу спрятался, опасаясь за свою жизнь.

«Эй, какого лешего ты делаешь? Что вселилось в тебя?» — закричала Эйри.

«Хм? Ох, извини… есть кое-кто с кем бы я предпочел не встречаться лицом к лицу!».

«…В самом деле? Ты уже успел нажить себе врагов сразу после поступления?», — отметила она. — «Трудно быть известным парнем, стоящим на верхушке класса, да?»

В то время пока Кёске прятался за Эйри, Боб не спеша покинула кафетерий. Когда опасность миновала, он взял себя в руки и осмотрелся.

«Хорошо, очень хорошо… не похоже, что она здесь… Эй, эй, хватит меня бить!»

Они с легкостью нашли человека, которого искали. Держа свои подносы, направились прямо к ней. Околачиваясь около четырех человек стоящих рядом с окном была девушка в черном противогазе. Даже среди толпы безумцев и убийц, она все-таки сумела выделиться.

«Эй, Ренко!» — начал Кеске. «Извини, мы опоздали».

«….»

Но не получил никакого ответа.

Устремив свой взор на неподвижный профиль Ренко, Кёске в замешательстве склонил голову. Если бы он напряг слух, то смог услышать от противогаза… нет, от черных наушников по бокам от него… какой-то шум кшкшккш.

Возможно, она слушала музыку или что-то другое. Он положил руку ей на плечо, для привлечения ее внимания.

«Хм? Ах, не Кёске ли это», — ответила она. «Прости, прости. Я не расслышала из-за музыки».

Как только заметила его, выключила её, и шум кшкшккш угас.

«Нет, это прекрасно, но… кстати, а какую ты слушаешь?»

«Какую музыку я слушаю?» ответила Ренко. «В основном это хардкор. GMK48 и все такое. Это сорок восемь человек, группа, участники которой носят противогазы. Они очень громко звучат».

«Должно быть…это группа такая, да? Какие инструменты они используют?»

«Гитара, бас, ударные и сэмплер[1]. И у них один вокалист».

«Один?! Только один вокалист, среди множества участников?! Он должен быть наверняка заглушен всем этим шумом!»

«Ккссшш… не недооценивай меня, Кёске. Конечно, у меня не такой слабый голос, чтобы он был заглушен музыкальным представлением, в крайнем случае, всего то сорок семь человек? Как грубо, на самом деле!»

“Ох, как это?.. Извини… подожди, что? Секунду. Это прозвучало так как будто ты была вокалистом в этой группе, но?.. Эй!»

сшксшксшксшксш

«Не начинай снова слушать! Давай выключай».

«Не могу!» — покачала головой Ренко. — «Если я не буду постоянно слушать музыку, то не смогу успокоиться. Пока болтаю, ем, во время занятий…это как ‘нет музыки, нет жизни’. Ккссшш»

«Да. Ну, тогда не могла бы потише? Какую музыку ты…»

«… А случайно не ‘нет противогаза, нет жизни’?» — Вмешалась Эйри, говоря небрежно и холодно вместо сдвинувшего брови Кёске.

Получив такой резкий, режущий удар, Ренко повысила голос. «…О, Эйри! Это напомнило мне, что ты сегодня тоже здесь! Вау, это было так давно, когда я ела с кем-то, а сейчас действительно в приподнятом настроении! Ох… кстати, можно спросить — кто эта девочка?» — Указывая в сторону Кёске, Ренко в любопытстве кивнула противогазом.

«Ииик?!» — Майна вскрикнула и вцепилась в руку Кёске. Две руки крепко держат его, было мягкое, нежное чувство от них, но несмотря на свой небольшой размер, также казались довольно твердыми.

Сжимая его крепче, зубы Майна громко галдели. — «Ее ллллицо у него механический взгляд! Она робот?!»

«Правильно. Ты узнала меня. Это именно тот случай. Я-робот. Изначально была красивой молодой девушкой, но мое тело использовали в качестве игрушки для злого тайного общества, которое сделало это и это, и в конце концов, дьявольски реконструирована и превращена в машину резни, трагическую героиню! Я тоже могу стрелять лучем заряженных частиц из моей груди».

Черта с два! Кто поверит в такую историю?

«Чтоооооо?! Правда?! Это — изумительно…»

Она поверила, как будто это было совершенно нормальным.

Посматривая на Ренко с завистью, Майна продолжала: «Твоя маска, конечно, кажется, что заполнена всеми видами особенностей, не так ли? Как генераторы энергии и прочее. Она такая большая…и пусть голову было сложно превратить в машину, но остальное твое тело выглядит таким нежным…ха?»

Она моргнула от неожиданности и удивления, будто смотрела на что-то чудесное.

«Господи, это не лицо, это противогаз…,» — разбушевался Кёске. — «Она носит его, глупышка».

Равнодушная к данной ситуации, Эйри монотонно сказала «правильно» и быстро села. …Было легко догадаться, что у нее на уме.

Искоса глядя на Эйри с плоской грудью как у доски, он занял свое место перед Ренко. Майна колебалась, но затем села на последнее оставшееся место… она медленно присела справа от Кёске.

И после токак как все сели, Ренко заговорила с Майной, находившейся по диагонали от нее. — «Мы же еще не представились? Приятно познакомиться, я, Ренко Хикава! Учусь в классе 1-Б. Мои самые привлекательные черты: большие глаза, длинные ресницы, тонкий нос и сексуальные губы».

«Ах, да! Хм…гм, Майна Игараши. Приятно познакомится…» — поклонившись, её взгляд вероятно от нервозности, куда-то скользнул.

Ненадолго посмотрев на Майну, Ренко безмолвно устремила глаза на Кёске.

«….»

Выражение ее лица было скрыто под противогазом, поэтому он не мог понять, что она пыталась передать.

«…Ммм, что это Ренко? Знаешь, страшно, когда ты смотришь на меня, не говоря ни слова».

«Мои самые привлекательные черты большие глаза, длинные ресницы, тонкий нос и сексуальные губы…это правда.»

«Да, уже слышал. Просто собирался пропустить это, но я немного в растерянности, раз ты это повторила. Тебе нужно внимание?»

«Не сдерживайся! Если это ты, Кёске, то я не против даже если ты действительно войдешь в меня…»

«Не говори ‘войдешь в меня’, в таком контексте. Если будешь искушать меня слишком сильно, то действительно могу сделать то, что просишь.»

«Да, конечно…давай! Только не хочу, чтобы это было слишком больно. Будь нежнее…»

«Сказал тебе прекращай так говорить» — встав, он закричал на нее.

Сидя наискосок от него, Эйри издала «…хмм?» сознательно достаточно громко, чтобы он услышал. — «… Действительно ли это — действие комедийных пар? Как интимно. Похоже, мы вам мешаем». — После плюнув на это, она взяла палочки и поднесла что-то похожее на жареные овощи ко рту. Нахмурилась. — «…Тьфу». — Явно расстроившись, отхлебнула чего-то похожего на суп мисо. — «… Какая мерзость». — Ее скульптурные брови приподнялись в гневе.

Она была уже в бешенстве, благодаря “специальному и ежедневному помойному обеду”, ударила меню вывески в кафетерии, поэтому перед тем как настроение Эйри упадет еще ниже, Кёске замахал руками в панике.

«Да быть такого не может, что ты нам мешала, Эйри! Рядом с тобой, обстановка накаливается, в смысле, это давящее чувство… я имею в виду, чувство напряженности, спешки, угнетения, и так далее, неумолимо ун…»

«Верно. Ты действительно не делаешь себе никаких одолжений,» — заметила Ренко.

«Заткнись, противогаз. Ты так же не помогаешь мне. Не нападай на своих, дура».

«Да, верно. Я не прямой человек, а дурочка…иными словами, почти уверена, что должна взять все это.»

«Почему ты взяла и перефразировала это так?! Ты просто хотела сказать, что предпочитаешь, чтобы тебя использовали, извращенный противогаз!» — закричал Кёске.

«…Хорошо. Как и думала, пора возвращаться».

«Чт?! Подожди, подожди, Эйри!» — умоляла Ренко. — “Мы только-только начали узнавать друг дружку! Я хочу подружиться с тобой. Не уходи… пожалуйста! Вот чего очень хочу!» Она прижималась грудью, пока умоляла остаться Эйри, уже наполовину вставшую с подносом. Используя обе руки, чтобы подтолкнуть тяжелую правую и левую выпуклость вместе, Ренко склонила голову.

Что за чертовщина?! Я думал, ты должна хлопнуть в ладоши, когда обращаетесь с просьбой!

«…Ух».

Однако подход Ренко оказалось весьма эффективным. Глядя на нее, щека Эйри дергалась. Она затруднялась подобрать слова, мысленно сравнивая ее собственную, совершенно плоскую грудь с массивной грудью Ренко.

«Ладно, поняла… это отлично если они у вас есть, но только если… хмм».

Она села с хлопком, как будто рухнула.

Ренко обняла Эйри, смотревшую на собственную грудь, отрекаясь от внимания.

«Ура, спасибо, Эйри! Я теперь больше не расстанусь с тобой. Ккссшш»

«…Чт?.. Ты тяжелая, не висни на мне. Они касаются меня, эти бесполезные жировые мешки!» — Отодвинув в сторону локтем противогаз, Эйри в раздражении хмурилась на её грудь.

Ренко театрально взяв свою голову в ладошки, изображая шок от того что ее оттолкнули. Со вздохом Ккссш, она медленно опустила плечи, и пробормотала, как будто была очень разочарована. — «И здесь думала, что мы могли бы вместе развивать красивую грудь… в смысле, красивая любовь вместе…но увы, я мусор. Моя грудь вздымается с грустью…сопение…»

Эйри смотрела все более и более кровожадно.

Даже не дав Эйри время, чтобы сделать возражение, Ренко, быстро посмотрев вверх, продолжила: «Однако, я не отчаиваюсь! Потому что, когда делаю грустное лицо, люди вокруг меня тоже начинают чувствовать себя мрачными…я улыбаюсь даже в горькие времена. Если Ева ярко улыбнётся, то все тоже будут улыбается. Вот во что верю…» сложив руки, как в молитве, Ренко произнесла с энтузиазмом свою речь.

Никто не может видеть твое лицо из-за противогаза. Без мимики, твои слова не имеют смысла. Кёске очень хотел съязвит ей чем-то подобным, но сдержался, отчасти потому, что казалось, он мог бы еще раз быть схвачен странным способом Ренко. Плюс, не хочу и дальше провоцировать Эйри.

Он молча хлебал свой обед “специальный и ежедневный помойный удон”.

«…Хмм. Игнорируешь? Ты меня игнорируешь? Прекрасно, тогда я позабочусь о своем обеде!» — Теперь её ничем не остановишь. — «А потом, прибавлю в весе, но только грудь будет становиться все больше и больше, вот увидите! Ккссшш!»

Дуясь, она рылась в своем рюкзаке, в поиске чего-то под гневным взглядом Эйри. В конце концов, она вытащила какой-то прибор в форме тонкой черной трубки и положила его на стол.

«…Хм? Что это?»

Оставив вопрос Кёске без ответа, Ренко снова начала рыться в своей сумке, достав три желейных напитка в серебряной упаковке.

Казалось, это был её обед.

Под взглядами, она вставила черную трубку, в правую часть противогаза, и затем опустила заостренный кончик в открытый желейный напиток. — «Слюррп…слю-юррп… слюррп слюррп…» — Ренко начала уверенно высасывать содержимое, словно через соломинку.

«Ты не снимаешь противогаз даже при приеме пищи?! Это до ужаса упрямо!!» Кёске не удержался и выпалил это. Ренко со звуком ккссшш рассмеялась.

«Ну, по правде говоря я хотела бы его снять. Хочу, но не могу.»

«Хм…не то, что бы ты не хотела, а просто не можешь? Что это значит?..»

«Ну, это пустяк. Я могу его снять, но только, когда нахожусь в своей комнате в общежитии». — Ренко покончив с первым напитоком, открыла второй, когда уже отвечала.

Беспокоясь, что он мог вторгнуться в ее личную жизнь, явно, спрашивая все больше деталей, Кёске решил придержать язык. Именно тогда понял, что едва что-то знал об этой девушке в противогазе. Он определенно не знал, почему она была в этой школе, и сколько людей убила, или даже…

«…Да, это верно». — Голос Ренко прервал мысли Кёске, мешая ему высказать свои вопросы. «Кстати, Майна…»

Услышав свое имя, она подскочила со своего места, вместе с лязгающим звоном посуды. «Д-да?! Чт-ччт-что случилось?!» — Нож и вилка, которые она использовала, чтобы разрезать свой “специальный и ежедневный мусорный гамбургер” остановились и замерли в воздухе.

Ренко вопросительно наклонила голову и глотнула свое желе. «Ничего, просто ты выглядишь очень напряженной. Подумала, что ты пока не привыкнешь к атмосфере этого места, возможно, было бы лучше оставить тебя в покое. Ты ведь еще не привыкла?»

«Да?! Хм…ну, посмотрим…п-простите… простите!»

«Ккссшш. Не надо так нервничать. Может и выгляжу необычно, но можешь расслабиться. Я не собираюсь набрасываться на тебя, облизывать или целовать на ровном месте…в отличие от Кёске».

«Эй. Прекрати это! Как будто я могу наброситься на нее, облизать или поцеловать».

«…Хм, ошиблась? Конечно, но если Кёске сделает эти вещи для меня, то я не возражаю.»

«Серьезно?!»

Ренко посмотрела на заглотившего наживку Кёске и испустила вздох «ккссшш…» в его сторону. — «…Вот видишь? Ты действительно этого хочешь, всё просто, как и ожидалось. Твои глаза выдают тебя…видишь, Майна? Это истинная природа Кёске Камии. Он не мужественный человек, он это тот, кого мы называем извращенцем…».

Воспользовавшись перерывом в речи Ренко, Эйри выплюнула, — «…он отвратителен, вот что имеется в виду».

Я очень надеялся, что она будет просто держать рот на замке в такое время, вместо того, чтобы делать вещи хуже.

Кеске попытался спасти себя. — «Они веселятся, говоря весь этот бред, но это просто шутки. Пожалуйста, не принимайте это всерьё….»

«Иии!! Пожалуйста, не смотри на меня! Что будет, если я забеременею?! Развратник! Отвратительно! Аморальноооо!»

«Вот именно, ты совершенно права. История о том, что он запер двенадцать девочек, и насиловал их чтобы те забеременели, все это правда. Кёске Камия…это отвратительно!»

«…Враг женщин. Он должен умереть».

«….»

Ему не хотелось делать еще один калабур. Кёске молча хлебал свой помойный удон. Как и обозначало имя, на вкус он был, как будто его взяли и ополоснули мусорное ведро. Парень скривился от вкуса.

«О нет, Кёске обиделся. Похоже зашла слишком далеко? По крайней мере, я немного уменьшила напряжение… двигаемся дальше, следующий шаг — развить красивую любовь с главным…»

Свист!

Он краем глаза приметил, как сверкнул серебряный свет.

Крааш!

Что-то твердое ударило в противогаз Ренко прямо в глаз, откинув ее назад.

«…ох», — пропищала Майна.

Эйри, доевшая свою еду, зевала и потягивалась со скуки назад. Еще одна вспышка просвистела мимо её горла.

Оружие, из которого попало в маску Ренко был маленький серебряный нож, упавший на пол с грохотом.

«….»

Ошеломленная тишина повисла над группой.

«Э-э…хм…просто это… м-моя рука.. .рука соскользнула, и…»

Кёске, Ренко, и Эйри испуганно оглянулись.

Стоящая до сих пор, Майна побледнела, держа ничего, кроме воздуха в правой руке.

Кёске громко сглотнул.

«Майна…ты бросила только что нож?»

«Да!! П-про-простите! Я не хотела…»

Свист! И снова угрожающая серебряная вспышка.

«Какого?! Э-это опасно…»

Он рефлекторно увернулся от вилки, которую Майна бросила вперед, в то же время она повернулась к нему лицом. Наклонив голову, он чудом избежал трехаспектное копьё летящее в глаз… сумев избежать его в миллиметре от себя, обливался холодным потом.

«Ааааааах!! И этот тоже! Это было не специально… Вааах!»

«Чт..?! Я уже знаю это! Знаю, поэтому спокойно дела… Воооаа!!»

Свист! Свист! Свист! Свист!

Взмах рукой, держащей вилку в панике, Майна кидала снова и снова в направлении Кёске, быстрее, чем он мог видеть. Цель всегда была в том, что жизненно важный орган… глаз.

Парень отчаянно пригнулся, чтобы избежать душ потенциальных проколов. «…Вздох…хах… уж думал, что помру…» к тому времени он сумел убрать опасную утварь подальше от нее, Кёске и Майна были в поту.

Она, подняв обе руки, стала извинятся, роняя большие слезы. «Ваах! П-простите! Это не… было…нарочно».

«Да… знаю! Понимаю, так что расслабься уже. Успокоилась для начала, Майна? Так или иначе я не ранен, так… для начала, давайте сядем. Успокойся. Хорошо?»

«Х-хорошо… сожалею…сопение…». = Поскольку Майна села и вытерла слезы, Кёске вздохнул с облегчением.

Полностью шокированные Ренко и Эйри, посмотрели друг на друга, а затем на Майну.

«…Хммм, что это сейчас было? Ты просто напала на меня, ведь так? Если бы не эта маска, то нож попал бы мне прямо в глаз! Я бы определенно ослепла».

«…Честно говоря, я тоже был в опасности. Твоя сила броска слаба, но, если бы не мое состояние реагировать, я не знаю, что бы произошло. Теперь понял…это неуклюжесть, убивающая людей».

Подперев подбородок рукой, Ренко подняла голову. «…Неуклюжесть?»

«Да. Вот что это значит, неуклюжесть!» — Кёске прервался. — «Она не хочет причинять боль или кого-то убить, это просто…»

«Стой…ты сказал достаточно, Кёске,» — прервала его Майна. Она громко шмыгнула носом и подняла лицо от своего платка. — «Я могу рассказать свою историю…о моей неуклюжести». — Постепенно, тоном кающегося, Майна сказала им, почему была брошена в Исправительную Академии Пургаториум. Она начала говорить медленно и спокойно об совершенных ею убийствах.

× × × 

Майна Игараши убила трех человек. Она избила двоих до смерти и одного укокошила приготовленной едой.

Первой жертвой пал мальчик в классе школы, в мучении схватившийся за грудь в тот момент, когда он откусил кусочек из обеда, бенто, сделанным Майной. Охваченная паникой, она выпустила на свободу свою неуклюжесть.

Создала разрушительный ураган в классе во время обеденного перерыва… в результате, было восемь жертв, включая прибежавших учителей. Среди них две ученицы скончались; Майна пребывала в ужасе от этого беспрецедентного несчастного случая.

Между тем, мальчик, первоначально съевший из бенто, в итоге скончался с пеной у рта.

В соответствии с показаниями Майны, что «это просто обычная пища…» – никакого яда в омлете не нашли, который мог бы определено стать причиной смерти. Однако наличие чрезвычайно стимулирующих ингредиентов было подтверждено.

Другими словами, в тот момент, когда он проглотил омлет, органы пищеварения мальчика были встряхнуты немыслимым стимулятором. Оказалось, что он, потерявший свою жизнь из -за бенто, умер от шока — это был случай “пищевой смерти.”

После инцидента, когда ученые накормили едой Майны лабораторных мышей, уровень смертности зафиксировали в ужасающих 90 процентах. Это скорее яд нежели еда.

В зависимости от типа пищи были разные симптомы, в том числе обильное потовыделение, понос и рвота, затруднение дыхания, инфаркт, даже прогрессивный паралич, и судороги всего тела. Не ясно, что из них послужило причиной смерти, и никто кроме Майны не смог повторить приготовление этой пищи, даже используя те же самые компоненты и выполнив те же самые процедуры готовки.

В страхе, они дали ей прозвище “Черная Пандора”.

И таким образом, случилось так, что Майна была отправлена в Исправительную Академию Пургаториум.

Первым впечатлением Кёске, по окончанию слушания рассказа Майны стало: «…Не может быть, должно быть все преувеличенно! Особенно часть про приготовление пищи».

Во всяком случае, это слишком абсурдно. Однако…

«Это все правда… все правда… это правда.» — Плач вырвался из глубин удрученной Майны. Своим слезным голосом, вместе сжатыми кулаками, трясущимися на коленях, укрепили веру в правдивости ее истории.

«Вот почему вы не можете находится слишком близко около меня… это опасно! Я не желаю никого обижать… не хочу никого убивать, так что не надо. Простите. Если вы свяжитесь со мной, что-нибудь може…»

«Конечно. Но мы не заботимся об этом, так что все нормально, да?» — прервала Ренко. Казалось она была совершенно равнодушна ко всему объяснению.

«Верно. Как я и ожидала, по мне уж лучше быть одной, так подождите, чтоооооооооо?!» — Подняв своё удрученное лицо, Майна посмотрела на Ренко, неторопливо отстегивающую трубку от своего противогаза.

«Ну, ты же не можешь готовить здесь, и не собираешься по своему желанию убивать всех подряд? Даже если ужасно неуклюжа, и создаешь опасные ситуации, мы можем поддержать и справиться с тобой, как нам понравится, ведь так? Просто были удивлены, так как не знали о твоем прошлом».

«Легче сказать, чем сделать», — отметил Кёске. — «Нельзя сказать, что все будет хорошо, лишь из-за того, что думаешь, что понимаешь опасность.»

Эйри одарила Кёске презрительным «Пффф». В беспокойстве поднялись её брови. «… Кёске, ты идиот. Это имеет смысл именно потому, что ее смертоносное оружие скрытно, не видишь? Если противник знает с самого начала, что у нее есть нож или другая вещь, то они могут сбежать или по крайней мере, быть более бдительными. Станут умнее. Однако, если она напичкает себя скрытым оружием, а затем кто-то подойдет слишком близко… Ну, вырубится без предупреждения гораздо страшнее. Другими словами, первый удар является самым опасным, потому что к нему ты не сможешь подготовиться. Понял?»

Ренко кивнула в согласии с нетепично болтливой Эйри. «Верно. Это наша Эйри! Ты это прекрасно понимаешь. Так Кёске, не думаю, что тебе нужно беспокоиться! Майна не сделает глупых ошибок. Но мы можем оказать её нашу поддержку, так что она сможет постараться избежать большинства из них. Это вероятно то, что Эйри имела ввиду, когда сказала быть бдительными, понимаешь?»

«Хм…понятно. Верно. Вы правы, это может дать…»

Кёске уже знал о Майне. Её неуклюжесть может привести к разного рода разрушениям и, безусловно представляет угрозу… однако, он немного расслабился во время разговора с Ренко и Эйри, ослабив бдительность в отношении выходок Майны. Возможно, если бы Кёске был достаточно внимателен, то дело бы и не дошло до её нервозного состояния.

Учитывая время двух последних инцидентов смертельной неуклюжести, он начинал подозревать, что это было вызвано стрессом. Они должны позаботиться, чтобы попрактиковать бдительность и внимание к Майне.

«Ум…Но это не меняет того факта, что я опасна, так что… все еще…» — вновь опустив голову, она прижала кончики ее указательных пальцев вместе. Несомненно, думала только о том, что будет отвергнута.

Эйри горько улыбнулась запутавшейся Майне. — «Знаешь… можешь сказать, что ты опасна, как тебе нравится, но не все ли вокруг тебя такие же? Тут одни только убийцы. Нет никаких сомнений в том, что ты здесь не в безопасности, но мы можем расслабиться рядом с тобой. Именно те другие придурки со скрытым оружием и безумием действительно опасны. Они те, за кем мы должны наблюдать, верно?» — Острый взгляд Эйри пал на Ренко.

Игнорируя опасный блеск в её глазах, странная девушка в черном противогазе засмеялась с глухим «ккссшш». «Да, это верно. Я согласна, Эйри… Кстати, ты уже знаешь все о моем опасном оружии, ведь так? Особенно Кёске. Потому что ты уже много раз был почти убит мной

«…Чт?.. Меня? Наверное, шутишь Ренко?..»

Парень совершенно не помнил об этом. Она подразумевала, что он был почти убит даже не заметив этого?.. Дрожь пошла по позвоночнику. Где скрывает смертоносное оружие, эта девушка-противогаз?

«Ккссшш. Еще не догадался? Мое смертоносное оружие, это…» — Кёске, Майна, и даже Эйри в ожидании затаили дыхание. Под пристальным взглядом, Ренко медленно скрестила руки.

«…Моя грудь, конечно же. Оппонент потеряет слишком много крови от кровотечения из носа — истечет кровью, а иначе я удушу их всех, и они задохнутся… иными словами, смерть от моих неотразимых чар. Неудивительно, что я, ‘Полногрудая убийца’!»

Качая своей большой грудью, Ренко хвастливо выгнулась.

«… Лгунья». «… Ты лжешь».

Возражения Кёске и Эйри были одновременными и резкими.

Сразу после этого, смех раздавался около Кёске. «…Хи-хи-хи.» Когда он посмотрел, то увидел, что Майна захихикала, и слезы сформировались в уголках её глаз. Когда она заметила, что за ней наблюдают, то немного успокоилась. «Умм, я имею в виду… вы все очень веселые!»

По-видимому, смутившись, она нежно коснулась ее розоватой щеки.

× × × 

«В любом случае, вот что я думаю…Больше не всегда лучше. Плечи быстрее устают и труднее передвигаться, плюс нет большого количества симпатичного нижнего белья… к сожалению, они более неудобны, чем можно предположить. Я не думаю, что люди, не получившие их, осознают это, понимаешь? Я ревную к тебе, Эйри… ккссшш.»

«… Не смейся. Если ты такая ревнивая, тогда мне отрезать их для тебя, Ренко?»

«Да?! Не шути так, в конце концов, я, полногрудый персонаж! Если потеряю сиськи, моя характеристика потеряет всякий смысл, и Кёске не будет в состоянии ‘встать’!»

«Заткнись!» — крикнула Эйри. — «Твоя скудная личность, вероятно, не исчезнет вместе с грудью, и не правда, что мы многое потеряем, сделав это».

«Да, да. Но мне действительно не нужно беспокоиться. В любом случае Кеске был с самого начала импотентом.»

«Импотентом? Что значит «импотент»?» — спросила Майна. — «Хмммм… это антоним слова ‘всемогущий’?»

«Антоним ‘всемогущий ‘ не ‘импотент’, а ‘бесполезный’, Майна», — ответила Эйри. — «Все же эта ошибка не редкость.»

«О, понятно! Другими словами, Кёске и некомпетентен и неэффективен, так?!»

«…Да, это верно. Некомпетентный, неэффективный, слабоумный,» — Эйри продолжала: «настоящий бездельник, чье единственное достоинство — это плотские желания…»

«Прекрати! Вы, трое, хватит делать мою жизнь совершенно никчёмной!!»

Все четверо покинули кафетерий и направились в свои классы. Кёске был центром всех шуток, пока они шли по коридору. Взглянув на трех девушек, с которыми удалось легко найти общий язык, он вздохнул с облегчением. Не хотел, чтобы я был единственным кого дразнят, но… по крайней мере сейчас у меня хорошее настроение. Даже нервы Майны, похоже, по большей части успокоились. Дела, кажется, идут неожиданно хорошо. Видя, что Майна участвует в дружеской болтовне, Кёске втайне почувствовал себя довольным.

«Хьяааааахааа! Вот вы где! Я нааааааашел вас! Гья-ха-ха!»

Осипший голос, разнесшийся эхом по коридору старого здания школы, был мгновенно узнан. Кёске и остальные, подойдя к двери пустого класса, нехотя повернулись на этот звук.

Сделав это, как и ожидалось, там находился…

«…Ирокез. Им в лазарете удалось вернуть тебя к жизни?»

Парень с ярко-красным Ирокезом стоял перед ними, все его тело, было завернуто в бинты.

«Гья-ха-ха! Конечно! Я, бессмертный, вы же знаете. Буду возрождаться десятки раз, сотни, тысячи! Гя-ха-ха-ха-ха!»

Эйри пробормотала односложный ответ: «… Как раздражает».

Кёске почувствовал тоже самое. Просто, когда Майна, наконец, успокоилась, появился парень… этот придурок действительно не умеет считывать атмосферу. Кёске продолжил низким голосом: «…И? Чего ты хочешь, Ирокез? У тебя какое-то дело к нам?»

«Очевидно же! Но сначала, позвольте мне кое-что вам сказать! Все это время, вы, называли меня ‘Ирокез’ но мое настоящее имя…»

«Это не имеет значения…правильно, мистер Камия? Хе-хе-хе». — Прерывая объявление Ирокеза, троица школьников, завернутых в бинты появилась из-за угла. Длинный, средний и мелкий — три забинтованных фигуры выстроились в ряд позади Ирокеза, школьником среднего роста оказался Синдзи. Это означало, что двое других, скорее всего…

«Единственная к кому у нас есть дело это вон та маленькая сучка! Заставила нас страдать от этого… в ответ, мы собираемся быть с тобой очень грубы, так что готовься!! Нахрен!»

«Хи-хи-хи…конечно, мы имеем в виду… в эротическом смысле… мы накажем тебя хорошо… хи-хи-хи…»

Длинный и мелкий, определенно дредлог Уноджи и горбун Усами. Оказалось, что троица вернулась, чтобы отомстить за всю боль, полученную из-за неуклюжести Майны.

Столкнувшись с их преступными намерениями, она взвизгнула и начала дрожать. — «Тогда я…п-простите! П-простите меня…пжалуста пвостите меня!»

«Будь люди удовлетворены извинениями, нам бы не понадобилась полиция!! Прааааааавильно?!» — с утроенной интенсивностью угрожал Ирокез.

Майна подскочила с визгом «иииик!!» и схватила Ренко, стоящую рядом с ней.

Гладя её дрожащую голову, Ренко прохладно съязвила ему в ответ, «Вы ребята выглядите так, будто находились под присмотром полиции все это время, а?»

Ренко дразнила Ирокеза за его характерные черты.

«В любом случае, какого черта ты здесь с ними? Это не имеет ничего общего с тобой, Ирокез,» — сплюнул Синдзи.

«Почему? Хочешь знать?! Позвольте мне сказать вам кое-что! Мое настоящее имя…»

«Мы встретились в лазарете» — прервал Синдзи. — «Потом мы стали большими друзьями… он решил пожалеть нас и присоединиться к нашей стороне.» — Он слегка улыбнулся, а его рот выглядывал из-под его повязки. — «Вау, ты очень добрый человек, не так ли? Хи-хи-хи».

Любой намек на человеческое выражение быстро исчезл с лица Синдзи, сменившись холодным, почти механическим голосом. — «…Ну, тогда все вас, прошу любезно уйти с моего пути? Как говорил ранее, у меня дело только к мисс Майне. И у нас мало времени, так что… если я просто заберу мисс Майну, то спокойно уйду своей дорогой. У меня нет намерения причинять вред кому-либо еще. Понятно?»

Майна подпрыгнула от вида мягкой улыбки, выползшей на лице Синдзи, когда он закончил говорить. Глаза колебались от тревоги и страха, она сначала посмотрела на завернутых в бинты отморозков, потом обратно Кёске и других. Опустила голову, плотно закрывая глаза, но продолжала цепляться за Ренко и сказала слабым, дрожащим голосом: «понимаю…если так, то я послушно пойд…»

«.. .Ха? Это что шутка?» — Эйри резко шагнула вперед перед Майной, расположившись между группой Синдзи и маленькой девочкой. Она с горечью говорила, размахивая своим красным хвостом волос. — «Думаешь, она будет просто послушно выполнять то, что вы мелкие сошки скажите? Почему бы тебе не сохранить свои бредовые речи для гроба? Я собираюсь убить тебя сейчас, видишь, так что тебе не придется долго ждать… То есть, если осмелишься прикоснуться хоть одним пальцем к Майне». — Ее голос был бесстрастным и казался более раздраженным, чем когда-либо еще.

Майна, смотря с широко раскрытыми глазами, сказала: «Эйри…по-почему… ?»

«Ккссшш. Разве не очевидно?» — Сказала Ренко. — «Потому что она твоя подруга. Я не совсем уверена в происходящем, но если будет казаться, что ты в опасности, она не сможет просто стоять и молча смотреть… да, ты так добра Эйри!» — Ренко испустила вздох сожаления. — «Ккссшш. Украла все внимание…» глаза Майны теперь заполнились слезами. — «Э-Эйри!..»

«…Не говори об этом». — Она пренебрежительно махнула рукой. — «Я просто не могу терпеть этих ребят. Не поймите меня неправильно».

Наблюдая за ней с интересом, Синдзи облизнулся. — «Хмм… это так неожиданно, Мисс Эйри. Однако, если сорвешь наши планы тебе будет так же больно. Хи-хи-хи… конечно, не буду жаловаться. В конце концов, я долгое время следил за тобой».

«Да. Тоже окажу тебе теплый прием!» — Сказал Уноджи. — «Я сильный парень, так что смогу удержать тебя! Плюс, ты невероятная красотка. Может быть, немного…плоская, но я не возражаю. Давайте сделаем это!!»

«Хех…жалкие сиськи, иначе известная, как плоская грудь…» — пробурчал Усами. — «…Отвесная скала…чашки… хе-хе-хе…»

«…Вы все отправитесь в ад!» — ответила Эйри. — «Потому что я убью вас». Ее голос был низким и ядовитым.

«Убьешь нас? Ну, я не возражаю, Мисс Эйри… ну если думаешь, что сможешь.» — заржал Синдзи.

«Думаешь, не смогу?» — Голос Эйри потерял все эмоции.

Под бинтами рот Синдзи исказился в сумасшедший оскал. — «Я имел в виду только то, что сказал. Может и убила шесть человек, но в конце концов, ты всего лишь слабая девушка. И в данный момент мы все без оружия. Так что мне действительно интересно, сможешь ли убить нас? Если сможешь управится с ним, то…»

«Хьеееехааааа!»

В этот момент, дверь в пустой класс неожиданно открылась, и Ирокез вылетел оттуда. Он, видимо, вошел в класс незамеченным и проложил себе путь внутри.

Подняв стул высоко над головой, он шел к дрожащей Майне, что стояла перед ним.

«…Чт..?! Дерьмо…»

Ни Эйри, стоящая впереди, ни Ренко, находящаяся ближе всего к Майне (возможно, из-за того, что противогаз создавал слепые зоны) не сумели среагировать на внезапное нападение со стороны.

«Иииииииик!!» — Майна закрыла глаза и прикрыла голову.

Тяжеленный стул, покрытый граффити, качнулся вниз.

«Пшол нах».

«Что?!»

Кулак Кёске, ударив Ирокеза, по пирсингу и перевязанному лицу, отправил его в полет по воздуху, изрыгая кровавую рвоту и мучительные крики. Он пролетел над Эйри, затем над Синдзи, а после над Уноджи с Усами…

«Шмяк!!» — Ирокез рухнул головой на пол и, все еще не погасив импульс, покатился на большой скорости по коридору, взметая тучи пыли и мусора.

«Бах!!» — Он, врезавшись в дверь, в впечатляющей манере разбил ее. Из комнаты доносились звуки в особенности разрушительной катастрофы.

Окутанный облаками белой пыли, Ирокез не показывал никаких признаков возвращения.

«…».

В тишине, упавшей в его окружение, Кеске медленно разжал и опустил сжатый кулак. «Фух…» — ипустив небольшой вдох, он расправил плечи и размял шею. Кёске заговорил угрожающим голосом.

«Какого черта вы, свора убийц, делаете?»

Эти слова вышли настолько глубокими и гортанными, что даже он удивился. «Вы преднамеренно выбираете борьбу, где вас потом легко избивают…и что дальше, собрали группу и вернулись, чтобы отомстить? Вам не стыдно за себя? Посмотрите на своего оппонента — она всего лишь слабая девочка».

Синдзи и его шестерки уставились на окончательное место отдыха Ирокеза. В конце концов, они повернулись, чтобы посмотреть на Кёске жесткими, механическими движениями, словно заводные куклы, нуждающиеся в топливе.

«Ах-ах-ха-ха…нисколько, мистер Камия! Вы сами это видели, не так ли? Мисс Майна не слабая девочка. Делая вид, что это все просто неуклюжесть, она собирается убить своего противника, какой жестокий и хитрый убийца! Если вы были бы среди ее противников, то также уме…»

БАМ!! Кёске разбил упавший стул ногами, быстро отрезав усугубляющийся смех. Улыбающиеся лицо Синдзи задергалось, когда он увидел, как стальной стул был почти сплюснут. — «…Я не позволю тебе убить ее, абсолютно нет. Она не имеет ничего общего с низким уровнем жизни таких придурков, как вы. Даже кто-то вроде меня, убивший каждого из тех двенадцати ребят, думаешь я не смог бы пришить еще одну девчушку? Какого черта ты трындишь, что Майна- ‘жестокий и хитрый убийца’…? Я имею в виду, правда что ли?! Не смеши меня!..»

Верно. Майна не такая девушка. Она просто немного глупее, чем большинство других людей. То есть, притворяется неуклюжей, чтобы скрыть свои убийственные намерения… может быть? Нет, не глупи. Майна не настолько умна. Она просто неловкая, но нежная девушка.

«Если хочешь по-настоящему бесчеловечного маниакального убийцу… то ты говоришь про какого-то сумасшедшего придурка вроде меня! Если такой нетерпеливый, то хочешь я дам тебе вкусить прямо здесь и сейчас? Подлинного, настоящего убийцу?!» — Кёске поставил одну ногу на растоптанный стул и наклонился вперед, а его рука была на колене, надеясь, что его блеф будет успешен.

Он будет держать Майну далеко от угроз этих убийц, и защищать ее. Для того, чтобы убедиться, что они снова не будут идти рядом с ней… Кёске решил хотя бы попытаться извлечить некоторую выгоду, из ложной личности, повешенной на него.

Уноджи, Усами, и Синдзи. Он господствовал над этими жестокими парнями, сурова зыркая на них. «…Если нет, то проваливайте! Никогда снова не подходите близко к Майне… к моему другу. Если вы этого не сделаете, то в следующий раз…» — он пытался говорить, как сказал бы истинный убийца двенадцати.

«…Я покромсаю каждого из вас».

«…Чт?!» «… Ээх?!» «.. Ха?!» — Уноджи выглядел растерянным, Усами свернулся калачиком, а Синдзи молчал с кислым лицом.

«К-Кёске…» — Майна была удивлена, в то время как Эйри прошептала про себя: «…страшно»

Ренко просто незаметно смеялась с «ккссшш», а затем…

«Эй…»

« так…»

«Круууууууутоооо!»

Без их ведома, собралась большая толпа учеников, смотрящая на Кёске и остальных издалека.

Стоя в первом ряду, Боб взвизгнула, мясистые руки были прижаты к её щекам.

«Ха?! Ох, дерьмо…это привлекло много внимания…»

Немного поздновато было заметить это сейчас.

Следуя визгу Боба, узкий коридор наполнился аплодисментами и возгласами.

Ренко положила свою руку на плечо Кёске, когда он замер посреди радостного приветствия. «Оууу, Кёске. Великолепный удар, и такое запугивание! Как и ожидалось от верховного убийцы! Тебе удалось сразить сердца всех в одно мгновение, а?.. Если не будешь осторожен, то тоже убьешь меня. Ты мог бы стать ‘Убийцей-Казановой’? Ккссшш»

«Прежде чем мы будем волноваться об этом» — Кёске ответил бессильным голосом: «они, наверное, убьют меня… и не мое сердце, а настоящее тело». Он бросил косой взгляд на стадо восторженных, остервенелых убийц. Думаю, Ирокез слишком слаб… он каждый раз будет летать от таких слабых ударов? Или я стал неоправданно сильным…черт. Казалось, его ситуация становилась все более проблематичной.

Пока он думал о своей будущей жизни в этой школе, плечи Кёске осели.

[1] сэмплер — устройство, позволяющее генерировать новые звучания путём повторения, трансформации или смешивания предварительно записанных естественных звуков

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

2 Comments

Добавить комментарий