Глава 2. В деревне

— Вау. Интересно, как это работает, — пробормотал Казура. Сейчас одна сторона его лица была в комнате, а другая в каменном коридоре.

Кстати, он передвинул брезент татами к месту, в котором граничили каменный проход и комната в шесть татами, чтобы он мог входить в этот коридор в обуви.

То, что в настоящее время видели глаза Казуры, было несколько странным: его левый глаз видел вымощенный камнем проход, а правый комнату.

Он наслаждался этим ощущением некоторое время, но его мозг запутался, и Казуру затошнило, поэтому тот вошёл в проход.

— Интересно, что там. Так ярко.

Глядя на проход, он заприметил поворот через 30 метров, который был виден, так как из него проникал свет.

Сам по себе проход был ярко освещён каким-то светящимся мхом.

— Я уверен, что светящийся мох — один из охраняемых видов растений, быть может мне надо связаться с правительством? — думал Казура, пока шёл к свету. Как только он повернул, в углу Казура увидел нечто странное.

— Хм? Что это…. Гх!

Взглянув на «нечто» внимательно, ему показалось, что это было до боли похоже на человеческий скелет, который довольно сильно подвергся выветриванию, дабы носить рваное кимоно, что было на нём.

— Вы должно быть шутите … это чьи-то кости. Они обесцветились и одежда изодрана, скорей всего он здесь уже давно.

Ворча, Казура сделал шаг назад от скелета:

— Я думал, что, наконец, нашёл тихое местечко, но в конце концов мне придётся обращаться к копам, — он достал мобильный телефон, чтобы позвонить в полицию.

— А? Я вне диапазона?

Достигнув дома, он был уверен, что индикатор показывал сигнал в три полоски, но тут как-то вышел из сети.

Он списал неполадки на это место. Тогда Казура попытался опять, повернув за угол и выйдя на улицу. Так, оказавшись снаружи, он попал в рощу.

И он снова проверил свой сотовый телефон уже там, но индикатор все ещё показывал, что Казура вне зоны действия сети.

— Это странно, почему я вне диапазона.

Казура склонил голову набок в сомнении. Думая, где найти место, куда сигнал может достичь, он осмотрелся вокруг, чтобы отыскать место его припаркованного автомобиля.

— … Где моя машина. Вообще, где дом. Если подумать, не было возле дома никаких рощ, лишь бамбуковый лес.

Всё ещё держа телефон в руке, Казура огляделся, но ничего не увидел кроме входа в каменный проход и рощи.

Даже если он вышёл из дома и оказался здесь, Казура прошёл максимум всего-то 50 метров.

Если вы подумаете рационально, то поймёте, что быть не может такого, чтобы пейзаж смог измениться на таком небольшом расстоянии.

— …Может…, — пробормотал Казура с серьезным лицом и побежал обратно к мощённому камнем проходу.

По дороге он поприветствовал скелета, говоря:

— Извините, я вернусь через некоторое время.

Он вернулся в комнату и снова проверил индикатор сигнала, и тут Казура с гордостью продемонстрировал три полосы.

— … Я так и думал. Теперь я уверен, что эта дверь связана с местом очень далеко расположенным отсюда. Неудивительно, что она была заперта на висячий замок и запечатана.

Через некоторое время поняв это, его наполнило волнение.

— Это удивительное, сверхъестественное явление! — он взял дорожную сумку, лежавшую у входа, после чего еще раз переступил порог, направляясь к роще.

Он бросил приветствие в сторону скелета перед отправлением, чтобы удовлетворить свой авантюрный дух.

— Говоря о сверхъестественных явлениях, я слышал, как один человек мог перемещаться из одного конца Америки в другой. Возможно, этот проход ведёт даже за пределы Японии.

Размещая отметки на деревьях от самого каменного прохода, он старался не потеряться в незнакомом месте. Казура шел и через 5 минут обстановка сменилась: рощу заменило некое подобие сельхозугодий.

За полями, было несколько простых деревянных зданий, образуя своего рода деревню. Также он заметил нескольких местных жителей, работающих на полях.

— Ой, а вот и местный житель. …у него светлые волосы, быть может я попал в Америку или в Европу.

Словосочетание «незаконный иммигрант» немедленно всплыло в голове Казуры, но тот сразу же успокоился, ведь он вполне может сойти за туриста.

После того, когда Казура собрался сделать снимок на камеру, житель села, казалось, заметил его и посмотрел на дорогу, сообщая что-то другим людям.

Тем временем Казура размышлял над тем, что будет весьма геморно, если его будут считать подозрительным, поэтому он решил взять на себя инициативу и поговорить, прежде чем это сделают они.

Пока в его руках дорожная сумка, он будет выглядеть как турист.

— Haro-! Aimu tsaarisuto! Aimu Japaniizu!

(— Привет~! Я турист! Я японец!)

Казура нацепил улыбку и махнул работягам рукой, он шел по пороге между полями к ним. Блондин с короткой стрижкой необычно тощий для человека что-то сказал другим …

— А? Что это было?!

… ответил он на чистом японском.

Рука Казуры опустилась вниз, как будто она засохла.

— Черт побери…. Я думал, что эта чужая страна, но, оказалось, что это иностранец в деревне, как голландец в Нагасаки или американский житель в Аомори, — уныло сказал он, но наступило некое облегчение — он все еще был в Японии.

— Я приехал сюда для осмотра достопримечательностей. Можете сказать, где ближайшая станция?

Он подбежал к односельчанину и заговорил с ним. Крестьянин, который ему ответил ранее, выглядел обеспокоенным и похоже этим он обменялся и с другими жителями деревни — все жители села тоже выглядели обеспокоенными.

— Гм, у нас нет того, о чём вы говорите… Вы один из посланников Нельсона-самы?

— Что?

В этот раз уже Казура показывал недоумение из-за реакции человека.

Он пребывал в недоумении из-за слов жителей, почему жители сказали: «о чём вы говорите… », когда тот спросил о станции.

Да и в самом деле, кто, чёрт возьми, этот «Нельсон-сама».

— Ааа, я искал станцию, где я могу ездить на поезде …. (Прим.: Он сказал «поезд», «ездить» и «станция» на английском)

— … Наши глубочайшие извинения. Мы действительно не понимаем, о чем вы говорите.

Услышав эти слова, Казура несколько напрягся, скрестил руки и застонал: — Хамм …

Он подумал, что слова «станция» нет в их лексиконе, так что сказал эти слова на английском, но нужного результата не последовало.

Но в самом деле, это факт, что они могут свободно говорить по-японски, быть не может, чтобы они не знали слова «станция».

(— … У них была такая реакция, будто бы они услышали слово «станция» в первый раз).

В тот момент, когда эта мысль посетила его разум, Казура опешил и, подняв лицо, снова оглядел окрестности.

То, что он увидел, были всё те же простые деревянные одноэтажные дома с чем-то, похожим на солому, на крышах. Действительно, нельзя было сказать, что это хорошие «правильные» дома.

Кроме того то, что носили жители, хотя он не знал из чего сделана эти одежды, но они были простые и довольно грубо сшиты.

Рассмотрев поле, он заприметил мотыги, которые остались там, ручки и лезвия были сделаны из дерева, и эта конструкция никак не выглядела легкой в использовании.

Также жители, которые разговаривали с Казурой, выглядели очень худыми, явно на лицо все признаки недоедания.

(— Это действительно Япония? Разве это не другой мир вообще?)

Если вспомнить замок, который исчез в его глазах и дверях, или пространство, которое кардинально менялось прям на глазах, если просто пересечь дверной проём.

Вполне возможно, что это место совершенно другой мир.

Казура подумал, даже, если кто-то решил насмехнуться, устроив это представление, и сейчас смеётся над ним, он решил «взаимодействовать с этими людьми, как будто они не действовали далее».

— Ах, извините. Это всё мой диалект. Я путешествующий купец, моё имя Казура. Я искал место, чтобы провести ночь.

Казура развернул руки и надел на лицо деловую улыбку, вот так он плавно составил легенду.

Предположительно, этот мир … или, быть может, по крайней мере, в этой области, был довольно низкий уровень культуры.

Он вполне может выдать себя за купца, просто используя то, что в дорожной сумке, висящей на его правом плече.

— Купец? По сей день к нам в деревню ещё никогда не заходил купец, но …

— О, быть может, это правда. Если честно, я заблудился и совершенно нечаянно наткнулся на эту деревню, поэтому это честь для меня быть первым купцом, который когда-либо заходил сюда.

Казура дружелюбно улыбнулся, и мужчина как и другие жители, казалось, немного расслабились.

Они, вероятно, приняли Казуру за посланника или ещё кого-нибудь местной шишки Нельсона.

— В знак нашего знакомства, я хотел бы дать часть своих товаров деревне. Как насчет соли или, может быть, кое-какое лекарство, чтобы облегчить боль?

— Эх, соль? … ты сказал «соль»?! И лекарства?! »

Увидев удивленного мужчину, Казура усмехнулся про себя.

— Да, соль и лекарства. В знак дружбы, я дам вам, хоть и у меня совсем немного, — он улыбнулся.

Если память Казуру не подводит, в древние времена, если кому-то говорили о соли и лекарства, они понимали, что речь идёт о ценном материале.

Даже если забыть о соли, для простолюдинов лекарство это то, что они вряд ли когда-нибудь заполучили бы в свои руки.

— Ва, подождите, пока я позову главу деревни … Нет, я отведу тебя к резиденции главы. Следуйте за мной, пожалуйста.

Казура, улыбаясь, сказал: «хорошо» мужчине, который сказал идти за ним, в то время как Казура мысленно бормотал: — Да, черт возьми.

Если он заполучит расположение главы деревни, то  сможет использовать эту деревню в качестве базы для изучения этого нового мира.

Дорога к резиденции главы заняла около десяти минут.

Мужчина, сопровождающий меня, достиг более менее крепкого на вид дома, по сравнению с другими.

Мужчина обратился к Казуре:

— Пожалуйста, подождите минутку, — и постучал в дверь дома.

— Валетта-сан, это я — Розуру! Я привёл странствующего торговца! Он говорит, что даст нам немного соли и лекарства!

Человек, который привёл Казуру сюда, кажется, его звали Розуру, ждал пока откроют дверь.

Через 10 секунд дверь открылась, и из-за неё вышла молодая девушка.

— Ах, Розуру-сан … Мне показалось, что я слышала, что вы сказали … лекарство.

У неё были глубокие мешки под глазами, а ее конечности были тонкими, как палки.

Независимо от того, как вы воспринимали ее, вы могли бы не стесняясь сказать, что она была очень худой от недоедания и непосильного труда.

В сочетании с ростом, она на одну голову ниже Казуры, рост которого был 170 сантиметров. Она оставляет мимолетное впечатление.

Светлые волосы до плеч сейчас были завязаны в хвост на затылке, но из-за недоедания, они не имели достаточно влаги и потому казались сухими.

(— Если бы она имела полноценный отдых и питание, я думаю, что она бы выглядела даже мило.)

Несмотря на то, что он был худым от недоедания, кто-то мог считать Казуру даже симпатичным.

Оставив в стороне Казуру, который был поглощён в своем впечатлении от девушки, Розуру заговорил возбужденно:

— Да! Да, с лекарствами Казуры мы может быть будем в состоянии вылечить болезнь главы!

— Эх, это правда?! Жизнь папы действительно будет спасена?! Большое спасибо!»

Услышав слово «лекарство», измученное лицо девушки, Валетты, засветилось, и, глядя на Казуру, она склонила голову со слезами на глазах.

— А? Ва, подождите минуту. Ваш отец страдает от болезни?

Зная, к чему ведёт этот разговор, Казура всё равно собирался быть спасителем отца девушки.

Если это просто озноб или боль в желудке, то лекарства у него были, но, если это туберкулез или рак, он мало что сможет сделать.

— Да, он уже как 5 дней прикован к постели, его температура была высокой все это время, я хотела дать ему пищу, но у нас нет подходящей … Если бы у нас были деньги, я бы вызвала врача, но у людей вроде нас очень мало денег … Я уже почти отчаялась.

Похоже, ее отец был серьезно болен.

Похоже, они думали, что лекарства, которые собирался дать им Казура, смогут вылечить главу деревни.

Но даже сам Казура не мог сказать, есть ли у него такое лекарство.

(— Я говорю лекарство, но это всего антациды и немного болеутоляющего, которое мне доктор прописал ранее, о, и так же Липовитан-Д.)

Вспомнив все лекарства, которые он имел в сумке, настроение Казуры резко упало.

В худшем случае, если болезнь главы окажется из числа неизлечимых, лекарства, что он принес, ничего не мог сделать, и так как он не был специалистом в медицине, Казура не мог дать правильный диагноз.

Он думал, что некоторым жителям, чьи ноги болят от работы на полях слишком сильно, он мог дать обезболивающие, так он смог бы остаться с ними на некоторое время, но это было так наивно.

— Я не уверен, есть ли у меня нужное лекарство, но в любом случае, я могу сейчас осмотреть главу?

— Да, пожалуйста!

Валетта энергично ему поклонилась, пока Казура мысленно молился: — Пожалуйста, пусть это будет какая-нибудь боль в спине или недоедание, — он вошел в резиденцию, следуя за Валеттой.

— Отец, у этого человека есть лекарства! Все будет хорошо!

— Главный! Все будет хорошо!

— Уу …, ле… карства …?

(— ….. Ха …)

Он вошел, и как только он увидел отца Валетты, Казура думал, что он должен сказать слова соболезнования, но вместо этого…

— Как он, Казура-сан? Отца можно вылечить?

В это время, все еще держа за руку отца, она смотрела слезящимися глазами на Казуру, который стоял подле них.

— Есть ли похоронный дом рядом? — думал Казура, ничего не произнося в слух, но в данный момент он сел рядом с отцом Валетты и посмотрел на его состояние.

— Ух ты, это ужасная лихорадка. Его глаза также затонули и не сфокусированы, и он также дрожал всем телом, он ….. в порядке! Он может быть исцелен!

Даже не вооружённым глазом было видно, что дело плохо, и Казура собирался дать честный ответ, но в тот момент он увидел как слезы потекли из глаз Валетты, потому он сразу изменил свои слова.

Хотя сразу же после этого он подумал: — Ой, дерьмо!!

— В самом деле?! ….Я так рада.

— Ах, нет, скорее, чем лечить, я бы сказал, что он скоро будет освобожден от страданий …

Схватив руку Казуры, слезящимися глазами Валетта снова и снова благодарила его. Казура начал чувствовать как холодный пот капает на пол.

Заключительный удар по Казуре пришёл от Розуру.

— Это правда! Тогда я извещу об этом других сельчан!

Как только он это сказал, проигнорировав попытки Казуры остановить его в замешательстве, то вылетел из резиденции.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Comments are closed.