Глава 75. Извиняющаяся Горничная

Когда я проснулся, было уже немного за полдень. Придя в обеденную, я застал Сильву за готовкой обеда, своевременно, как всегда. Видимо, он знал, что я встал и как обычно ответил, что все потому, что он дворецкий.

Бесполезно было ему что-то возражать, и я оставил все как есть. Кушая, я вздыхал каждый раз, когда капли дождя стучали по фасаду дома снаружи.

Тогда мне вдруг вспомнилось. Что там с Микадзуки. Он, должно быть, первый раз с таким феноменом встречается. А что если он запаникует и свалится в озеро.

Я использовал «двойную цепочку слов», те слова, что я на него поместил, но они исчезли, теперь местонахождение его мне неведомо. Думаю, после еды пойду проверю.

Пусть и очень слабо ощущая место, где он был, я спросил у Сильвы, где находится тот луг, оказалось, он на задворках поместья. После этого, я поспешно вышел наружу в поисках Микадзуки.

Зазазазазаза (дождь)

Хоть поблизости и шед дождь, странно было видеть то, что здесь он не тек вообще. Ну точно иной мир, логический подход здесь неуместен. Обмозговывая это, я продолжил шагать.

Как Сильва и указал, за поместьем было что-то вроде сарая. А там я увидел нечто, напоминающее курицу с пухлыми крыльями. А рядом сидел спокойно Микадзуки, закрыв глаза.

Почему он настолько расслаблен? Все потому, что за ним сейчас ухаживали.

Микадзуки: Куи!

Заметив присутствие Хиро, он многократно позвал его, словно пытаясь привлечь внимание. Но в отличие от Микадзуки, особа, ухаживающая сейчас за птахой, выглядела весьма понуро.

Та, с которой он прошлой ночью сражался.

Шамоэ: Я-Я-я г-глубоко извиняюсь!

Она пребывала в смущении и все извинялась, была она той горничной этого особняка, Шамоэ, действительно принеся ему некоторые трудности прошлой ночью.

Микадзуки: Ку?

Микадзуки сбился от ее извинений своему господину, озираясь назад и вперед на обоих.

Шамоэ: Э-э-эм…

Шамоэ паниковала, не зная, что и сказать. Смотря на это представление, он лишь удивленно повел плечами.

Хиро: Я не могу просто взять и забыть такое с твоей стороны, ты же понимаешь? Я ведь чуть не помер прошлой ночью.

Той ночью, не сопротивляйся я, и точно бы не выжил. И хоть и выжил, получил существенные повреждения. Я не дам ускользнуть этому факту.

Услышав такое, она почувствовала себя скверно на душе. Она тряслась, держа обе руки перед грудью. Ей показалось, что Хиро хочет мести.

Да нет, конечно, у него и в мыслях не было. Хоть он и обнажил катану, будучи в опасности, убивать людей, не враждебных ему, он не намеревался.

Хиро: Ты помнишь?

Шамоэ: Д-да!

Хиро: Тогда это вводит в затруднение, хм…

Если бы она не помнила, виноватой она бы себя не чувствовала. Но, похоже было, что она была в себе во время битвы.

Так как сделать она ничего не могла, только наблюдать за ним, она, судя по всему, сильно страдает, имея слабое сердце.

Шамоэ: М-мне правда так жаль! Шамоэ поступила так непростительно.

Она все извинялась и извинялась.

Верно, что это она затеяла, но Хиро мог ей лишь симпатизировать. От вида непрерывно извиняющей девушки, становилось пасмурно на душе.

Хиро: Что ты делаешь с этой слюнявой птицей?

Шамоэ: Э? Слюнявой?

Микадзуки: Куи куи куи куи!

Микадзуки облизывала лицо хозяина после стольких дней разлуки.

Хиро: Эй, говорил же, отвянь от меня, разве нет?

Микадзуки: Куиииии!

Микадзуки помотал головой в отказе. Тогда Хиро произнес…

Хиро: Вот поэтому.

После насильного оттаскивания Микадзуки, он продемонстрировал свое, полностью обслюнявленное лицо, Шамоэ.

Шамоэ: Понятно…

Уловив его мысль, она достала из кармана что-то вроде платочка, протянув Хиро. Он послушно его принял, вытерев лицо.

Хиро: Ну так, что ты делала с этим пернатым?

Шамоэ: О-о, точно, я его чистила.

Хиро: Вот как? Кажется, он доставил тебе немало хлопот.

Микадзуки согнул шею, будто извиняясь.

Шамоэ: Н-нет, ничего! Это такие пустяки! Да и вчерашний случай. Прости, что не смогла извиниться сразу на месте!

Все указывало на то, что она пыталась принести извинения за прошлую ночь. Но так как не смогла его найти, хотела загладить вину, помогая с Микадзуки. Она извинялась косвенно. Если бы она душевно приготовилась, то могла извиниться и на месте, но видя, как Хиро внезапно появился тут, у нее чуть душа из пяток не вылетела.

Наблюдая за тем, как девушка перед ним трясется, он скрестил руки.

Хиро: Так чего ты так боишься?

Шамоэ: Эм, ну э-это…

Хиро было наплевать на расовые отличия. Так что он не имел представления об этой проблеме.

Шамоэ: …потому, что к полукровкам все питают отвращение…

Хиро: Хооо…

То, что она силилась сказать, это то, что полукровки здесь — табу. Поэтому никто не гнушается издеваться над ними. Вот почему…

Хиро: Не в состоянии воспользоваться ни магией, ни «связкой», м…

Да, характеристики полукровок такие, что они унаследуют физические параметры обеих рас, а вот уникальные их особенности обходят полукровок стороной. В этом случае, это магия и «связка». Так как кровь отвергает одну другую, ни та, ни другая черта расы ей не доступна.

То же самое, что и скрещивание Гумаса и Эвила. Не в состоянии использовать магию, такая полукровка становится табу и клеймится символом несчастья.

Естественно, скрещивание незаконно. Если такой ребенок находится, от него либо избавляются, либо изгоняют вон.

Мать Шамоэ, будучи Эвила, была к этому готова, родив ее. Отец-Габрант решил искать способ пересечения континента и покинуть свою семью. Свою супругу и дочь он заверил, что непременно их отыщет, обязательно вернувшись к ним.

Но когда он ушел, мать и юная Шамож жила под этим навесом, который построил отец. Эвилы по соседству это заметили, а узнав, что Шамоэ полукровка, их изгнали.

Им было некуда податься, а отец все еще не вернулся. Так как они пообещали ему ждать здесь, покидать это место им не хотелось.

Пусть Эвилы были с этим не согласны, они их не трогали. Но презрение и отвращение стали ежедневной рутиной. Никто не смел на них смотреть, ведя с ними так, словно ненависть была чем-то естественным по отношению к ним.

Хоть юная Шамоэ была в порядке, сердце матери постепенно раскалывалось. Когда Шамоэ исполнилось 5 лет, мать совсем обессилела, умерев вскоре в полной тишине.

Шамоэ была одна-одинешенька и не знала, что делать. Видя, как ее мать умерла, Эвила воспользовались случаем, чтобы от нее избавиться. Они сожгли навес, построенный ее отцом.

После этого, ей было некуда вернуться, идти тоже было некуда. Ей только и оставалось, что бродить по континенту, но магией она была обделена. А этот континент был не самым лучшим местом, для молодой девочки.

Она не могла собрать достаточно пропитания, не могла найти реки, из которой можно было испить. Она медленно увядала. Уже на своих пределах, почти смирившись со своей судьбой, кто-то посмотрел на сверху вниз.

Шамоэ: Это была госпожа.

На ее лице больше не было испуга, мягкая улыбка появилась на нем.

Шамоэ: Тогда она протянула мне руку и это было так круто! А~ Кия кия~

Хиро: Ха?

Шамоэ заблестела глазами и приблизилась к Хиро.

Шамоэ: Она сказала мне, лежащей на земле, «Хочешь жить, пойдем со мной! Тогда… И тогда, она предложила мне работать в этом поместье! Госпожа даже не испытывала неприязнь к полукровкам! Я так благодарна госпоже!

Забыв о Хиро, она не заметила, что приближается к нему, а заметив, быстренько отпрянула, повесив голову.

Шамоэ: Э-э, мне так жаль! Где мои манеры! Аргх, Шамоэ такая идиотка! Такая тупица!

Размышляя о том, что он где-то это видел раньше, Шамоэ, тем временем, билась и билась головой об навес для животных. Хиро пожал плечами.

Хиро: Да ладно, мне то это все равно. Так вот почему ты здесь прислуживаешь? А можно ли было поведать мне эту историю? Я ведь здесь лишь гость как-никак, м?

Будь то Лилин или ее родителя, все это являлось частью ее ценных воспоминаний. Хиро сомневался, что Шамоэ расскажет что-то такое первому встречному путешественнику. Она слегка улыбнулась и покачала головой.

Шамоэ: Я-я слышала от Сильвы, что Хиро не тот человек, которого заботит расовые предрасположенности.

Хиро: (Ах, этот хентайный ублюдок, ну погоди.)

Хиро стиснул зубы в мыслях.

Шамоэ: Поэтому, хоть это и неказистая история, я хотела, чтобы ты выслушал.

Хиро: Вот оно что. Если ты не против, то почему бы и нет. Я все равно не собирался это рассказывать кому-либо. Должен похвалить тебя за твой зоркий взгляд (имеет в виду, что расценила его как хорошего парня).

Шамоэ: Спасибо тебе большое!

Хоть Хиро ее хвалил, она его благодарила.

Хиро: (Мыа, будь на ее месте тот старый пень, он бы едко парировал, но она настолько послушная, что раздражает.)

Что-то я скучаю по тому, как мне язъявил Арнольд…

Хиро: Ну, ладно. О, точно, я буду звать тебя Доджимейдо (неуклюжая горничная), ты слышала меня, Доджимейдо?

Шамоэ юмора не поняла.

Хиро: Доджимейдо полнолуния.

Услышав это, она вздохнула.

Хиро: Хоть ты и не способна держать в узде свои силы, постарайся не нападать на меня в следующий раз, хорошо?

Шамоэ: Э-э? П-прости меня!

Хиро: Лучше ищи способы контроля самой себя. Иди и спроси у той красной лоли. Она должна же знать способы, раз столько прожила.

Шамоэ: Вообще-то, я уже спросила ее и тренировалась над этим.

Хиро: Видимо, все пошло Габранту под хвост…

Шамоэ: Д-да…

Шамоэ опустила плечи, посмотрев на Микадзуки.

Хиро: Думаю, это ничего, пока ты стараешься.

Шамоэ: Э?

Хиро: Мне нравятся люди, которые даже провалившись, старались изо всех сил.

Шамоэ: Э?

После этих слов, она покраснела.

Шамоэ: Фуэээээ?

Услышав неожиданный вопль, Хиро нахмурился.

Шамоэ: Э-эм, просто… Ч-что ты имеешь в виду под «нравятся»? Фуээээ!

Она положила обе руки себе на щеки. Хиро не мог взять в толк, чего она так засмущалась. Его брови слились в одну,пока он на нее глядел.

Шамоэ: (Ч-что же мне делать~~~??? Е-ему нравится Шамоэ? Это значит, значит..!)

Глаза Шамоэ завертелись, и что-то вроде пара образовалось у нее на верхушке головы, лицо же было красным, словно помидор.

Хиро: (Какая странная девушка, хотя в этом поместье все равно никого нормального нет.)

Не в силах понять разыгравшееся воображение Шамоэ, Хиро поднял голову на Запрещающее Императорское Облако, гадая, когда прекратится дождь.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий