Глава 104. Мотив короля Рудольфа

Рудольф: …Что бы это значило?

Все взгляды устремились на Рудольфа.

-В эту «Священную Комнату» легко проникнуть, но чтобы выйти, требуется разрешение Главы Священников.

Портнис: Ну, похоже так и есть.

Но Портнис подивилась, почему он задал такой внезапный вопрос, слегка наклоняя шею.

Рудольф: И количество людей, которыми дозволено войти, включая Главу священников достигает 13, так?

Портнис: …Ха.

Рудольф: Более этого, никакая информация снаружи не пройдет сюда… Эту комнату вполне можно называть отделенным от остального мира.

Дзюдом насупил брови при словах Рудольфа.

Дзюдом: ( Рудольф… что ты…?)

Это было что-то, что каждый, нет, министр кабинета возле него улыбался, показывая, что он что-то знает. Но и так, чуть ли не все вокруг были в недоумении от неожиданных замечаний Рудольфа.

Рудольф: …нет, я лишь хотел окончательно убедиться. Извините, что потратил ваше время на такое.

Портнис: Н-ничего.

Дзюдом не до конца осознавал, зачем он хотел в этом убедиться. Но он увидел, как сузились глаза Акинаса. Как и Акинас, у него тоже возникли некоторые сомнения насчет поведения Рудольфа.

Дзюдом: (Рудольф…ты…)

Дзюдом не мог в это поверить, но…подумав над этим, он решил, что подождет еще немного, следя за ним.

Рудольф: Что ж, тогда позвольте нам еще раз представиться по-человечески.

Рудольф: Я единовластный король, объединяющий Гумасов, Рудольф фон Штраус Арклэйм, царь Викториаса.

После того, как Рудольф представился, Эвиам продолжила, распахнув уста.

Эвиам. Я правитель, контролирующая столицу Эвилов: Ксаос, Эвиам Гран Ранний Расвет. За этой случай, случай отклика на просьбу Эвилов, я не могу выразить вам всю свою благодарность, царь Викториаса.

Она двинула головой, слегка кивая.

Рудольф: Нет, и для нас существуют немало плюсов, создай мы с вами альянс.

Хоть их владыка обращалась к ним в вежливой манере, Рудольфу не удалось подстроиться под ее речь, отчего задетый Марионе бросил на него сомнительный взгляд, сомкнув плотно брови в неудовольствии. Но это заметил Акинас, еле видно тряхнув головой, давая понять Марионе, чтоб он не привлекал внимания.

Эвиам казалось, вообще не обращала внимания на это, снова разлепив губы.

Эвиам: Я счастлива, что вы так говорите.

Рудольф: Однако.

Эвиам: …?

Рудольф: Есть те лица, кто не желают, чтоб наш альянс состоялся.

Эвиам: В этом я осведомлена.

Рудольф: Уже одно это демонстрирует, насколько тяжки увечья, нанесенные друг другу… Как они глубоки.

Эвиам: Да, но я верю, что исцеление этих ран требует не мести, а времени для мира.

Рудольф: …

Эвиам: Когда-то мы конфликтовали. И именно поэтому мы шли на поводу тех вещей, которых иначе, как нечеловеческими не опишешь. Когда грусть и ненависть скапливалась, она открывала дорогу еще большей вражде и ссоре. Такое более не допустимо. Если кто-либо не разрушит эти цепи вражды, время для мира никогда не наступит!

Все чутко слушали ее заявление.

Дзюдом: (Эта девушка… Так вот какой нынешний владыка демонов на самом деле.)

Дзюдом слушал ее идеалистические речи и ощущал, что твердит она это искренне. Перво-наперво прийти на территорию врага, человек людей, всего лишь с несколькими людьми, было близким к самоубийству. И все же, она продолжала вести совещание. Все потому, что она воистину хотела заключить альянс, потому она пришла сюда, дабы встреться с представителями вражеской страны.

Войдя в экстремально невыгодные условия, неси они бы какой бессмысленный вздор, Эвилы бы вызвали на себя лишь весь гнев противоположной стороны. В таком случае, все бы усугубилось дальнейшим развитием конфликта, высказывание таких слов, прямо говорило о том, что сама Эвиам в них действительно верила, ничего не скрывая и не окутывая все тенью лжи.

Дзюдом: (…хм? Видел ли я ту девушку уже где-то?)

Дзюдом воззрился на Эвиам, чувствую некое дежавю. Ему казалось, что он ее уже раньше встречал, но нет, эта мысль ускользала из его головы. И тогда-

Дзюдом: (Вспомнил! Неужели эта леди  в то время было владыкой? )

Когда его глаза распахнулись в понимании, он вновь взглянул на нее, чтобы в этом убедиться. Таким образом, он был уверен, что она совпадала с девушкой, всплывшей у него в памяти.

Дзюдом: (…Понятно, так эта леди с тех пор сильно… выросла.)

Не похоже было, что другая сторона распознала это, но бесспорно, Дзюдом узнал в ней ту, с которой виделся в прошлом. Увидев, насколько она повзрослела и похорошела, ее захватило некое чувство счастья. Но сейчас было не время тонуть в ностальгическом порыве. Сейчас ему нужно было сосредоточиться на совещании.

Рудольф: Даже если бы мы могли заключить альянс, определенно возникнут силы сопротивления против него. Что вы об этом думаете?

На вопрос Рудольфа Эвиам непоколебимо ответила.

Эвиам: Правда то, что заключив альянс, те, кто не смогут его принять, будут смотреть на нас с опасением. Добавим сюда и факт рассматривания Габрантов. Однако, продолжив сражаться в таком же темпе, Эдея будет в еще большем распаде, места, где люди могли бы жить, исчезнут. Так как это уже происходило в прошлом, я уверена, вы тоже это хорошо осознаете.

Рудольф: …

Эвиам: Все потому, что они не могли позволить нашим предшественникам создать пора благоденствия, сформировав мир так, как мы его знаем сейчас. Можно сказать, причина, по которой мы тут стоим, несомненно вытекает из тех трудностей, которые испытывали наши предшественники, строя сегодняшний мир. Вы в самом деле полагаете, что нам, их потомкам, захочется его рушить?

Все молча слушали ее речь, Рудольф же слабо прикрыл глаза. Министр кабинета Деннис скривил нечитаемое выражения лица.

Эвиам: Мира не так легко достигнуть. Но, мы, взяв друг друга за руки, сможем положить основу к нему. Я уверена, будет немало невзгод, но однажды, несомненно, мир станет тем местом, где каждый сможет жить и смеяться!

Красивые идеалы. Девственные идеалы. Идеалы, которые любому показались бы сладостными. Дойдя до сути, можно было сказать, это было прекрасным образцом мира.

Дзюдом: (Не так… Ты слишком поспешно это выдала, повелительница-чан.)

Дзюдом посмотрел на нее несколько хладнокровным взглядом.

Дзюдом: (Это правда, что это идеал-мечта, великолепный идеал. Но совсем чуть-чуть… ты заговорилась.)

В самом деле, ее идеал поражали своей красотой. Но она не полностью ответила на слова Рудольфа. Сопротивление, порожденное альянсом. Решая эту проблему, она просто-напросто перечислила свои идеалы.

Если можно было бы перефразировать, на «Как ответить на внутренную вражду, которая возможно разгорится с еще большей силой?», она ответила одним лишь «Как-нибудь, когда-нибудь оно само уладится», оголяя свою, никак необоснованную, самоуверенность.

Дзюдому тоже хотелось, чтобы совещание состоялось. Естественно, он одобрчл альянс. Но при этом, он принимал во внимание возможные проблемы, которые могли возникнуть при его начале. Именно поэтому он… желал создать альянс, чтобы обговорить ближайшее, обозримое будущее.

Первым делом, им было необходимо узнать друг друга получше. Доверие это то, что набирается постепенно, по происшествию времени. Но она лишь рассматривала положительные стороны альянса. Честно говоря, это было опасной затеей.

Если вас будут осыпать лишь одними идеалами, вы станете цепляться к каждому слову. Однако, противоположная фракция являлась представителем целой страны, на чьих плечах покоилась судьба всей расы. При виде того, как она раскидывается идеалами, даже Дзюдом забеспокоился.

Дзюдом: (Не торопись, повелительница-чан. У тебя есть время. Ты не должна торопить события альянса. Сперва придем к тому, что познакомимся поближе друг с другом. А сегодня лишь разговоры на эту тему.)

Дзюдом словно отдавал советы собственной дочери. Смотря за ней, он невольно захотел наставить ее на истинный путь. Она была наивной, но загадочным образом обладала чем-то, что привлекала внимание людей. Хоть она была юна, человек сразу понимал, что являлась она повелителем.

Рудольф: Уважаемая Повелитель Эвиам.

Вдруг пробормотал Рудольф.

Эвиам: Чт-то такое?

Рудольф: Вы… теряли вы когда-нибудь кого-либо, ценного вам?

Эвиам: … Ха?

Гадая, что он хотел этим сказать, выдала она случайно.

Рудольф: Насколько я могу судить, вы непорочны. Прошлый повелитель Демонов приходился вам братом, но ваш ход мыслей в корне отличается.

Рудольф: У вас чудесные мысли. Такие, белоснежно-белые…замечательные идеалы.

В этот момент, послышалось нервное сглатывание Денниса. Видимо, что-то вывело его из равновесия, но скорей всего, вложенные в его слова амбиции повлияли на него.

Рудольф: Я спрошу последний раз. Теряли ли вы кого-нибудь дорогого вам?

Эвиам: Я… теряла. Все Эвилы моя семья. Многие ушли из этого мира.

Рудольф: …Ясно. А может ли быть, что если кто-либо из вашей семьи будет убит, вы посчитаете месть бессмысленной и вообще беспочвенной? Вы можете поверить в то, что все может быть решено словами… И разговаривать с убийцей, смеясь при этом?

Рудольф медленно раскрыл глаза, остро на нее взглянув. Казалось, словно его намерением являлось не упускание этого шанса затратой лишь небольших усилий.

После того, как ей задали такой вопрос, на лицо Эвиам нашла тень при его словах, и-

Эвиам: …Я не представляю, смогу ли я засмеяться. Нет, вероятно, я никак не смогу засмеяться. Но я не позволю убивать членов своей семьи! Клянусь своим именем как Владыка Эвиам, что остановлю действия, способствующие порождению желания мстить!

Какое-то время, они оба смотрела друг на друга в тишине. Первым кто рассеял тишину, был Рудольф.

Рудольф: Похоже, ты все еще весьма юна.

Эвиам: И я это осознаю! Осознаю то, что в некоторых областях мне не хватает опыта! Однако же-

Рудольф: Это совещание.

Эвиам: …Ха?

Рудольф прервал ее, продолжая.

Рудольф: Габранты явно постараются прекратить это совещание. Знаете ли вы их возможные действия?

Эвиам: Среди моих подчиненных есть тот, кто выделяется сборкой информации. Ему я поручила сбор нужных сведений по движениям Габрантов.

Рудольф: О, и?

Эвиам: За прошедшие пару месяцев, мы тоже действовали за кулисами, привнося дезинформирующую информацию, чтобы спутать им планы.

Рудольф: О, раз вы упомянули такое, выходит, вы все-такое предпринимали такие шаги.

В действительности, используя влиятельных людей с соответствующих сторон, они совершали многочисленные тайные собрания, чтобы еще больше запутать Габрантов. В этих тайных собраниях обсуждались место, дата, время и другие тонкости. Затем, эти сведения скрытно распространялись к Габрантскому континенту подчиненными Эвиам.

Конечно, Габранты не принимали эту информацию сразу как есть, прежде начиная свои собственные расследования. В информации, полученной им по совещанию, совпадали дата и время, но место отличалось. Несколько дней назад, пришли известия, уточняющие приближение их армии к неверной точке совещания. Среди них, была найдена фигура царя зверей, так что по-видимому, они купились на эту фальшивку.

Эвиам: Прямо сейчас, Габранты должны совершать набег на заранее приготовленное место несуществующего совещания. Однако, может их внешность и похожа на нашу, те, кто там присутствуют, совершенно иные люди.

Рудольф: Хо, хоть я и слышал, что кто-то специализировался на создании этих фальшивых марионеток… Неужто они похожи на вас как две капли воды?

Эвиам: Именно. Пока вы не прикоснетесь к ним, по одному внешнему виду не опознаете.

Рудольф: Хо, определенно, в ваших рядах есть и такие таланты.

При словах Рудольфа, Эвиам взглянула с некоторой гордостью на Кирию. Хоть Кирия и пыталась не показать признаков суеты на лице, ее лицо все же едва расслабилось, выявляя немного счастья. Разумеется, кукол приготовила никто иная, как Кирия.

Эвиам: (Как я уже сказала, у меня замечательная семья.)

При этих словах, внутри нее возникло некоторое чувство благодарности по отношению к Кирии и Ко, продолжавших поддерживать ее всеми силами.

Рудольф: Раз так, вы хотите сказать, что все проблемы устранены?

Эвиам: Да.

Рудольф: Для Габрантов, этого совещания и… даже для Гумасов?

Эвиам: ..? Что вы хотите этим сказать?

Эвиам ощутила смутную тревогу от его смены голоса, с кажущимся скрытным значением. Как только она об этом подумала, он резко поднял руку. Затем, словно по сигналу, один из пяти офицеров стремительно сорвался со своего места.

Думая, что они смогли нацелиться на Эвиам, Акинас и Ко инстинктивно приблизились к ней, для ее же защиты. но офицер нацеливался не на Эвиам.

Портнис: Ч-что вы только?!

Взятой в цель была Портнис, свидетель. Нет, конкретнее говоря, целью стал посох в ее руках. Так как они просто очень резво переместились, посох был вырван у нее их рук, да так, что она ничего не смогла предпринять.

Заметив эту сцену, большинство людей опешило, продолжая взирать дальше. Они не могли уяснить, что именно он собирался сделать.

Рудольф: Уничтожь его!

Сказавшим такое офицеру был Рудольф. Тот слабо кивнул, вознес посох над головой и…

Портнис: Пожалуйста, прекратите!

Париииииин!

Сдерживающие слова Портнис были бесполезны, так как посох кинули оземь. Круглый шар, довершающий навершие треснул и разбился, осколки разлетелись повсюду.

Рудольф: Отличная работа.

При его словах, офицер браво оповестил «Да!» и вернулся на свою прошлую позицию. Увидев такое, как и предполагалось, Дзюдом возмутился.

Дзюдом: Эй, Рудольф! О чем ты только думал!

Порнтис: Вот именно! Ты хоть знаешь всю значимость этого посоха!

Когда Портнис продолжила после Эвиам, Рудольф слабо улыбнулся, отвечая.

Рудольф: Знаю. А то почему мне его разрушать.

Портнис: Ва!

Дзюдом: Рудольф, неужели ты…

Заметив, как затрясся Дзюдом и ошалела Портнис, к Эвиам наконец вернулся дар речи.

Эвиам: Ч-что все это значит? Что ты замышляешь, Царь Викториаса!

Все Эвилы уставились на Рудольфа. Но даже сейчас, улыбка ее не сошла с лица.

Рудольф: Таким образом, это место на 24 часа стала полностью изолировано от внешнего мира.

Эвиам: Полностью изолировано… от внешнего мира?

Повторила Эвиам его слова, но ей ответил Дзюдом.

Дзюдом: Эта Священная Комната — место, где древний герой пожертвовал своим телом, место, где сила святых мощей преобладает больше всего.

Акинас: Дзюдом…

Пробормотал Акинас, а Эвиам, ошеломленная от этого, взглянула на Дзюдома.

Эвиам: (П-понятно, я чувствовала, что видела его где-то раньше, но он тот с той поры?!..)

До этого самого момента, она была без понятия, кем он являлся, но вспомнив события прошлого, Эвиам стало ясно, почему он был здесь.

Эвиам: Ты… Дзюдом Ланкарс?

Дзюдом: Ом, все верно. Но ты, как же ты повзрослела. При мыслях, что леди стала Повелительницей, я сразу ощущаю, как быстро течет время. Тебе же тоже так кажется, а, Акинас?

Акинас: Фум, и правда.

Акинас согласился с ним, выдав легкую улыбку.

Марионе: Ваше Высочество, сейчас не время для этого.

После упрека Марионе, Эвиам пришла в чувство, решив спросить продолжения объяснений.

Эвиам: В-все так, простите. Господин Дзюдом, не могли бы вы продолжить разъяснения?

Дзюдом: Ааа, так вот, это место, сила героя была настолько велика, что прежде чем войти, чтобы защитить людей внутри, Священная Комната накладывала мощный барьер.

Эвиам: А это разве не хорошо?

Дзюдом: Правда не только это, но и то, что это самая безопасное возможное место, защищающее вас силой героя. Только вот, войдя сюда, выйти вы не сможете на протяжении 24 часов.

Эвиам: Ва?! Это правда?!

Повернувшись к Эвиам и заметив ее личико, скованное шоком, горькая улыбка показалась на его лице.

Дзюдом: Да, не так ли, Портнис?

Портнис: Да, это так, Дзюдом.

Завидев как легко они общаются, любой бы мог предположить, что они близкие знакомые.

Портнис: В течение 24 часов эта комната будет создавать абсолютно непроницаемый барьер. Изначально, этот посох…

Сказав это, она подобрала разломанный посох, валявшийся на полу и показала его всем.

Портнис: Навершие украшал шар, не так ли?

При словах Портнис, Эвиам утвердительно кивнула.

Портнис: Этот шар был нечтом, сотворенным из брони героя. Откровенно говоря, героическим реликтом. Благодаря этому шару, входя в эту комнату со мной, вы могли также беспрепятственно выйти из нее.

Эвиам: Т-тогда…

Портнис: …Да, как только 24 часа в Священной Комнате истекут по вхождении сюда, барьер ослабнет лишь на короткое время. Тогда мы сможем покинуть это место, но… Прямо сейчас…

Проглатывая слова того, что шар был разбит вдребезги, Портнис скорчила расстроенное лицо, опустив голову в стыде. Вместе с тем, Дзюдом раскрыл рот, гневно голося.

-Дзюдом: Рудольф, ублюдок, ты собирался совершить такое с самого начала, так? Теперь, когда я все складываю воедино, ты вел себя странно, узнавая, будет ли здесь Портнис. Она былв недостающей деталью в твоем плане, да?

Верно, Рудольф выяснил вместе с присутствием Портнис и механизм работы Священной Комнаты, что никак не относилось к самому совещанию.

Дзюдом: Деннис, и ты это знал, как и тот скоп вон там.

Он уставился на министра кабинета Денниса и пять командующих офицеров. После его слов, шесть из них захихикали.

Эвиам: Он уже совершил такое? Господин Дзюдом, как вы думаете, что Царь Викториаса только…?

Кирия: Ваше Высочество, поразмышляйте над этим хотя бы чуть-чуть.

Эвиам: Му, тогда ты это знаешь, Кирия?

После издевки со стороны своей ближайшей помощницы Кирии, Эвиам легонько надула губы.

Кирия: Конечно. Вероятней всего он, нет, они… собираются нас предать.

Эвиам: Ва?!

Рудольф: Хахаха, кто бы говорил о предательстве. Это вы, господа, фактически заключили пакт, разве нет?

Эвиам: Кух! Царь Викториаса! Как вы можете так поступать! Первым делом, что чего вы добиваетесь, запирая нас здесь!

Рудольф: Все еще не дошло, повелитель?

Эвиам: …?

Все пристально стали наблюдать за движением уст Рудольфа. Когда его губы разошлись, шокирующие слова вышли наружу, достигая ушей Эвиам.

Рудольф: Это война.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

2 Comments

Добавить комментарий