Глава 1

«Вот твои деньги на этот месяц. Смотри, не потеряй.»

«Спасибо, отец!»

Балуд радостно воскликнул, получив серебряную монетку от своего отца, Игниса.

Большую часть земель занимал лес. Поэтому семья графа лишь немногим богаче своих подданных.

Всего у Балуда было уже 72 серебряных монет. В переводе на японские иены — около 1.4 миллиона (около 13 000 долларов)

Начиная с того момента, как Балуду исполнилось пять, Игнис стал давать тому карманные деньги. Он делал это, чтобы обучить Балуда обращаться с деньгами.

Хотя, благодаря памяти предыдущих жизней, Балуд и так прекрасно понимал ценность денег.

Так что эти деньги всего лишь удовлетворяли фетиш одной из личностей внутри Балуда.

«Ха-ха-ха… О, блестяшка!»

«Никак не могу привыкнуть к выражению лица молодого мастера, возникающего каждый раз при получении монетки»,- произнесла Сейрун, видя, каким взглядом Балуд смотрит на монетку.

(Молодой мастер был бы идеальным, не будь этого фетиша…)

Пять лет назад Сейрун была нанята в качестве горничной.

Не то, чтобы Игнис давал какие-то особые указания, но, похоже, он просто хотел, чтобы у Балуда был друг, близкий ему по возрасту.

Поэтому она выросла, считая Балуда своим младшим братиком.

Она вспомнила свои ощущения, когда впервые встретила Балуда.

Ему тогда было около шести лет, и он был симпатичным молодым мальчиком.

Но она быстро подметила, что иногда он ведет себя не в соответствии со своим возрастом.

Точнее, было просто невозможно не заметить.

«Какая симпатичная мордашка!»

Произнес он и ухмыльнулся так, как всегда усмехался дедушка Сейрун. Потом вдруг…

«ОТЛИЧНО! ПЕРСОНАЛЬНАЯ ГОРНИЧНАЯЯЯ!»

С этим криком Бард начал кататься по полу, как любил делать тридцатилетний брат Сейрун, прославившийся в столице своими странными увлечениями.

Этими своими действиями и с немного покрасневшим лицом он выглядел отвратительно.

Ей было всего восемь. Так что неудивительно, что её смутило подобное поведение.

Да, уже тогда она была очень красивой. От матери в наследство ей достались золотистые волосы и карие глаза.

«Ты поиграешь со мной, Онее-тян?»

Сейрун окончательно запуталась, поскольку прямо сейчас он опять походил на маленького, миленького мальчика.

Совсем не такой, какими были её дед или брат.

Она почувствовала, что, несмотря на странные личности, проскальзывающие в нем, Сейрун желает защитить Балуда. Поэтому она произнесла:

«Конечно».

Видя одиночество, которое проскальзывало во взгляде Балуда, Сэйрун начала ощущать его скорее не как господина, а как члена своей семьи.

С того дня Сейрун стала для него охранником, сестрой и просто очень хорошим другом.

Балуд был очень чувствительным ребенком, неспособным самостоятельно уснуть.

Иногда Сейрун сомневалась, что ему на самом деле 11 лет.

«Сей-нее, расскажи мне что-нибудь интересное.»

«… А ты и вправду любишь слушать старые истории».

Они все время проводили вместе. От рассвета и до заката.

«Сей-нее, ты такая теплая…»

Она всегда ощущала себя матушкой, когда Балуд устраивался у нее на руках.

(если бы у меня на самом деле был младший братик, был бы он таким же миленьким?) — думала она.

Чувствуя его тепло, она крепче сжимала Балуда в объятьях.

Сейрун сама не заметила, как полюбила его.

А вот другим личностям, иной раз проступавшем в пареньке, доставалось от нее по-полной.

«Объятие женского тела, не одевшего бюстгальтер!.. Ав! Оуч! Бафу! Гофу!»

«Непослушные должны быть наказаны!»

«А это по своему мило!..»

Сейрун бросало в дрожь от Масахару, который, видимо, наслаждался даже наказанием.

«А ну-ка пошел вон из Юного господина! Извращенец!»

Проснувшийся утром Балуд недоуменно потирал лицо.

«У меня болят щеки…»

Чувствуя себя виноватой, она только молча смотрела.

Всего два года назад они стали спать в разных кроватях. Просто тогда Сейрун начала ощущать разницу между мальчиками и девочками.

Примерно в те времена они и ванну перестали принимать вместе.

Иногда Масахару просыпался и кричал что-то вроде:

«Реальные горничные — это моэээээ!»

Но, после заслуженного наказания он удалялся.

Однако…

Бывало время, когда его лицо искажалось ухмылкой старика.

Правда, помимо Сейрун, никто не был в курсе об этом его фетише.

Она с печальным вздохом вспоминала, каким милым малышом был в детстве Балуд.

«… Ладно, сдаюсь…»

Но не успела она сказать, что-то типа: «надеюсь, ты никогда не пересечешь черту», как лицо Балуда искривила ухмылка, и он прижал монетку к щеке.

«Ах… Эта приятная прохлада серебра!»

«… Беру свои слова назад. Немедленно сядьте, юный господин!»

Увидев выражение лица Балуда, крутящего в руках монетку, Сейрун поняла, что поспешила с выводами.

(Я должна обучить его, чтобы он стал достойным приемником)

Ну, его фетиш до денег начался довольно давно.

Если все припомнить, то скорей всего с самого его рождения.

Даже в то время, пока остальные его личности еще не пробудились, он предпочитал играться именно с монетами, а не с обычными игрушками.

Он еще не умел ходить, но уже тогда его руки тянулись к золотым и серебряным монеткам.

Но никто в семье Маггот в то время не понял, что это именно фетиш. Они посчитали, что его просто привлекают блестящие вещи.

Вместо монет они давали ему маленькие мечи и обучали использовать их.

Даже в том юном возрасте Балуд сообразил, что лучше не демонстрировать взрослым свой фетиш.

И с тех пор никогда не демонстрировал перед родителями свое нездоровое увлечение деньгами.

Исключением стала Сейрун, с которой он проводил целый день.

Естественно, это был фетиш не самого Балуда, и не личности, по имени Масахару.

Это было пережитком прошлой жизни другой личности. Ока Санаи. Самурай, живший эру Сэнгоку.

Он родился в семье бедного самурая и, поэтому, появилась эта жажда денег.

Ока Санаи прославился в ту эпоху, как сумасшедший с манией… точнее, окружающие его люди верили в это.

Он родился в местности Вакаша. Служил Ниве Нагахиде, который был подчиненным Оды Нобунаги.

Потом он перешел под руководство Гамоу Уджисато.

После смерти своего господина он перешел в подчинение Уесуги Кагекатсу, одного из пяти великих старейшин.

В то время он был известен, как военный эксперт. Но история сохранила память о нем, как о величайшем скряге эпохи.

Он не редко действовал, как ростовщик, стремясь получить как можно больше прибыли.

Однако его нельзя было назвать жадным. Он просто любил сами деньги, как предмет.

Но ему пришлось выйти с 150 солдатами против 15 000 солдат Дате. Но и в том бою он был всего в одном шаге от того, чтобы насадить на копье голову Дате Масамуне.

Еще до смерти он прославился тем, что оплатил все долги своего друга, Уесуги.

Когда он покинул ряды войск армии Уесуги, прославленный Наоэ Канетсуги сказал: «Руки победителя не должны быть запятнаны деньгами». И тогда никто не понимал, насколько ценного человека потеряла армия.

В реальности, после эпохи сэнгоку пришла эра развития. И в те времена люди, подобные Санаи, умеющие использовать деньги, стали цениться гораздо выше прославленных полководцев прошлого.

Благодаря личности Масахару, Балуд понимал, что его фетиш к деньгам сродни помешательству.

Однако эта любовь была настолько сильна, что даже в раннем детстве, еще не сформировавшаяся личность Санаи проявляла себя.

«… Беру свои слова назад. Немедленно сядьте, юный господин!»

Балуд с трудом сдерживался. Ему хотелось не просто прижать монетку к лицу, но и облизать её.

Но… он понимал, что этим только сильнее разозлит Сейрун.

«Я осознал свою вину. Пожалуйста, прости меня.»

«Хорошо… если так.»

Сейрун тяжело вздохнула. Она лучше, чем кто-либо понимала, что эти его извинения совсем не искренне.

Но она не могла долго сердиться на Балуда. Особенно, когда он стоял с таким виноватым видом.

Все-таки Сейрун слишком сильно любит своего непослушного младшего братца.

«Ладно, я пошел!»

«Молодой мастер! Постойте! Я еще не закончила с вами!»

«Прости, но я спешу. Выскажешь мне все, когда вернусь!»

Она могла только тяжело вздохнуть, глядя вслед убегающему Балуду.

    ***

Очевидно, что Балуд что-то задумал.

Он постоянно куда-то убегал с группой детишек из города, но никто из них так и не проговорился.

«…Как Балуд вернется, я обязательно накажу его!»

Но, несмотря на волнение, Сейрун была уверена, что Балуд не занимается ничем противозаконным.

«Сей-нее и вправду добра ко мне…»

Ему повезло, что именно она была его горничной.

Только благодаря этому он мог сбегать и тайком проворачивать свои делишки.

Любая другая горничная уже давно бы доложила его родителям.

Но Сейрун была не только горничной, но и другом детства. Она для него была как сестра.

«Балуд-сама! Мы ждем вас!»

Тайрос радостно поприветствовал Балуда, только что выбравшегося в город.

Для своего тринадцатилетнего возраста он был довольно крепким и высоким. Он мечтал, когда вырастет, стать солдатом.

Он был третьим сыном в семье известного портного города. Симпатичным, добрым и озорным ребенком. И Балуда он считал скорее другом, а не сюзереном.

Его поведение скорее напоминало охранную собаку Балуда.

Естественно, Балуд добился этого благодаря памяти предыдущих жизней. Ведь он мог думать и планировать не как ребенок его возраста.

«Отлично. Отправляемся в наше секретное место»

Балуд пошел вперед, а Тайрос шел чуть позади, как ходят подручные босса.

На свои деньги Балуд купил уединенный участок плодородной земли около 100 квадратных метров. И сейчас там кое-что выращивал.

«Эй! Балуд-сама! Посмотрите, какая большая!»

«А разве они вкусные?»

На ферме их встретили еще пара ребяток, которые игрались и, заодно, поливали грядки.

Порко был сыном торговца. А Марго — дочерью торговки.

«Время сбора урожая почти настало. Хорошо, что за ней не требуется пристальный уход»

— пробормотал Балуд, осматривая ферму.

«Я спрашивал отца, но он сказал, что она несъедобна».

«А? Это правда, Балуд-сама?»

Похоже, Порко не смог сдержать любопытства и попытался сам все разузнать.

Ну а вечно голодная Марго… думала только о еде.

«В сыром виде — да. Но… пусть и не вкусная, но она очень полезная для организма»

Балуд, посмеиваясь, смотрел за реакцией той парочки.

Хотя они и родились раньше, но, благодаря воспоминаниям других личностей, Балуд воспринимал их, как детей.

«Так что вы планируете делать с ней?»

Самый старший из них, Тайрос, с любопытством смотрел на Балуда.

В глазах всех троих горела надежда. Ведь вырастить её поручил Балуд, которому они полностью доверяли.

От этих преданных взглядов он почувствовал себя немного неловко.

«Итак, займемся сбором чуть позднее. А сегодня я вам все расскажу, зачем она нужна.

«О, ДААААА!»

Даже Тайрос, обычно спокойный, казалось, загорелся.

Похоже, их любопытство уже на пределе.

(Многие годы она росла в близлежащих горах, но все игнорировали её.)

Вытащив парочку крупных плодов, Балуд с ребятами зашел в небольшой домик на краю участка.

«Марго, порежь их на мелкие ломтики. Тайрос, Порко, принесите и нагрейте кастрюлю воды».

«»»Есть!»»»

Балуд с усмешкой наблюдал за суетой троих детишек.

«Хухуху, Итак, момент настал. Пришло время воспользоваться моей чит-способностью: современными знаниями, чтобы получить хорошую прибыль».

Год назад жажда наживы Оки Санаи и чунибье Масахару впервые объединились и выдали гениальную идею.

До тех пор каждая личность как бы «тянула одеяло на себя».

Ведь трудно ужиться таким сознаниям, как средневековый ребенок, ученик средней школы и пожилой ветеран-самурай.

Наверняка по многим вопросам их мнения будут не совпадать.

Он не сошел с ума еще в детстве лишь благодаря любви родителей. Заботе Сейрун. А, также, изнуряющим тренировкам от матери, которые отнимали все его силы и большую часть свободного времени.

Тяжелые тренировки, в которых не редко даже его жизнь висела на волоске, заставили сознание самого ребенка окрепнуть, а двум остальным личностям прийти к согласию работать совместно.

Что бы уйти из-под демонической руки Маггот в те дни родился «Новый Балуд».

Эх… как бы ему хотелось навсегда выкинуть из головы воспоминания о тех кошмарных днях.

Он считал, что эти посевы гораздо важнее тех изнурительных тренировок.

(Если все пройдет успешно, то прибыль выйдет немаленькой. Тогда можно будет прикупить еще земель, нанять побольше рабочих, открыть торговую компанию… Проклятье, сколько всего откроется!)

Видя странное выражение лица Балуда, Марго, Порко и Тайрос зашептались.

«У Балуда-сама опять то самое выражение на лице».

«От этого у меня мурашки. Я даже начинаю сомневаться, что он такой же ребенок, как и мы».

«Нет-нет. Наверное, он просто думает о чем то настолько великом, что мы и вообразить не можем»

На ферме Балуд выращивал сахарную свеклу.

В корнях этого растения содержится много сахарозы.

Однако в эту эпоху об этом никто не знает. Поэтому листья свеклы иногда используют для салата, а корни отдают на корм домашнему скоту.

На земле сахар из свеклы догадались начать извлекать только в середине 18-го века.

В Аурелии же сахарный тростник, из которого тут добывали сахар, рос только в южных частях континента, ближе к морю.

И никто не подозревал, что сахар можно получить из дешевой свеклы.

«Вы все мелко порезали? Отлично! Как вода закипит, скиньте эту нарезку туда. Так мы избавимся от неприятного запаха»

Приказы сыпались от Балуда один за другим.

«Вперед! Уверен, вам понравится вкус!»

«Хммм… а я слышал, что вкус у нее отвратительный…»

***

Свекла варилась уже около часа. Марго стало скучно, а вот Порко ходил вокруг кастрюли, с трудом сдерживая нетерпение.

Порко был очень упрям. И, в будущем, это вполне поможет ему стать достойным торговцем, как и его отец.

«Хорошо. Теперь слегка сожмите плод и дайте еще немного покипеть. Так мы извлечем щелок».

«Так?»

Уточнила Марго, слегка склонив голову и приступив к действию.

«Да. Хотя получится и немного, но результат вам определенно понравится».

«То есть, нам нужна только эта выделяемая жидкость?»

Нетерпеливый Порко с трудом сдерживался те десять минут, пока вещество, выделяемое из корня, вытекало и начало сгущаться.

Вскоре слегка коричневатая густая жидкость предстала перед ними. Марго нетерпеливо спросила:

«Эй, оно готово? Уже можно кушать?»

» Пока что мы сделали совсем немного, так что каждому буквально по чуть-чуть. На кончике пальца».

Тайрос и Порко немедленно опустили в жидкость по пальцу.

«Спасибо за угощение!»

«Слаааааааадко!»

В едином радостном порыве все трое ребятишек смаковали сладкий вкус сахара.

Сахар был очень дорогим, и, потому, семьям большинства горожан был не по карману.

Пчеловодство тоже не было развито. И потому в основном людям приходилось довольствоваться фруктами.

«Ох! Проклятье! Балуд-сама! Я никогда еще не пробовал ничего столь сладкого!»

«Это же сахар? Да? Но откуда тут взялся сахар?»

«Раньше я немного сомневался, но… это восхитительно!»

Марко, Порко и Тайрос с восхищением смотрели на Балуда, в ком еще недавно усомнились.

Под их восхищенными взглядами Балуд расцвел в улыбке.

(Отлично! Я уже прямо вижу груду монет! Еще! Хочу еще больше золота! Его будет столько, что за всю жизнь не потратить! Ах… Я буквально в шаге от несметных богатств!)

«Что-то случилось, Балуд-сама?»

На вопрос Марго, вместо Балуда, ответил Балуд.

«Не мешай. Наверняка он обдумывает очередную великую идею!»

Порко же тихо пробормотал:

«А, по-моему, он думает о какой-то глупости…»

Но никто из них и представить не мог, что Балуд, в лице Санаи, мечтает усыпать полкомнаты монетами и, обнаженный, плавать в них.

Уже упоминалось, что у этого, погибшего от руки Дате Масамуне (в бою, когда численность противника была более чем в сто раз больше) самурая был этот фетиш.

Были и другие самураи, которых можно было назвать скрягами.

Например, Фукушима Масанори, или Като Киёмаса, чьи экономические успехи вошли в историю.

Однако у Санаи в его особняке была тайная комната, в которой он раз в месяц проводил тайный ритуал.

Он рассыпал монеты по полу и, нагишом, купался в них.

«Проклятье, как здорово! Ради этого и стоит жить!»

Должно быть Санаи был единственным человеком в ту эпоху с подобным увлечением.

Возможно, в появлении этого фетиша частично виновата частая смена «господ», которым он служил и трудное материальное положение в детстве.

(Проклятье… магическое притяжение денег вновь пытается поглотить меня! Борись! Ты должен бороться, Балуд!) [Санаи]

Балуду потребовалось около пяти минут, что бы выиграть тяжелый ментальный бой.

«Никому не рассказывайте об этом сахаре, ясно? Это — ваше испытание. Если проговоритесь, то я прогоню вас и в будущем не позволю служить мне!»

«Конечно!»

«Хорошо!»

«Доверься мне!»

Порко, Марго и Тайрос согласно кивнули.

Сейчас они жаждали приступить к сбору сахарной свеклы. Оставив сбор им, Балуд направился на торговую улицу.

***

Пройдясь по оживленной улице Балуд оказался перед нужной ему торговой лавкой.

Несмотря на небольшой размер, лавка была очень изящной и аккуратной. Над ней висела вывеска «Корпорация Саварин».

«Денежки капают?»

«Более-менее».

Персона, ответившая на вопрос Балуда, была менеджером этой фирмы, Селина Саварин.

«И у тебя, Балуд, кажется все складывается неплохо».

Улыбка 18-ти летней Селины напоминала распустившейся красивый цветок.

«Тонкий нос и очень красивые глаза делали её похожей скорее на «элегантную леди», чем на «красивую девочку».

Но взгляд Балуда, как всегда, зацепился за её макушку. Там располагались два собачьих ушка, плавно спускающиеся по краям головы.

Она была териантропом. Или, по простому, зверочеловеком.

Каждый раз, видя её шелковистые, меховые ушки, Балуд жаждет зарыться в них лицом.

Так же он хочет получить ответ на вопрос, мучающий Масахиру. Чьи ушки приятней — собачьи или кошачьи.

Но, сколько бы он не просил, Селина всегда отказывала ему.

Кстати, здесь, в землях Алуэрии, зверолюди встречаются довольно часто.

Говорят что они — потомки героя Броккуса, заключившего контракт с зверобогом. В основном их два вида — с кошачьими и собачьими ушками.

Помимо строения тела они мало чем отличаются от людей. Может быть, чуть-чуть более чувствительны и сильны.

Так что, проще говоря, они те же люди, но с хвостами и ушами животных.

Селина — дочь торговца. После смерти отца она приняла семейный бизнес и чуть было не была похищена своим дядей.

Когда-то Балуд спас её. Его героическая фигура навсегда отпечаталась в её памяти.

С тех пор при виде его она ощущала чувства, которые вспыхнули бы в любой девушке в подобной ситуации.

На тот момент Балуду было всего девять, но его отвага была как у легендарного героя.

Корпорация Саварин была основана отцом Седины, Массоудом, на тот момент бывшим мелким торговцем, и её матерью, Лилией — обычной домохозяйкой.

Хотя поначалу лавочка была маленькой, но, благодаря связям отца, имевшим знакомых по всей стране, они довольно быстро раскрутились и обрели известность в землях Корнелиуса.

Если бы не инцидент, то непредсказуемо, каких высот могли они достигнуть.

Лилия внезапно заболела болезнью, при которой её внутренние органы начали гнить, и Массоуд начал метаться по всему континенту в поисках лекарства.

Узнав, что даже божественная магия бессильна, он обратился к черной магии. Масоуд попытался перенести свои собственные органы больной жене.

Должно быть, он совсем отчаялся.

Ради любимой жены он был готов на все.

Ну и, после этой «пересадки» он умер.

Организм Лилии оказался не способен принять новые органы. И она так же скончалась.

Ну, мог бы Массоуд мыслить разумно, то он бы догадался, что если бы такое лечение могло быть успешным, то им пользовались во всем мире.

Наверняка на небесах ему неплохо досталось от жены.

Может он и был хорошим торговцем, но ему не хватило твердости и благоразумия.

Спустя пару дней после похорон 16-летняя Селина встретила своего дядю.

Он предложил потренировать её, чтобы она могла стать «достойным приемником». Но она отказала, сказав: «Эта компания и так принадлежит мне. И я уже получила одобрение от гильдии».

После этого дядя стал похож на демона и разразился долгой речью.

Он кричал, что «нельзя доверить дело в руки сопливой девчонки!»

И «Я — широко известный торговец в столице. Так что лучше все доверить мне!»

Селина, знавшая, что её дядя на самом деле очень плохой торговец, решительно отклонила его предложение.

На её взгляд он больше походил на гиену, пытающуюся урвать лакомый кусочек.

Поняв, что уговоры бесполезны, он, кипя от злости, удалился из «Компании Савариан».

Селина считала себя сильной и была уверена, что справиться с любыми трудностями. Но, спустя несколько дней она узнала, насколько была не права.

***

«Мелкая девчонка. Тебе лучше было послушаться меня. Тогда бы я просто продал тебя в бордель!»

«Прости, но меня не интересуют жирные свиньи. У меня высокие стандарты к мужчине, которого хочу видеть рядом»

Сейчас она поняла, насколько была небрежна.

Приняв очередной заказ, она направлялась в сторону складов за нужным товаром.

Там её схватила группа людей во главе с её дядей. На их лицах были злые усмешки.

«Неужели ты думала, что я оставлю тебя в покое?»

Она понимала, что все бесполезно, но все равно надеялась на чудо.

По закону, убийство, как и кража, были примерно равны и наказывались смертной казнью.

В случае её смерти подозрение сразу падет на её дядю.

«Я всем расскажу, что ты была в отчаянье от смерти родителей. И могла покончить с собой. А тебя утоплю. Твое тело никогда не найдут, и не будет никаких доказательств моей вины».

«Ублюдок!»

Селина понимала, что сейчас её жизнь висит на волоске. Но она не сдавалась.

Если бы тут был только дядя, то она вполне могла с ним справиться, поскольку была сильна. Но помимо него было еще восемь других людей, двое из которых явно были опытными убийцами.

Против такого количества людей у нее не было шансов.

«Хм… Толпа мужиков запугивает милую девушку…»

Все обернулись на звонкий голос, который внезапно раздался из-за их спин. Там стоял ребенок, внешностью больше напоминавший ангела.

Хоть они не понимали язык, на котором говорил Балуд, его тон явно говорил о пренебрежении, которое он испытывал. Балуд пытался спровоцировать бандитов.

«Ах ты, сопляк!»

Любой другой на месте Балуда был бы просто неудачником, оказавшимся в неподходящем месте в неподходящее время.

Но, взглянув в глаза Балуду, Селина поняла, что он знает, что делает.

Его взгляд был как у хищника, загнавшего в угол свою жертву.

Её более развитые, чем у людей инстинкты отчетливо подсказали ей это.

«Эй, сопляк. Тебе крупно не повезло. Убить его!»

«Хмм… вы начинаете меня раздражать. Вы настолько не цените свои жизни?»

Скорей всего они считали, что убить ребенка будет очень просто. Трое из бандитов бросились на него.

Но стоило им уже протянуть руки к нему, как Балуд резко ускорился.

Скорость его была сравнима с молнией.

Мгновенно оказавшись возле ближайшего ублюдка Балуд полоснул того по горлу.

Еще миг, и он смещается к следующему бандиту и наносит удар тому в сердце.

После чего, выдернув кинжал, он метнул его в третьего, стоящего чуть поодаль, впереди.

После чего вытащил длинный, немногим меньше него самого, меч и с усмешкой посмотрел на остальных ублюдков.

«Таким мечом трудно орудовать! Вперед, убейте его!»

Балуд же продолжал абсолютно равнодушно смотреть на них.

В его взгляде читалось, что он считает их не более чем назойливыми насекомыми.

Бандиты привыкли иметь дело только со слабаками, которые до ужаса боялись их, и сейчас прибывали в замешательстве.

«Убить! Вперед, убейте этого сопляка! Убейте его!»

Но двое из бандитов прекрасно понимали, что Балуд — не простой ребенок. Они ощущали угрожающую ауру вокруг него.

Остальные же еще ничего не поняли и всей толпой бросились вперед.

В следующий миг Балуд просто исчез.

Проскользнув по полу, Балуд широким взмахом подрезал троим бандитам ноги.

«Гияяяяяя!!»

С перерубленными ногами те повалились на пол.

Ни на миг не замедлившись, чтобы взглянуть на упавших, Балуд метнул нож в дядю Силины.

«Ох…неееее…»

Крик раненого дяди Селина услышала прямо у себя за спиной.

Похоже, он укрылся за ней и планировал взять её в заложники.

«Я заплачу вам, сколько захотите! Только убейте сопляка!»

Едва избежав смертельной раны, дядя кричал, обращаясь к двоим, оставшимся людям.

Они явно отличались от остальных бандитов.

Но… Балуд по-прежнему был уверен в своих силах.

Он чувствовал, что даже эти «профессионалы» привыкли иметь дело только с теми, кто слабее их.

«Маггот в сто раз страшнее, чем вы все вместе взятые!»

Он не колебался.

Неспешной походкой он направился прямо к бандитам.

Провокация удалась. Один из них попытался резким ударом убить его.

Увернувшись, Балуд схватил того за руку и перебросил через себя. После чего нанес удар пяткой по горлу.

«Гухаах!!»

Оно явно было сломано и бандиту осталось жить считанные минуты.

Другой, увидев столь быструю и беспощадную смерть напарника, отскочил назад.

«С ним не справиться! Он просто монстр!»

Дядя быстро подскочил к Селине.

«Стой! Или ты хочешь, чтобы она умерла?!»

Второй убийца тем временем медленно отступал.

Стоило Балуду переключить внимание на Селину, как тот мигом бросился наутек.

Он уже подумал, что спасся, поскольку был уже вне радиуса поражения меча, а кинжалов, похоже, у паренька не осталось, но…

— Кланк! —

«Люди могут умереть не только от меча…»

То, что сразило бандита, было обычным, крупным камнем, брошенным Балудом.

В умелых руках и самые бытовые предметы становятся оружием.

Человек упал, и кровь из его пробитой головы окропила землю.

Неизвестно, умер он сразу или пока просто потерял сознание — теперь это не имело никакого значения.

«Н..Не двигайся!!!»

Селина, пораженная быстрыми движениями, уже успела забыть, что дядя прикрывается ею.

Глупец.

Попытайся он сразу сбежать, может у него и вышло бы.

«Брось меч! Или девчонка умрет!»

(Неужели он думает, что неизвестный заложник как-то повлияет на парня, который говорит на неизвестном языке?) — подумала она.

Ну, сейчас, от страха её дядя явно плохо соображал, что делает.

«Дурак. Я убью тебя до того, как ты успеешь прикоснуться к девчушке».

«Я не понимаю, что ты говоришь! Брось меч, а не то…»

В следующий миг раздался резкий свист. От удара в лоб дяди брызнула кровь и тот мгновенно умер.

Все произошло настолько быстро, что он ничего не успел понять.

Даже Селина толком не уловила момент, когда Балуд метнул свой меч.

Проще говоря, наличие заложника никак ему не помогло.

«С..Спасибо…»

Сирена низко поклонилась.

( Похоже, я в безопасности. Но… я не понимаю, что он говорит. Лучше постараться не раздражать его…)

Внезапно силы покинули её ноги, и она упала на землю.

Она вся дрожала.

Похоже, её разум наконец-то осознал, что лишь чудо уберегло её от смерти.

«Ха?»

Балуд, мигом оказавшись рядом, приподнял её голову.

«Прости, я испугал тебя?»

Внезапно заговорив на общем, Балуд продолжал поглаживать её по голове.

Она не знала, что в первую очередь его очень заинтересовали её собачьи ушки. Правда, он не решился прикоснуться к ним.

«Собачьи ушки… Настоящие собачьи ушки… Это так удивительно!»

Внезапно Балуд вновь заговорил на незнакомом языке. Но сейчас от него исходила другая аура, не та, которая была, когда он сражался с бандитами.

От облегчения слезы потекли из глаз Селины. Балуд, видя слезы, запаниковал, не понимая, что натворил. Видя его панику, она была не в силах сдержать смех.

***

Сейчас, глядя на одиннадцатилетнего Балуда, Селина вновь вспомнила события первой встречи.

Сейчас его уже можно было назвать красавчиком. Он явно будет популярен у девушек.

«Эй! Попробуй-ка это!»

«Что это…»

«Не спрашивай, а просто попробуй. Сразу все поймешь!»

С некоторой опаской Селина положила небольшой шарик в рот.

Уникальный, сладостный вкус растекся у нее по нёбу. На её лице проступило выражение высшего наслаждения.

«мммммммм… Сладкий камушееееек!»

Её торговля шла успешно, но даже она не могла позволить себе сахар.

Он стоил слишком дорого, и его редко доставляли в такие отдаленные провинции.

«Ну, как тебе?»

«Кому-то может показаться слишком сладким, но я определенно в восторге!»

«ДА!»

Радостный Балуд вскинул сжатую в кулак руку.

Селина не понимала, что это значит, но, однозначно, он счастлив.

«Я хотел бы сделать из этого уникальный товар нашего графства Корнелиуса, но это невозможно. Рано или поздно найдутся подражатели. Поэтому сейчас мне надо как можно быстрее получить максимальную прибыль, чтобы перейти к следующему шагу».

«Поэтому ты хочешь, чтобы мы продавали это для тебя?»

«Да. Если ты позволишь мне трогать свои ушки…»

Он протянул руку к её голове, но Селина хлопнула его по ней.

«Я не такая дешевка!»

Зверолюди позволяют лишь своим возлюбленным прикасаться к ушкам.

Хотя… если уж говорить откровенно, в глубине своего сердца она была не против позволить ему прикоснуться к ним. Но… не могла принять это его игривое настроение.

Если он согласиться, чтобы она стала его единственной возлюбленной, то…

«Проклятье. А я так хотел, чтобы все запасы этого товара продавались только через тебя».

«..хм?»

От слов Балуда её жилка торговца зажглась вновь.

С самой первой встречи она не могла поверить, что Балуду всего одиннадцать.

И чем дальше, тем её подозрения только укреплялись.

«Я хочу, чтобы все продавалось от твоего имени. Ты можешь вести дела, как пожелаешь. Мне же просто нужны свободные деньги, которыми я смогу распоряжаться, как захочу».

«Насколько вы собираетесь принимать участие?»

«Просто общие указания. Что покупать, во что инвестировать и т.п. — все это я полностью предоставлю тебе».

«И сколько я буду иметь с этого?»

«Ты получишь славу, известность и… 10% прибыли».

Селина наклонилась вперед и впилась своим взглядом в него.

«Ты меня недооцениваешь! Я хочу 30%!».

«Все расходы были на мне! Как насчет 15%?».

«Без меня тебе все равно будет очень тяжело продать! Так что 30%! И, может, я смогу выполнить какую-нибудь твою просьбу?»

Балуд задумчиво почесал затылок. Селина была гораздо более упертой, чем он ожидал.

У него и вправду не было других знакомых торговцев.

Он полагал, что с Селиной ему будет просто вести дела, поскольку он спас её… наивный.

30%.. это очень много. Он не хотел терять столько прибыли, но… проклятье!

Ну, раз так….

«Хорошо. Я согласен на 30%… если позволишь прикасаться к своим ушкам!»

«А?»

От неожиданного условия Селина отступила назад и покраснела.

Она была уверена, что Балуд согласится. У него не было других знакомых торговцев.

Но, если бы, пусть даже один шанс на миллион, но Балуд откажется и уйдет, её потери будут гораздо больше.

Она уже поняла, что он — неординарный юноша. И знакомство с ним может принести немалую прибыль.

И сейчас речь шла о 30%… плюс, она подумала, что может немного сблизится с ним. Покраснев, как помидор, Селина произнесла:

«Только в этот раз… и чуть-чуть…»

Она слегка наклонила голову к Балуду. Еще недавно она сказала, что не дешевка, но…

(Это не то… Дело не в 30%… Просто… я сама хочу, чтобы он потрогал мои ушки.)

«…Ааах?»

Пальцы Балуда слегка погладили её ушко, заставив непроизвольно застонать.

Немного щекотно, но и очень приятно… Непроизвольно Селина зажмурилась, сосредоточившись на ощущениях в ухе.

Не обращая внимания на её дрожащие плечи, Балуд полностью сосредоточился на ощущении от ушек.

Память Масахару проснулась в его сознании.

Собачьи или кошачьи… Кошачьи или собачьи… Он полагал, что никогда не найдет ответа на этот вопрос.

(Такие пушистые… Это потрясающе!!!) [Масахиру]

«Ммммммм… Кьююююю»

Сейчас Селина явно от удовольствия виляла хвостиком и была похожа на большую, довольную собаку.

Не в силах сдерживаться, Балуд потер розовую внутреннюю часть уха.

Забывшись, он, лицом, вплотную приблизился к ушкам Селины.

«ТЫ ЗАШЕЛ СЛИШКОМ ДАЛЕКО!!!»

«Гфууу…!»

image06isk

Неожидавший подвоха Балуд от резкого удара отлетел метра на три.

Даже высокое мастерство Балуда не помогло тому увернуться или блокировать удар.

«Я же… Я же сказала, что немного… Но ты совсем не сдерживался!.. А ведь это был мой первый раз!»

Селина смотрела на него. Она покраснела, а на глазах выступили слезы. Балуд понял, что и вправду зашел слишком далеко.

Пушистость правит миром! Но слезы женщины меняют приоритеты.

«Я виноват. Прости меня, пожалуйста».

«Хорошо. Но только сегодня. Если в следующий раз ты не будешь нежнее, то не жди прощения»

«О даааа! Я ждал два года, и наконец-то вытащил счастливый билет!!!»

«Но… кто сказал, что ты сможешь прикасаться к ним, когда захочешь? Это я каждый раз буду решать, можно или нет!»

«… Можно узнать, чем это вы тут занимались?»

«…а?»

Оглянувшиеся на голос, Балуд с Селиной увидели секретаря корпорации Саварин, Ророну, лицо которой было слегка красным. Похоже, она была слегка в шоке.

«Ааахххх!»

Балуд с Селиной, поняв, что секретарь уже довольно давно стоит там, ощутили неловкость и чуть-чуть вскрикнули.

«Вы уже достаточно взрослые для этого… но должны понимать, что столкнетесь с недовольством правителей страны».
«Мне нечего на это возразить».

Родители Селины наняли Ророну довольно давно, чтобы сделать из нее достойного представителя корпорации.

Она — красивая женщина с черными, длинными волосами и хорошей фигуркой. Возраст Леоны — около 26 лет.

Многие мужчины пытались ухаживать за ней, но никто не добился успеха.

По мнению Селины, Ророна упустила много прекрасных возможностей удачно выйти замуж.

«… Это не твое дело!»

«Я вообще молчала».

Селину нельзя было назвать глупой. Но против Ророны она была не противник.

Нынешние успехи корпорации Саварин во многом именно её заслуга.

«Молодой мастер Балуд. Похоже, вы взялись за интересное дело. Если вы желаете работать с нами, то мы согласны на 20%»

Селина почти договорилась и на больший процент, но сейчас промолчала. Что касается дел — то она полностью доверяла Ророне.

«Все риски вы берете на себя».

«Хорошо. Мне потребуется десять минут, чтобы все подсчитать».

Похоже, Ророна гораздо лучше умеет оценивать ситуацию, чем полагал Балуд. Такими темпами корпорация Саварин может всецело захватить бизнес.

С их возможностями это не составит труда…

«Пожалуйста, не волнуйтесь. Мы никогда не обманываем своих партнеров».

Она смотрела на Балуда с усмешкой. Похоже, она умеет читать мысли.

Если задуматься, то, подключи он связи своей семьи, то Балуду будет просто найти уйму торговцев, желающих сотрудничать с ним.

Поэтому Селина или Ророна вряд ли решат обмануть его, имеющего подобные связи.

Немного успокоившись, Балуд вновь посмотрел на Ророну.

«Давайте с этого момента станем хорошими партнерами».

Внезапно она пробормотала «о, да» и произнесла:

«В качестве ответной уступки я надеюсь, что вы воздержитесь от игр с ушками президента. Зверолюди позволяют прикоснуться к своим ушкам лишь тем, кому доверили свое тело. Правда, если вы согласитесь взять весь бизнес нашей корпорации в приданное к свадьбе с президентом, то другое дело».

«…Э?»

«…правда?»

Селина, посмотрев на Балуда, покраснела до кончиков ушей.

«…Похоже, наша президент будет рада такому развитию событий…»

«Р…Ророна! Я разозлюсь, если ты немедленно не замолчишь!»

«Похоже, я сказала о чем-то вне моей компетенции».

Со стороны было видно, что победа полностью досталась Ророне.

Перед Балудом Селина ведет себя как взрослая леди, но рядом с Ророной, которая знает её с детства, она не более чем неопытная девчонка.

«Вернемся к делам. Вы можете продать этот сахар? На мою часть выручки я бы хотел, чтобы вы купили кое-что… так много, как получится».

 

«Предыдущая глава |Меню| Следующая глава»

Добавить комментарий