Глава 8. Меч Императора Юга

— Значит братик не поранился? – Нин Сюэ с всхлипом спросила У Чэна, одновременно второпях осматривая все его тело. У Чэнь беспомощно улыбнулся, снова взял Нин Сюэ на руки, затем поместил на прежнее место и, погладив по головке, ответил:

— Слушайся братика и постой здесь. Братик обещает, что в этот раз ничего не случится.

Нин Сюэ все еще рвалась что-то сказать, однако сдержалась и не произнесла ни слова, сжав свои маленькие кулачки, поглядывая на него. Она чувствовала, что братик определенно предпримет нечто опасное.

Е У Чэнь снова подошел вплотную к барьеру, но теперь его взгляд был направлен не на сам барьер, а на землю под его ногами. Глядя на землю он прошелся туда-обратно, буквально пару шагов. Его взгляд казался на удивление посерьезнел. Спустя какое-то время, он припал к земле, будто о чем-то размышляя, поднял вверх сжавшуюся в кулак правую руку, скопил в ней только что восстановившуюся энергию и безжалостно ударил по земле.

Разнесся грохот, слегка сотряслась земля. От удара образовалась небольшая яма глубиной и шириной около полметра. У снова потратившего свою внутреннюю энергию Е У Чэна помутнело в глазах и закружилась голова. Он удержал свое тело от падения и бросил взгляд вниз. Яма выглядела неожиданно ровной, такое впечатление, что что-то защищало землю от любого урона ниже полуметра от поверхности. Однако тем, что заставило Е У Чэна раскрыть глаза от удивления был вспыхнувший внезапно золотистый свет. Этим чем-то являлась рукоятью меча – она испускала слепящую глаза ауру необыкновенного оттенка золота. Клинок был воткнут в землю, однако даже от одной рукояти меча исходило чувство непреодолимой мощи.

«Это…»

Е У Чэнь без капли сомнений взялся обеими руками за рукоять. В то же время нежный свет окутал его руки. Он слегка потянул на себя, и золотой меч начал выходить из земли.

В тот же момент, как только меч полностью вышел из земли, поверхность ее яростно задрожала. Громкий трескающийся звук пронесся по всей округе. В одно мгновение в этом, многие годы запечатанном пространстве, будто бы сама земля стала разверзаться. В маленьком соломенном домике сидел старец, закрыв глаза, и медитировал. Вдруг он открыл глаза, посмотрел на небо и с неверием прокричал:

— Барьер… разрушен?!

Е У Чэнь совсем не обращал внимания на сильную тряску и шум, он внимательно смотрел на огромный меч в своих руках. Длина рукояти превышала тридцать сантиметров, сам клинок шел на более чем метр в длину, а ширина клинка и вовсе превышала десять сантиметров, его покрывал слой золота. Помимо небольшого иероглифа «Юг», высеченного на кончике лезвия, на мече больше не виднелось каких-либо украшений. И в это же время еле различимый голос пронесся в сознании Е У Чэна…

«В начале времен, когда существовал лишь первозданный хаос, на свете зародились два существа начала. Они одновременно очнулись ото сна и, встретившись, поняли – они оба ни за что не смогут существовать, пока жив другой. Один из них обосновался на юге, второй же на севере, величая себя Южными и Северными Императорами соответственно. Южный и Северный императоры сражались долгое время, однако их силы были равны, из этой битвы так не вышел победитель. Их сражение разрушило первозданный хаос, в результате чего появились земля и небеса, люди, боги, демоны…»
И на этом голос в его сознании внезапно оборвался.

«Это ты меня звал?» – в мыслях спросил у меча Е У Чэнь.

«Д-да… это была я», — с явной тревогой и волнением ответил ему меч красивым голосом молодой девушки.

«Кто ты такая?»

«Я-я не знаю».

«Почему ты звала меня?»

«И этого не знаю».

«…Тогда ты знаешь кто я?»

«…Я не знаю».

У Е У Чэна уже начали сдавать нервы:

«Тогда что ты вообще знаешь!»

Голос девушки стал еще более взволнованным и испуганным:

«Хозяин, пожалуйста, не злитесь. Я и правда не знаю кто я такая… все что помню, так это то, что зовут меня Нань Эр и меня запечатали в этом мече, и еще то, что вы являетесь моим хозяином, только вы сможете освободить меня отсюда».

«Причина», — Е У Чэнь вытер холодный пот со лба.

„Вот ведь, знает же. А только что отрицала очевидное“.

«Я не знаю… нет! Это предчувствие! Я спала очень и очень долгое время, но внезапно проснулась. И все потому, что я почувствовала присутствие хозяина, по этой причине я изо всех сил звала вас», — голос девушки стал намного радостнее, чем прежде.

Е У Чэнь спросил, нахмурив брови.

«Раз ты говоришь я могу спасти тебя, только скажи мне что я должен сделать, чтобы вызволить тебя».

«Я не знаю».

«…..»

«Черт с тобой», — ощущая все так, будто силы покидают его тело, Е У Чэнь ответил: «С этого момента ты будешь рядом со мной, и если когда-нибудь вспомнишь способ своего спасения, тогда дашь мне знать».

«Угу. Спасибо вам, хозяин. Большое спасибо!» — девушка радостно ответила. Меч в руках Е У Чэна, став золотым светом, исчез у него во лбу, и меж бровей Е У Чэна появился еле различимая золотая точка.

Запечатанный в мече человек, меч, что становится чистой энергией и сливается с его владельцем – все эти вещи должны быть просто немыслимыми, так почему же он не чувствовал изумления, а наоборот, все это ему казалось таким знакомым и привычным.

Он покачал головой и посмотрел прямо перед собой. Барьер вот так просто был разрушен, к тому же источник этого барьера оказался этим мечом. Что это за меч? Почему он был закопан там? И для чего установлен тот барьер?

К тому же, что это за древние осколки воспоминаний о Южном и Северном Императоре?

Е У Чэнь даже и не надеялся получить ответы у запечатанной в мече девочки, она все равно наверняка ответила бы «не знаю».

Когда У Чэнь и Нин Сюэ вернулись обратно, старец все так же спокойно сидел возле дома, словно ничего не происходило. А Чу Цзин Тянь в это время крутился возле старца и что-то тому говорил. Однако старец был все также спокоен и не сказал ни слова, что поторопило речь Чу Цзин Тяна еще больше.

Увидев, что Е У Чэнь уже вернулся, Чу Цзин Тянь поспешно побежал к нему, громко закричав:

— Братишка Е, у меня хорошая новость! Этот дурацкий барьер исчез сам по себе! Теперь мы можем выйти отсюда!

Е У Чэнь криво улыбнулся, ничего не сказав.

Старец своим острым как острие меча взглядом оглядел Е У Чэна. Тот ощутил давление, будто на него давит целая гора. Старец отвел от него взгляд и похохотал:

— Молодой человек, раз уж барьера уже нет, как ты собираешься поступить?

Хоть Е У Чэнь и был недавно под давлением старца, и осадок до сих пор не исчез, однако он, не меняясь в лице, весело ответил:

— Подумаю об этом позже.

Е Нин Сюэ похлопала своими большими глазками и тайком взглянула на У Чэна, ни слова не поняв о чем они говорили.

Последующие несколько дней все, что делал Е У Чэнь – так это ходил гулять с Нин Сюэ в разные места. Они ходили в лес на охоту, ходили собирать фрукты, они даже ходили ловить бабочек словно маленькие дети. Всего лишь за десяток дней они вдвоем обошли всю бывшую запечатанной барьером территорию. А Чу Цзин Тянь все эти дни ходил за ними попятам как какой-нибудь накаченный здоровяк-телохранитель… а все потому, что так ему велел дедушка, однако он и сам не был против ходить за Е У Чэном.
Нин Сюэ каждый день радовалась как никогда раньше, ее счастливый смех каждый раз приводил в восторг сердце Е У Чэна – она была единственным дорогим существом в его пустом мире и была единственной, кто могла достать до самых глубин его сердца.

Тем не менее, наблюдая за этой крохотной белоснежной тенью, он грустно вздохнул.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

4 Comments

Добавить комментарий