Глава 40. Несчастный случай

Е У Чэнь казался белой тенью, несущейся с невероятной скоростью посреди ночи. После ужина Ван Вэнь Шу провела его по всей резиденции клана Е, и он заодно смог досконально изучить местонахождение каждого стража, независимо стоял ли он на виду или же скрывался в тени. И сейчас, прыгая по крышам, мог с легкостью обойти их всех.

Слегка отскочив, и в следующий миг уже оказался на другой крыше в десяти метрах от изначального местоположения, при этом двигался он совершенно бесшумно. Используя шестое чувство, Е У Чэнь прочесал все окрестности, а затем, улегшись на крышу, аккуратно отодвинул одну черепицу. В его глаза ударил свет, и в поле зрения оказался человек, который навалился своей грудью на стол. Этим человеком естественно являлся Е У Юнь.

Если бы противником был намного превосходящий его по силе человеком, тогда бы Е У Чэнь ни за что бы не выбрал такой способ, чтобы нанести тому «визит». Все потому, что чем выше уровень силы, тем сильнее обостряются и другие чувства. Однако он еще днем смог удостовериться в том, что этот парень не изучал никаких видов боевых искусств или же магии. Всю жизнь служа клану Е, у Е У Юня вовсе не было свободного времени чтобы тратить его на изучение чего-то подобного.

И в этот самый момент он правой рукой что-то вырисовывал в расчетной книге. Пусть лица и не было видно, однако по осанке можно было понять, что он сейчас серьезнее некуда.

«Из-за его отличных способностей и доверия семьи вся экономика клана была полностью доверена Е У Юню, и за все эти годы он ни разу их не разочаровывал, тем самым еще больше усилив их доверие к нему. Теперь же семья и вовсе дала ему полную свободу действии, что не есть хорошо.» — подытожил Е У Чэнь.

В дверь постучали. После этого вошел одетый как прислуга паренек с чашкой чая в руках. Поставив чашку перед Е У Юнем, паренек сказал:

— Молодой господин, отдохните немного. Выпейте чаю.

— Ох, спасибо тебе, Сяо У. Время уже позднее, можешь уже отправляться отдыхать.

— Нет, это вам пора отправляться отдыхать, молодой господин. Молодой господин всегда работает допоздна и самым последним идет отдыхать. Даже если молодой господин не беспокоится о своем здоровье, то мы все очень за вас беспокоимся!

— Хаха, это уже вошло в привычку. И если я сейчас захочу что-либо поменять, то буду чувствовать себя некомфортно. Иди отдыхай, ты можешь быть свободен.

— Эх, тогда позвольте откланяться, — понимая, что молодой господин не послушается, Сяо У оставалось лишь покачать головой, а затем тихим шагом удалиться. В комнате снова повисла тишина.

Вернув черепицу на место, Е У Чэнь поднялся на ноги. Он понял, что сегодня ему здесь ловить нечего. Он с самого начала и не возлагал никаких надежд о том, что сможет что-либо разнюхать и просто хотел попытать удачу. Все потому, что оппоненты уже прознали о кольце Бога Меча, что он носил с собой. И даже если они не воспринимали всерьез самого Е У Чэна, то они должны были серьезно подумать стоит ли им злить Бога Меча, который стоял за его спиной.

Снова отскочив, Е У Чэнь вернулся на крышу соседнего дома, а затем, словно белая молния, понесся обратно вдоль крыш.

И если не случится ничего не предвиденного, то сегодняшняя ночная вылазка — вот так вот и закончится безрезультатно. Однако, судьба – жестокая штука, и несчастный случай просто не мог не случиться…

После нескольких зигзагов, летя над землей, Е У Чэнь уже видел свой собственный двор. Стоило ему лишь запрыгнуть на крышу дома Е Шуй Яо, и тогда он бы сразу мог одним прыжком оказаться уже у собственного дома. Несясь на всей скорости и используя свою особенную силу, он даже немного наслаждался такой прогулкой. По этой причине решив увеличить свою скорость, он с силой оттолкнулся от предыдущей крыши и молниеносно оказался на крыше Е Шуй Яо… с помощью этого прыжка он за раз преодолел более чем тридцать метров и начал приземляться прямо на место, где, предположительно, должна была быть спальня…

На потолке спальни Е Шуй Яо имелось огромное «окно», которое можно было с легкостью открывать, когда пожелаешь. Она самолично велела слугам сделать его, вот только с какой целью оставалось неизвестно. О наличии этого «окна» знали все слуги и члены семьи клана Е, вот только Е У Чэнь, конечно же, в их число явно не входил.

Прикрыв глаза, Е У Чэнь наслаждался прохладным ветерком, однако очень скоро почувствовал, что что-то не так: ведь он уже должен был приземлиться на крышу, однако под ногами все еще была пустота… все потому, что место его посадки как раз пришлось на то самое «окно» в спальне Шуй Яо, которое в данный момент было настежь открыто.

Е У Чэнь конечно же не мог зависнуть в воздухе, к тому же от удивления потерял контроль над телом и в таком положении быстро полетел вниз и с громким «плюх» свалился в воду. Лицо же врезалось в два мягких и гладких холма. Он ощутил, будто увяз в нежнейшей подушке, на ощупь же чувствовалась теплота и упругость, и в то же время в нос ударил невероятно притягательный аромат.

«Почему я оказался в воде?!»

Он подсознательно вытянул руки вперед дабы ухватиться за что-нибудь и неожиданно для себя почувствовал нечто мягкое и гладкое в руках. Подняв голову, его взору предстала настоящая богиня, которая могла свести с ума любого мужчину своей внешностью. Вот только хозяйка этого прекрасного тела смотрела на него широко распахнутыми глазами, а на лице отображался вселенский ужас и удивление.

Магический светильник испускал нежный белый свет, тем самым освещая ее полностью обнаженное тело. Элегантные, словно свет луны, изгибы, начиная с плеч спускались вниз, гладкие ключицы вырисовывали идеальную дугу.

От горячей воды ее кожа приобрела нежно-розовый оттенок. Блестящие черные волосы были разбросаны. Нижнюю половину тела же прикрывала вода. Одна элегантная ножка была вытянута вперед и оперлась о край ванны… а ее прекрасную грудь сжимали две мужские руки. Вот только эти холмы были уж слишком велики и полностью не помещались в ладонях юноши.

Не произнося ни слова, они смотрели друг другу в глаза целых две секунды, словно бы само время застыло рядом с ними. Наконец-то очнувшийся от шока Е У Чэнь молниеносно убрал руки с груди, а затем, не торопясь, вылез из помывочного ведра и, повернувшись к ней, с негодованием и толикой обвинения сказал:

— Сестренка, это все ты виновата! Вот скажи мне, зачем тебе понадобилось делать окно на крыше?! А еще, вода немного остыла.

Договорив, Е У Чэнь неторопливо открыл входную дверь и вышел наружу, совсем не заботясь о промокшей одежде.

Пронесся ночной ветер, и промокший до нитки Е У Чэнь тут же задрожал. Всю его невозмутимость как будто ветром сдуло, и он понесся со всех ног, не о чем больше не думая лишь бы только побыстрее сбежать.

Если бы Е У Чэнь угодил в спальню к обычной девушке, то тут же бы раздался пронзительный крик, нарушающий ночную тишину. Однако во дворе Е Шуй Яо было все так же тихо и спокойно, лишь горящий в доме магический светильник, после ухода Е У Чэна, сразу же погас.

Вернувшись в свой двор и встав перед входом в спальню, Е У Чэнь немедленно высушил всю свою одежду, вошел внутрь и быстро закрыл дверь. Потушив свет, он тут же залез в постель. Его сердце все еще билось как сумасшедшее.

Даже если десятки тысяч врагов атакуют его, он ни за что не растеряется как сейчас. Все потому, что помимо Нин Сюэ, которая все еще являлась лишь ребенком, это был первый раз, когда он лицезрел женское тело, да к тому же без всякой подготовки. Да еще и девушкой этой являлась его «старшая сестра», и он не только увидел, но еще и потрогать успел…

— Братик, что случилось? Твое сердце так быстро скачет, — Нин Сюэ прижалась к нему и положила ручки ему на грудь.

— Все в порядке. Просто увидел то, что не должен был и поэтому немного нервничаю. Вот и все, — ответил Е У Чэнь, стараясь изо всех сил успокоиться и привести мысли в порядок.

Он понимал, что этот мир не такой развитый как его родина, и развитость этого мира примерно равна древности страны Процветающего Лета. И если даже мужчина просто увидит обнаженную девушку, то она уже будет считаться запятнанной.

— Ну, все-таки мы же родственники, так что посмотреть и потрогать должно быть в порядке вещей, — успокаивал себя Е У Чэнь, и в то же время в глубине его разума предательски появлялась та самая картина идеального женского тела, а также те ощущения упругости в руках, что приводило его разум в еще больший беспорядок.

— Я… все-таки человек, обычный человек. Ничего не поделаешь, — проговорил он сам себе. Слабо вздохнув, он закрыл глаза, продолжая думать о чем-то.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий