Глава 32. Заговор

— Молодой господин, весь клан знает о твоем добром сердце и спокойном нраве. Вы не только всем сердцем преданы клану Е, но и обращаетесь с нами, слугами, как с собственной семьей. Последние годы господин постоянно в разъездах, а пожилой господин уже давно не интересуется делами клана, и именно вы были тем, кто держал весь наш клан на плаву! А этот ничтожный господин тут совсем никто. Все, что он мог, так это лежать на своей кровати и ждать кормежки, и даже я презираю его, да лучше бы он просто сдох. Молодой господин, господин и госпожа, можно сказать, не спали ночами, ухаживая за ним, и сейчас он, вернувшись, вот так ударил вас по лицу всего лишь из-за такой чепухи! Что за неблагодарный ублюдок!

— Молчать! – Е У Юнь гневно крикнул вполголоса, быстро оглянув окрестности, тихо сказал: — Сяо У, я знаю ты заботишься обо мне, однако брат У Чэнь все-таки их родной сын, а также и будущий глава клана. А я… я лишь приемный сын, и это реальность, которую я никак не смогу изменить. Иначе же, дедушка не велел бы мне стерпеть, а ударил брата У Чэна в ответ. Ведь они – одна семья, а я… я всего лишь посторонний! Нельзя винить их в этом, ведь такова природа человека.

Е у Юнь покачал головой, на губах появилась болезненная и самоуничижительная улыбка, но быстро стерев ее, он снова сказал:

— Я уже доволен тем, что у меня есть такой дедушка и приемный отец. Они спасли меня от смерти и дали мне уютный дом. И вы все являетесь моей семьей, даже умри я за клан Е, я все равно не смог бы отплатить этот долг. Так что небольшая несправедливость ничего не значит.

Е У почувствовал, как к горлу подкатывает ком. Он пытался высказаться за своего хозяина, однако, услышав его слова про семью, растрогался до предела. С того момента, как он, весь дрожащий от страха, стал слугой в клане Е, его ни разу не унижали и не притесняли, как часто бывает со слугами в состоятельных кланах, его даже ни разу не бранили. И все потому, что он служил молодому господину Е У Юню. Он не только не был похож на прочих детей зажиточных семей в их надменности и разгильдяйству, но и обладал способностями, которые обычным людям и не снились. Характер же мягкий и добрый, никто ни разу не видел, чтобы он ругал какого-нибудь слугу, и даже если те совершали ошибки, он с доброй улыбкой подбадривал их. А когда они возвращались домой навестить родных, то он в тайне ото всех выдавал намного больше денег, чтобы те могли дать их семье. В его глазах слуги были вовсе не слугами, а его семьей. Е У до сих пор отчетливо помнил тот праздник середины осени. Е У Юнь собрал всех слуг и, вместе с ними любуясь на полную луну, ужинал с ними за одним столом. В тот раз множество слуг ужинали, сдерживая чуть ли не хлынувшие из глаз слезы.

Е У верил, что в этом мире нет хозяина лучше, чем его молодой господин. И быть в состоянии служить молодому господину являлось для него самым удачным делом. И поэтому он решил посвятить всего себя и отдать свою верность лишь этому человеку. Когда он стоял снаружи и услышал, как Е У Юню отвесили пощечину, он чуть было не обращая внимания на последствия прямо перед главой клана рванул к Е У Чэну и развязал скандал.

Е У решительно сказал:

— Молодой господин, не волнуйтесь, кто так старался ради нас, кто так старался ради всего клана, и кто действительно достоин стать следующим главой клана – все это мы прекрасно знаем. И даже если мы потеряем свой кров, мы ни за что не позволим этому мальчишке снова поднять на вас руку!

— Абсурд! – разгневался Е У Юнь, однако быстро пришел в себя и беспомощно помахал рукой: — Не надо больше об этом. А вы лучше делайте свои дела и больше никуда не лезьте. Если вы разгневаете младшего брата У Чэна, то даже я не смогу прикрыть вас. Сяо У, у тебя дома ведь еще остались слепая мать и больной младший брат, и лишь благодаря тебе они до сих пор могут жить в достатке. Я знаю, ты хочешь помочь мне, но не навреди своей семье из-за минутного порыва.

К горлу Е У подступил ком. Он слушал Е У Юня, не зная, что ответить.

«Молодой господин ощутил на себе такую несправедливость, но все так же беспокоится об обычных слугах как мы. Он даже знает какая ситуация у меня в семье…»

— А, точно! Хозяин тридцать седьмой лавки, что находится в южной части города, вчера слег с болезнью. Похоже, что ему уже недолго осталось. Есть ли сейчас там кто-то, кто мог бы взять управление на себя? – Е У Юнь перевел тему разговора, явно не желая продолжать этот разговор.

— Это… еще нет. На данный момент там остались лишь три человека дабы поддерживать работу лавки.

— Иди и вели… хотя ладно, лучше я сам пойду. У меня как раз еще есть дела в южной части города. Сяо У, сходи проверь те счета, что я принес этим утром, — договорив, Е У Юнь развернулся и направился к выходу.

— Молодой господин, ваше лицо…

— Хаха, ничего страшного.

Е У так и стоял некоторое время не в силах подавить свой гнев от такой несправедливости, а затем вернулся во двор своего молодого господина.

***

В кромешной тьме

— Ну и как обстоят дела? Хмпф! Можешь не отвечать, по твоему лицу и так все ясно. Ничтожество! Посмотрим, как ты будешь оправдываться!

— Пожалуйста, не гневайтесь, хозяин… но ведь тогда он действительно испустил дух, да и стоит увязнуть в том ужасном болоте, то выбраться уже невозможно. Я своими глазами видел, как он полностью ушел ко дну. Ваш покорный слуга совершил ошибку, и он смиренно выдержит любое наказание.

— Я слышал он носит кольцо Бога Меча?

— Все верно. Значит, хозяин уже знает.

— Хмпф! Не твоего ума дело как я узнал об этом. Если все и правда так, то в этом нет твоей вины. С его способностями, возможно, он действительно способен вернуть мертвого к жизни. Да и вытащить кого-то из болота для него тоже проще простого. Можно лишь сказать, что судьба не благоволит нам.

— Б-благодарю вас за милость, хозяин. Пожалуйста дайте мне еще один месяц, и я непременно выполню все в лучшем виде.

— Довольно, в ближайшее время будь тише воды и ниже травы, не предпринимай никаких действий. Раз уж он стал приемником Бога Меча, мы больше не можем безрассудно строить козни против него. Есть большая возможность, что сам Бог Меча начнет действовать, если узнает, что с его учеником что-то случилось. И тогда мы ничего не сможем ему противопоставить.

— Что? Неужели хозяин тоже бо… проявляет осторожность к этому Богу Меча?

— Хмпф! Ты всего лишь молокосос и не знаешь всей силы Бога Меча. Он уже не появлялся на свет около двадцати лет и непременно стал еще сильнее. Не говоря уже обо мне, даже секта Императора Юга и секта Императора Севера не осмелятся необдуманно злить его.

— То-тогда, неужели мы просто будем смотреть и ничего не делать?

— Нет! Хоть мы и не можем действовать сами, это не значит, что мы не можем использовать для этого других. В таком случае никто даже не заподозрит нас. Хмпф! Я все это время сожалел, что подсыпал недостаточно яда этой девке из клана Е. Если бы ребенок родился уже мертвым, проблем было бы намного меньше!

— Хозяин, вы настоящий гений!

— Раз уж он является приемником Бога Меча, смог ли ты почувствовать уровень его внутренней энергии?

— Да, хозяин, я совсем не ощущал в нем присутствие какой-либо энергии или силы. И даже когда ваш слуга спровоцировал его, и он, поддавшись ярости, ударил меня, в нем не чувствовалась какая-либо энергия. Поэтому смею предположить, что он вовсе не боец, а еще у него вспыльчивый характер и он совершенно не умеет сдерживаться, да и головой думать не умеет. Я думаю, с ним будет легко справиться.

— Похоже, он действительно всего лишь обычный маг ветра.

— Маг ветра?

— Верно, ранее он использовал магию ветра. Кто бы мог подумать, что у этого больного отброса еще будут задатки в использовании магии ветра.

— Однако, как приемник Бога Меча может быть магом ветра? Это ведь противоречит здравому смыслу.

— Пока сложно выдвигать какие-либо теории. Понаблюдаем за ним еще некоторое время. А ты возвращайся обратно, если слишком задержишься, это вызовет ненужные подозрения.

— Слушаюсь, за сим ваш покорный слуга откланяется.

«Предыдущая глава |Меню| Следующая глава»

One Comment

Добавить комментарий