Глава 28. Дитя из клана Е (Часть Третья)

— Старый генерал Е, зачем вы пожаловали? –Лун Чжэн Ян немедленно поспешил встретить их, его удивлению не было предела. Пусть он и является наследным принцем, однако даже он не посмел бы проявлять неуважение к Е Ну.

Здешняя обстановка явно удивила Е Ну, он сделал шаг вперед и вежливо поклонился:

— Старый покорный слуга приветствует Ваше Высочество принца. Прошу простить мою неучтивость, я не был осведомлен о том, что Ваше Высочество уже вернулся в город.

Лун Чжэн Ян стал поспешно отговаривать его, вытянув к нему руки, и ответил:

— Вам не за что извиняться, Старый генерал Е, я только недавно вернулся, так что естественно, что вы не знаете о моем возвращении.

Он еще не успел поприветствовать Е Вэя и его супругу, как Ван Вэнь Шу уже бросилась в сторону Е У Чэна и крепко сжала его обоими руками, словно боясь, что он исчезнет перед ней. Она оглядела его и, наконец, не в силах более сдерживаться выкрикнула дрожащим голосом:

— Чэнь Эр… это ты, Чэнь Эр!

Е Вэй также первым делом замкнул свой взгляд на лице Е У Чэна, и его сердце наполнилось радостью, однако радость быстро сменилась разочарованием. Он действительно выглядит точь в точь как и его сын… нет, помимо более высокого роста, он также выглядит немного взрослее. Его же сын пропал чуть более года назад. Е Вэй не видел своего сына уже целый год, так что тот просто должен был стать взрослее.

Если бы у стоящего перед ним юноши не было такое спокойное выражение лица, то, возможно, он был бы таким же радостным, как и его супруга. Ведь на его лице не отображалось и частички радости, и смотрел он на них, как на совершенно незнакомых ему людей. Такую отрешенность невозможно сымитировать. Единственным объяснением может быть лишь то, что он действительно встретил их первый раз в своей жизни, следовательно этот юноша просто не может являться их сыном, который прожил с ними шестнадцать лет.

И после разочарования Е Вэй мог лишь дивиться:

«Оказывается, в этом мире действительно могут существовать два совершенно одинаковых человека. Неудивительно, что Сяо Сань и Сяо Сы[1] приняли его за нашего сына и прибежали такими радостными».

Он подошел вперед и, смотря ему прямо в лицо, спросил:

— Юноша, как тебя зовут?

Е У Чэнь не успел ничего сказать, как Лун Чжэн Ян уже ответил вместо него:

— Его зовут Е У Чэнь, он мой друг, с которым познакомился совсем недавно. И он пришел вместе со мной. Однако… похоже, что братишка Е пребывал без сознания долгое время и очнулся лишь месяц назад, а также он ничего не помнит о своем прошлом. Я как раз хотел отвести его в резиденцию клана Е, поскольку считаю, что он, скорее всего, является вашим сыном.

Реакция Ван Вэнь Шу действительно удивила его. Изначально он просто считал, что он просто слишком похож, но тем не менее сомнения еще были, и он хотел отвести Е У Чэна в клан Е. Сейчас же, даже у Ван Вэнь Шу такая реакция, это теперь уж точно не простая схожесть. Лун Чжэн Ян невольно начал сожалеть о том, что не стал изо всех сил прикрывать Е У Чэна, пользуясь своим положением принца. Если он действительно окажется их сыном, и Лун Чжэн Ян сможет укрепить с ним отношения, то заручившись поддержкой клана Е и самого Е У Чэна в качестве приемника Бога Меча, ничто уже не сможет пошатнуть его положение наследника престола.

Е Ну и Е Вэй одновременно поменялись в лице. Е Ну взволнованно подошел к Е У Чэну и, смотря ему прямо в глаза, серьезно спросил:

— Кто дал тебе это имя?

— Я сам, — ответил тот.

— Чэнь Эр, ты определенно мой Чэнь Эр, — глаза Ван Вэнь Шу уже наполнились слезами радости. Она уже протянула руку, дабы погладить его по лицу. Однако Е У Чэнь сделал шаг назад, увернувшись от прикосновения, и, улыбнувшись, ответил:

— Тетушка, вы ошиблись. Хоть меня и зовут Е У Чэнь, я не тот Чэнь Эр, которого вы ищете.

— Нет, ты – мой Чэнь Эр! – Ван Вэнь Шу пристально смотрела на него, не в силах отвести взгляд: — Внешность, голос и даже имя могут быть всего лишь совпадением, но родимое пятно на твоей правой руке просто не может быть совпадением! Чэнь Эр, я – твоя родная мама!

Е Ну и Е Вэй тут же направили свой взгляд на держащую Нин Сюэ правую руку Е У Чэна. Если внимательно приглядеться, то можно увидеть три родимых пятна в форме звезды, образующий ровный треугольник на тыльной стороне ладони. Из-за того, что эти отметины слишком маленькие, поэтому если невнимательно смотреть, их просто не увидишь.

Е У Чэнь бросил взгляд на свою правую руку. На его лице появилось озадаченное выражение. Все потому, что за весь прошедший месяц он сам ни разу не обратил на них внимание, да и в его размытых воспоминаниях о прошлом их, вроде, не было.

«Одно или два совпадения ничего не значат, однако такое их количество явно что-то да значит. И раз уж судьба преподнесла мне личность, которой я мог стать, то у меня нет причин отказываться от этого».

До сих пор невозмутимо смотревших на происходящее Е Ну и Е Вэя, наконец-то, охватила радость. Ведь это родимое пятно стерло подчистую все их сомнения. А позади них стоял только что подоспевший Е У Юнь. Все его тело тряслось, словно от холода. На лицах стоящих позади него слуг отражалось явное неверие. И, конечно же, Е У Чэнь заметил их неестественное поведение и выражение лица.

По щекам Е Ну начали течь слезы, он подошел вперед и похлопал Е У Чэна по спине дрожащими руками, громко рассмеявшись:

— Ахахаха! Как же замечательно, что ты вернулся! Как же замечательно! И все-таки всевышний не отказался от нас, ахахахаха!

Затем он стремительно повернулся в сторону уже не понимающих что тут вообще происходит стражников и яростно проревел:

— Какого черта вы наставили свои мечи на моего внука! Немедленно отпустите оружие!

Здесь не было никого, кто бы не знал о величии и силе Е Ну, и от его рева у более чем десятка стражников тут же пробежала по телу дрожь. Они второпях убрали мечи и спрятались позади У Шана. Каждый из них дрожал от страха, непревзойденные умения и решительные действия старого генерала были известны всем. И если они ненароком вызовут его гнев, то даже сам император навряд ли сможет гарантировать что они останутся в живых.

Е У Чэнь же находился в полном недоумении, и он растерянно спросил:

— Вы действительно моя семья?

Ван Вэнь Шу быстро закивала в ответ, по-прежнему сжимая его плечи обеими руками. И не в силах больше сдерживаться, слезы потоком хлынули из ее глаз:

— Да, мы все – твоя семья. Я твоя мама, это твой дедушка, вот это твой отец, а вон там стоит твой старший брат… я понимаю, что ты сейчас не помнишь нас, но ничего, я приглашу для тебя самых лучших врачей, и они непременно смогут вылечить тебя. Ты обязательно поправишься и вспомнишь о нас.

Она нежно погладила У Чэна по лицу, пробормотав себе под нос:

— Как же хорошо, ты не похудел, а стал еще более привлекательным, да и выглядишь намного бодрее. Я знаю, тебе несладко пришлось за этот год, но не бойся, я больше не дам тебе так страдать.

От взгляда, полного любви, этой женщины у Е У Чэна закололо в груди, и в то же время некое чувство тепла окутало все его тело. Это чувство – любовь матери. Любовь матери к ребенку, которая превосходит все в этом мире. Можно сразу понять каким ударом для нее стала потеря ее единственного сына. И весь этот год она переживала эту ужасную, для любой женщины, боль… интересно, а его родная мама такая же нежная и теплая?

«Пожалуйста, прости меня. Я не хочу обманывать тебя, но мне нужна какая-то личность. А также я надеюсь, что мое пребывание сможет залечить твои раны».

Е Вэй тоже улыбнулся, незаметно стерев с глаз слезы. Это была поистине радостная новость, настолько, что он даже засомневался не спит ли он. Вспомнив как весь этот год его отец не переставая вздыхал, а жена проливала горькие слезы, его сердце снова начало колоть… однако все эти беды тут же испарились, когда их сын снова вернулся обратно. Е Вэй взглянул на Нин Сюэ, находящуюся в его руках, и радостно сказал:

— Я понимаю у тебя есть много вопросов, ответы на которые ты хотел бы знать, и мы тоже о многом хотим спросить тебя. Поэтому давайте сначала вернемся домой и уж потом поговорим.

И когда Е У Чэнь отправился вместе с людьми из клана Е, повсюду начали разлетаться разные сплетни и обсуждения. Лун Чжэн Ян посмотрел им вслед и слабо улыбнулся. И в это же время у его уха раздался жалобный плач, перепугав его до смерти.

— Никто не обращает на меня внимания!!! Увааа! Я буду плакать пока не умру! Я хочу обратно во дворец! Я пожалуюсь отцу и скажу, что вы все меня обижаете!

Новость о том, что сын главы клана Е вернулся невредимым расползалась с невероятной скоростью, и очень скоро расползлась по всему городу Небесного Дракона.

 

[1] Сяо (小) – маленький. Обычно используется, когда обращаются к младшим по положению. Сань и Сы в данном случае – три и четыре. В прошлом, в Китае к слугам по именам редко обращались, а просто считали по номерам по старшинству, кто раньше был нанят и т.д. я решил оставить как есть, так как аналога в нашем языке нет, не назовешь же их просто Третий или Тройка.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий