Глава 26. Дитя из клана Е (Часть Первая)

— Господин… госпожа… молодой господин… мы видели молодого господина!

Двое одетых как прислуга молодых парней, тяжело дыша, забежали во двор. Не успев переступить порог двора, они уже начали перекрикивать друг друга, боясь, что их опередят. Непрерывные крики разнеслись по всей резиденции клана Е. и даже стоящие молча, подобно каменным статуям, стражники обменивались растерянными взглядами. На их лицах отображалось явное неверие. Молодого господина никто не видел уже более года. Все были уверены, что он подвергся нападению убийцы и уже давно был мертв. Неужели все они ошибались?

С заднего двора резко, словно молния, выскочил человеческий силуэт. Он поспешно подбежал к двум слугам, схватив их обоих за шиворот, и, таращась на них свирепым взглядом, прокричал:

— Что вы сказали! Немедленно повторите! Если вы смеете тут дурачить старика, я вас на месте прикончу!

Это был мужчина примерно сорока лет. Острые брови, темные, подобно звездному небу, глаза. Волосы уже полностью поседели и стали белыми как снег. Можно было с уверенностью сказать, что в молодости он выглядел действительно неплохо. Он с легкостью держал двух взрослых людей за воротник, словно те были маленькими детьми. Его тело окутывала тяжелая убийственная аура. Такая аура не может появиться просто так, а только после участия в бесконечных жестких сражениях и проливания несчетного количества крови врагов. И в этот момент он невольно выпускал ее наружу. В этой ужасающей обстановке непонятно откуда внезапно будто начал развеваться запах крови. Лица слуг тут же побледнели, а дыхание сперло и стало невозможно дышать.

— Молодой господин… только что, на городской улице мы встретили человека, выглядевшего точь в точь как молодой господин. Возможно… возможно это наш молодой господин вернулся! – запинаясь, произнес слуга, что висел слева. Как прислуга клана, они прекрасно знали пугающий темперамент этого генерала, ну а с тех пор, как пропал молодой господин, его характер стал еще более взрывным и неуправляемым. Все его подчиненные и слуги не смели и слова лишнего вымолвить перед ним, боясь вызвать его гнев.

Сразу следом за Е Вэем поспешно подбежали еще два человека. Впереди торопливо бежала женщина чуть более тридцати лет – супруга Е Вэя. Дочь наставника императора Ван Бо — Ван Вэнь Шу. Позади нее шел пожилой человек. Суровое и серьезное лицо, седые волосы. Все его тело так и источало силу. Этим пожилым человеком являлся никто иной как старый генерал Е Ну, чей даже самый малейший шаг мог вызвать невероятную дрожь в городе Небесного Дракона.

— Немедленно говори где он! – Ван Вэнь Шу спросила дрожащим голосом, резко набросившись на слуг.

Тот слуга без промедления ответил:

— Госпожа… сразу возле башни Грез и Тумана.

Как только услышав ответ, уже долгое время не покидавшая стены дома Ван Вэнь Шу тотчас понеслась к выходу, не сказав более ни слова. Е Вэй опустил и посмотрел на отца. Выражение лица Е Ну оставалось все таким же серьезным. Он слегка вздохнул и промолвил:

— Скорее всего это всего лишь очень похожий на него человек.

Хоть он сказал такие слова, однако в его голосе явно слышались нотки радости. Он просто заранее высказал возможный итог. Ведь чем больше надежды, тем больше последующее разочарование. Ведь если они обознались, вновь обретенная радость обернется еще одним жестоким ударом.

И вновь раздался звук торопливых приближающихся шагов. Перед ними появился юноша чуть старше двадцати лет. Его выражение лица было спокойным, однако в глазах явно виднелась радость. Позади него стоял одетый как слуга человек. Юноша еще не успел подойти и уже громким голосом крикнул:

— Дедушка, приемный отец, я слышал новость о том, что братишка У Чэнь вернулся, это правда?

Е Ну покачал головой:

— Скорее всего это просто очень похожий на него человек. Иначе же почему он сразу не отправился домой… Юнь Эр, пойдем посмотрим.

Обычно суровый, остающийся спокойным даже перед лицом миллионной армии врага Е Ну, выходя из двора, мощно споткнулся о порог ворот. Даже самая крохотная надежда все еще остается надеждой. Пусть даже никто не видел их дитя уже более года, но ведь никто и не видел его мертвое тело.

И того пропавшего дитя из клана Е тоже звали Е У Чэном. Все потому, что в ночь его рождения в небе висела полная луна, однако не было видно ни одной звезды. Довольный появлению внука старик Е решил сымпровизировать и назвал внука У Чэном[1].

Если бы у него был второй шанс дать имя внуку, то лучше бы он выбрал назвать его У Бином, У Цзи, или хотя бы У Чуэ[2].

***

В это же время поблизости с башней Грез и Тумана, накаленная до предела обстановка уже успела немного остыть. Молодой юноша, похитивший принцессу, в настоящий момент, одной рукой прижав к себе беловолосую девочку, вторую же обвив вокруг шеи принцессы, начал непринужденный разговор. Он задавал принцессе один вопрос за другим, а та послушно отвечала на каждый из них, словно прилежная девочка. В конце концов она просто не могла не бояться этого страшного человека, который порезал ее шею длинным мечом и заставил реветь во весь голос. Однако же сейчас ее страх стал заметно меньше, чем был этого.

Но все же тело принцессы бесценно, и хоть ей всего лишь пошел тринадцатый год, она не та, кого просто так могут касаться мужчины. И лишь этой причины было достаточно, чтобы приговорить Е У Чэна к смерти. Однако по сравнению с похищением и причинением физического вреда, на такие вещи как прикосновение можно было бы уже не обращать внимания.

Лун Чжэн Ян же в этот момент пребывал в необычайно затруднительном положении: он всеми извилинами размышлял о том, как бы опустить занавес в данной ситуации. С другим-то разобраться еще легко, однако то, что он порезал шею принцессы – на это уже глаза не закроешь. Множество людей видели это собственными глазами. И если это дойдет до императора, то даже он не сможет защитить Е У Чэна.

У Шан подошел к Лун Чжэн Яну, не отводя свирепый взгляд от Е У Чэна, и тихо сказал:

— Ваше Высочество.

Лун Чжэн Ян вытянул руку, останавливая его, подошел ближе к Е У Чэну и беспомощно улыбнулся:

— Братишка Е, похоже, мои слова для тебя лишь пустой звук. Ладно бы ты просто похитил ее, я считал, что ты поступил так лишь для вида. Я ни за что бы не подумал, что ты ранишь мою младшую сестру. Эх… и что ты мне прикажешь с тобой делать?

— О? – Е У Чэнь согнул губы в улыбке и, не торопясь, ответил: — Я всего лишь немного поиграл с младшей сестренкой Хуан Эр. Младшая сестренка Хуан Эр такая милая и послушная, как я могу позволить себе навредить ей?

— Ублюдок! – не сдержавшись, проревел У Шан. Пламя гнева пожирало его изнутри. Если бы маленькая принцесса не была в его руках, то он уже бы набросился и разрубил его пополам: — Ты посмел не повиноваться, похитил принцессу, затем еще и ранил ее драгоценное тело, а теперь еще вздумал тут все отрицать!

— Вот как? – Е У Чэнь бросил на него холодный взгляд, поглаживая ее нежную шейку ладонью, которой прикрывал горло принцессы от посторонних взглядов, тем самым заставив размякнуть смотрящую не него щенячьими глазами маленькую принцессу: — Тогда позволь мне спросить: какую же часть тела принцессы ранил я?

У Шан холодно хмыкнул:

— ТЫ порезал шею принцессы мечом. Каждый из присутствующих может подтвердить мои слова. Хоть рана и не глубокая, однако тело принцессы бесценно! Нельзя допустить даже малейшей царапины! Вот только попадись ко мне в руки, я порежу тебя на множество мелких кусочков! Хмпф… увидев твое мастерство, я даже немного восхищался тобой, но, похоже, ты всего лишь трус, который боится признавать своих действий!

На лице Лун Чжэн Яна тоже отражалось явное недовольство. Его голос резко погрубел:

— Что ты хочешь этим сказать? Даже когда ты навредил моей младшей сестре, я все еще думал, как бы помочь тебе, а ты…. Я совершенно разочаровался в тебе!

Е У Чэнь бросил на того взгляд и снова повернулся к У Шану:

— Тогда как ты поступишь, если на шее этой маленькой послушной принцессы не будет ни единой царапины?

— В таком случае я вырву себе глаза! – в ярости проревел У Шан.

 

[1] В имени этого парня те же самые иероглифы, что и глав героя. Все потому, что последний в их имени иероглиф Чэнь (辰) сам по себе переводится как «время, пора», но вместе с иероглифом звезды星辰 означает звезды как небесное тело. Их имена одинаковы, но имеют разные значения. Один – утративший свое время лист, второй – беззвездная ночь.

[2] Не болеющий, без болезней и не имеющий недостатков.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий