Глава 25. Клан Е

Ревущая во весь голос принцесса будто увидела соломинку надежды, однако все свои силы она уже потратила на плач. Мягкие губы дрожали. Она собралась громко позвать на помощь, но сил уже не осталось. Ее тонкая спина склонилась на Е У Чэна словно ива, и ее тело невольно прижалась к этому, по ее мнению, «плохому человеку», тем самым дав ему почувствовать всю мягкость ее тела.

Е У Чэнь не торопился отпускать принцессу. Он приблизил свое лицо к ее уху и холодно спросил:

— Мелкая девчонка, ну как, еще хочешь убить мою сестренку?

— Я больше не буду… я больше никогда не посмею навредить ей! – маленькая принцесса торопливо закачала головой. Затем подняв голову, жалостливо посмотрела на того заплаканными глазами.

— Можешь даже не пытаться строить из себя жалкую овечку, на меня это не действует. Если хочешь, чтобы я отпустил тебя, то проси прощения у моей сестренки!

— П-прости меня.

— Говори громче и смотри ей в лицо! – недовольно сказал Е У Чэнь.

Маленькая принцесса повернула голову. Она бросила взгляд на лицо Нин Сюэ, но тут же отвела его и, чуть ли не плача, извинилась:

—  Извини меня… но ведь она действительно страшная…

— Вот как? – Е У Чэнь бросил взгляд на заплаканное лицо принцессы, а затем нежным взглядом глянул на Нин Сюэ: — В моих глазах моя сестренка в сто раз прекраснее тебя.

Реакция маленькой принцессы оказалась на удивление бурной. Если бы не приставленный к ее шее меч, то она, скорее всего, словно разъяренная кошка подпрыгнула бы на этом месте:

— Я-я-я… о-о-она… в каком месте она красивее меня! Как я могу быть хуже нее!

Маленькая принцесса, надув щечки, начала спорить. Она даже на время полностью забыла о страхе перед этим «негодяем». Ведь все-таки для этой тринадцатилетней маленькой принцессы, как и для всех девушек, красота стояла на первом месте. Е У Чэнь обоими руками притянул ее голову к лицу Нин Сюэ. Нет смысла ей что-либо объяснять, самым быстрым способом будет позволить ей увидеть собственными глазами:

— Ты говоришь, что моя сестренка некрасивая лишь потому, что ты увидела ее некрасивые места. Посмотри внимательнее на ее глаза, на ее брови… они ведь красивее твоих?

Под наставлением Е У Чэна принцесса внимательно взглянула на яркие, словно горящие звезды, глаза Нин Сюэ. Нин Сюэ тоже смотрела ей в глаза, изредка подмигивая. Две девочки долго смотрели друг другу в глаза, не отводя взгляд, пока маленькая принцесса не пробормотала:

— Ее глаза… такие прекрасные…

И она даже не успела понять, как ужасные шрамы, заставившие ее кричать от ужаса уже перестали быть такими страшными. Ее даже начало пробирать любопытство и появилось сильное желание погладить их.

— Ну как, правда красивее твоих? – раздался голос у ее уха.

— Да ни капли, —  надув губки, ответила принцесса.

Ее мысли полностью перепутались. Она даже забыла, что пару минут назад этот самый человек приставил меч к ее шее и даже порезал ее. Ведь та ужасная боль уже чудесным образом давным-давно исчезла.

— Ладно… девчонка, как тебя зовут? – задал вопрос Е У Чэнь уже более добрым голосом.

— Меня зовут Хуан Эр, — боязливо ответила та. На ее лице все еще оставались следы слез, однако прежнего страха уже не было.

«Хуан Эр или же Хуан Эр[1]? » — усмехнулся про себя Е У Чэнь: — «неужели императору не хватало сыновей, и он дал такое имя своей дочери?»

— Сколько тебе лет?

— Тринадцать.

Лун Чжэн Ян чуть было не грохнулся на месте. Он больше не в силах терпеть, наконец, вышел вперед, однако эти двое просто начали болтать, полностью игнорируя его.

***

В то же время в резиденции клана Е.

Являясь одним из сильнейших кланов страны Небесного Дракона, по политической власти, влиянии и состоянию клан Е на голову превосходил другие кланы, поэтому кроме клана Линь, стоящего наравне с ним, более никто не осмеливался проявлять к ним вражду. И даже сам император при общении с кланом Е проявлял должное уважение. Ныне самым старшим в клане Е являлся старый генерал Е – Е Ну. В этом году ему уже исполнился шестой десяток и еще семь лет. Всю свою жизнь старый генерал провел на поле брани. Он совершил несчетное количество подвигов и поэтому обрел очень высокое положение. И клан Е под его предводительством рос как на дрожжах, и всего лишь за несколько десятков лет Е Ну вознес свой клан на вершину страны Небесного Дракона.

Однако небеса всегда завидуют талантливым личностям. В клане Е вот уже три поколения не могли похвастать обилием потомков. Старый генерал являлся единственным сыном в семье, у него самого также был всего лишь один сын, который ныне являлся главой клана и яростным генералом – Е Вэй. У самого Е Вэя были лишь одна дочь и сын. Однако расцвет клана Е закончился на нем. Сын Е Вэя был слаб телом и часто болел. Почти всю свою жизнь он был прикован к кровати. По этой причине Е Ну и Е Вэй беспомощно вздыхали множество раз. Эта новость также стала самым большим посмешищем для клана Е.

Год назад Е Вэй с большим трудом отыскал в стране Голубых Простор тысячелетний снежный женьшень, который смог бы излечить недуг его сына. Однако в тот день, когда он вернулся домой, то обнаружил что его сын пропал без вести. Защита резиденции клана, можно сказать, совершенна, незаметно не проскользнет даже мышь, однако ни один человек не знает куда тот делся. Будто бы он превратился в облако пара посреди бела дня. Из-за потери внука Е Ну пришел в ярость. Он организовал масштабные поиски на территории вокруг города и всполошил множество людей, однако все безрезультатно.

Неважно ушел ли он сам или его похитили, с надежной охраной клана он просто не мог исчезнуть бесследно. Единственное тому объяснение — внутри клана завелась крыса. И именно поэтому в то же время когда шли поиски в городе, внутри клана также была проведена масштабная проверка, но результат оставался все тем же. Единственное, что они могли сделать – так это полностью поменять всю стражу в клане. И в конце концов младший ребенок клана Е исчез без единого следа. Никто не смог найти даже его мелкого волоска. Как бы Е Ну и другие ни хотели признавать, в глубине сердца они понимали, что от их ребенка, скорее всего, уже давно избавились. И так, что даже тело не оставили.

Род Е вот так вот прервался. Е Ну впал в глубокое отчаяние: не было и дня, когда бы он не вздыхал, вспоминая об этом. Хоть и не было видно внешне, однако он старел все сильнее с каждым днем. Но тем не менее люди с хорошим зрением сразу могли разглядеть его переживания. Е Вэй в свой черед не изменился внешне, но характером стал намного вспыльчивее и грубее. Солдаты в его подчинении все понимали и могли лишь горестно вздыхать, не смея напоминать ему о горестных вещах. А супруга Е Вэя — дочь наставника императора, любила своего сына больше всех, и после его потери ревела днями напролет.

А последнюю надежды всего клана Е Вэй возложил на плечи приемного сына, которого тот подобрал семь лет назад. Приемному сыну дали имя Е У Юнь, в этом году ему исполнилось двадцать два года. До того, как его приняли в семью, у мальчика не было ничего. Он питался помоями и чуть было не замерз насмерть холодной зимой. Е Ну пожалел его и взял на службу в качестве солдата в подчинении Е Вэя. Как-то раз на Е Вэя было совершено покушение. И тогда мальчик, не боясь за свою жизнь, кинулся защитить своего генерала и попал под удар, тем самым получив тяжелую рану. Вся семья была настолько благодарна, что решили усыновить его. И последующие семь лет он отдавал всего себя во имя клана, что подобрал его, одновременно с этим показывая невероятный талант. На поле боя завоевывал множество заслуг, и даже заботился о больном родном сыне.

Однако приемный сын навсегда останется приемным сыном, и ничего этого не изменит. Ведь все-таки в его жилах не течет кровь семьи Е. Хоть семья Е Ну заботится и любит его как свое собственное дитя, однако они не могли передать бразды правления кланом постороннему человеку.

Однако сегодня неожиданная новость подняла всю резиденцию клана Е на уши.

[1] 皇儿и 凰儿 – читаются одинаково. Первый переводится как сын императора, поэтому У Чэнь и посмеялся. Второй парой иероглифов пишется ее имя и переводится как дитя феникса.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий