Глава 20. Секта Императора Юга

Она находились в отдельной комнате, стол был накрыт множеством разнообразных блюд. Е У Чэнь сидел напротив Лун Чжэн Яна, а Нин Сюэ – рядом с ним. Она с большими круглыми глазками таращилась на стол, уставленный яствами, и не в силах терпеть, то и дело тихонько сглатывала уже текущие изо рта слюни, время от времени поглядывая на братика. Внутри барьера она каждый день питалась фруктами и жареным мясом, по пути в город ее основной рацион составлял хлеб, и лишь одного взгляда на эти невиданные ранее изысканные блюда хватило, чтобы заставить урчать ее маленький животик.

Лун Чжэн Ян, держа чашку в одной руке, и бутыль с вином в другой, каждый раз наливал себе полную чашу и тут же опустошал ее. Совсем не принуждая своего гостя присоединиться, он пил в одиночестве, будто бы собирался затопить все свои переживания в алкоголе. Е У Чэнь ничего не говорил. Он взял миску Нин Сюэ и наложил ей понемногу блюдо каждого вида пока на миске не образовалась небольшая горочка, и только после этого он поставил миску обратно перед Нин Сюэ:

— Вот, Сюэ Эр, ешь поскорее.

— Угу… я и правда проголодалась, — наконец, перестав сдерживаться, Нин Сюэ торопливо взяла в руки палочки и начала не особо приглядно уничтожать пищу.

И еще одна чашка вина была опустошена. Взгляд Лун Чжэн Яна стал совершенно мутным, он, громко поставив чашку на стол, подавленно пробормотал:

— Братишка Е, неужели я совершил ошибку, влюбившись в нее?

— В любви изначально нет правых или виноватых, — ответил Е У Чэнь.

— Нет правых или виноватых, да… но почему ей должна была стать именно та, на которую положил глаз мой отец! – со страданием выкрикнул Лун Чжэн Ян, с силой сжав руки в кулаки, тем самым чуть не раздавив чашку.

Е У Чэнь во второй раз наполнил миску Нин Сюэ едой и спокойно сказал:

— Брат Лун, ты уже пьян.

— Пьян… да, я хочу напиться и остаться таким навсегда, и таким образом я смогу не думать и не волноваться ни о чем. Каждый раз я предполагал, что могу уверенно и непринужденно вести себя перед ней, однако каждый раз осознаю, что глубоко ошибался и снова и снова сажусь в лужу. За эти пять лет тренировок духа я укрепил свое сердце и разум, однако никак не могу выбросить ее из головы. Братишка Е, ты явно непростой человек, с твоими способностями и умом, неужели ты и правда не догадываешься о моей личности?

Е У Чэнь, усмехнувшись, ответил:

— Даже если и догадываюсь, разве это что-то меняет? Я все-таки человек не из вашего мира, и ваши личности и положения меня совсем не волнуют. Не важно принц ли ты или крестьянин, все, что я знаю – так это то, что ты мой брат Лун, который спас жизнь мне и Нин Сюэ. И даже сам принц не может заботить меня больше чем мой брат.

Лун Чжэн Ян громко рассмеялся:

— Если бы такие слова произнес обычный человек, то его бы тут же казнили. Однако ты имеешь права говорить такие слова…

Много лет тому назад многоуважаемый господин Бог Меча лишь своими силами спас всю нашу страну, а затем бесследно исчез и после этого его более никто не видел. С его способностями он может не считаться ни с кем в этом мире, и даже мой отец должен проявлять к нему уважение. Ты же – ученик Бога Меча, и в один прекрасный день ты тоже будешь иметь право смотреть свысока на весь мир, и тебе вовсе не нужно считаться с такими людьми как мы, императорской семьей.

Е У Чэнь слабо улыбнулся, ничего не сказав в ответ. Естественно он понимал причину того, почему Лун Чжэн Ян так по-дружески с ним общался: все потому, что тот старик отдал ему свое кольцо, и те двое — дед и внук ошибочно приняли его за ученика Бога Меча. Это имя знали все на континенте Небесной Поры, и особенно в стране Небесного Дракона. Здесь его считали настоящим божеством. А титул ученика Бога Меча означал его приемника, а значит и следующего Бога Меча. И даже сам император мог лишь пытаться угодить ему, но ни в коем случае не мешать.

«Похоже старик сделал мне отличный подарок» — подумал про себя Е У Чэнь.

Однако, принц влюбился в девушку, которую избрал себе в наложницы император – он вот так легко рассказал такую неприглядную историю. Теперь в его жизни останется уродливое пятно, которое он никак не сможет стереть.

Лун Чжэн Ян снова наполнил чашку перед собой и беззаботно спросил:

— Братишка Е, если бы ты был мной, то как бы ты поступил на моем месте?

В такой ситуации умный человек явно бы промолчал, не желая быть втянутым в грязное белье императорской семьи. Ведь всего одно неосторожное слово может повлечь за собой непоправимые последствия. Е У Чэнь неторопливо ответил:

— Если ты сдашься и откажешься более видеться с ней, что произойдет?

— Я потратил целых пять лет, однако так и не смог забыть о ней, поэтому я прекрасно понимаю — я никогда не смогу забыть ее. И если я сейчас откажусь от нее, то буду страдать всю жизнь, — Лун Чжэн Ян покачал головой, а затем, поднеся чашку к губам, полностью опустошил ее.

— Тогда что будет, если ты решишься сражаться за свою любовь с отцом?

Лун Чжэн Ян на мгновение замер, а затем слегка вздохнул:

— Она изначально принадлежала моему отцу. Я ни за что не должен был влюбляться в нее, и если я решу бороться за нее с отцом, то… это действительно будет очень тяжким грехом. Да и как я смогу одолеть своего отца.

— Страдать всю оставшуюся жизнь, или же рискнуть всем и совершить тяжкий грех в надежде добиться взаимной любви – это выбор, который ты должен сделать сам, я же всего лишь посторонний человек.

В итоге он просто прошелся по кругу, так и ничего не сказав. Е У Чэнь поднес чашку ко рту и сделал небольшой глоток и тут же нахмурился. Вино, что заказал Лун Чжэн Ян, без сомнений, являлось самым лучшим в этом заведении, но даже самое лучшее вино в этом месте значительно отличалось вкусом от того, что Е У Чэнь помнил из своих воспоминании. Он опустил чашку и подумал про себя:

«Развитие этой страны Небесного Дракона примерно соответствует прошлому тысячелетию города Процветающего Лета. Здесь совершенно нет никаких высоких технологии моего мира, даже производство вина и то такое отсталое».

Лун Чжэн Ян долго сидел и не произносил ни слова. Е У Чэнь наполнил его чашку и беззаботно спросил:

— Девушка, что смогла украсть сердце брата Луна должна быть подобна самой богине. Позволь спросить: чьей же девушке так повезло?

Угрюмый Лун Чжэн Ян поднял чашку. В этот раз он не опустошил ее полностью, а лишь сделав небольшой глоток, опустил чашку на стол и удрученно ответил:

— У Меня ни разу в жизни не было человека, с которым бы я мог поговорить по душам о своих проблемах. Все они либо льстили мне, либо соглашались со всем, что бы я ни сказал, а также были и те, кто боялись мне и слово сказать. Я всю жизнь мечтал о друге, который бы воспринимал меня за обычного друга, а не принца, — он горько улыбнулся и глубоко вздохнул: — Ну, такова судьба императорской семьи.

Е У Чэнь про себя усмехнулся:

«Судьба императорской семьи… ты можешь говорить такие слова лишь потому, что родился в ней, но будь у тебя выбор переродиться в обычной семье простолюдинов, ты бы действительно выбрал обычную жизнь?»

— Эта девушка… она действительно похожа на богиню. Хоть за свою жизнь я повстречал немало красавиц, однако, встретив ее, я понял насколько примитивными были все те, кого я встретил до сих пор. Впервые я встретил ее пять лет назад. Тогда я подумал, что она богиня, что спустилась с небес. Я был полностью очарован ею. Ей было всего лишь семнадцать лет, когда она впервые пришла в город Небесного Дракона вместе с главой секты Императора Юга поприветствовать моего отца. Реакция моего отца была в точности такой же как у меня… он, без всякого сомнения, попросил главу секты сделать ее своей наложницей. Глава, не раздумывая согласился, однако поставил одно условие: она может войти в императорскую семью лишь после достижения своего двадцати пятилетия. Все это время она будет проживать в городе Небесного Дракона, и никто не должен мешать ее передвижению.

«Секта Императора Юга?» — его сердце забилось сильнее. Это второй раз когда он услышал слова «Император Юга».

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

One Comment

Добавить комментарий