Глава 2. Беловолосая девушка

Вдруг послышались тяжелые, быстрые шаги, сопровождаемые грубой мужской одышкой. Е У Чэнь оглянулся и увидел бегущего и обливающегося потом высокого парня с бамбуковой корзиной на спине. На вид он выглядел  еще юно,  а грубое лицо и невероятно крупное телосложение дополняли его образ..

Увидев пожилого мужчину, он немного ускорился,  затем, запыхавшись, опустил корзину на землю и полумертвым голосом пожаловался :

— Я набрал тут полную корзину фруктов и уже пробежал с ней тридцать кругов, это сегодняшнее задание…

Его голос резко притих. Глаза тут же пристально вылупились на Е У Чэна, и лишь спустя немалое  времени, будто увидев призрака, он подпрыгнул и закричал:

— Т-т-ты… ты проснулся?!

Е У Чэнь, засмеявшись, спросил:

— Дедушка Чу, а это?..

— Хо-хо, это мой внук, в этом году ему как раз исполнилось двадцать лет. Все эти года пока ты спал, именно он о тебе заботился . Увидеть как спящий на протяжении десяти лет неожиданно проснулся — на его месте любой бы долго отходил от такого..

Е У Чэнь встал и поклонившись, сказал:

— Меня зовут Е У Чэнь, спасибо, что заботился обо мне все это время.

Этот высокий парень с недоумением оглядел его с головы до ног, затем смущенно почесал свою голову. Он тоже посчитал свою недавнюю реакцию немного грубой и, простодушно смеяясь, произнес:

— Меня Зовут Чу Цзин Тянь… Ну… это имя не особо звучит, поэтому можешь как и все звать меня Да Ню.

Чу Цзин Тянь, имея Цзин Тянь[1] в имени, он просто не мог быть обычным человеком.

— Хорошо, тогда я буду звать тебя братом Да Ню.

Е У Чэнь ответил, тоже засмеявшись в ответ. Хоть этот человек и выглядел легкомысленным, однако он легко располагал к себе людей.

— Хе-хе… — немного застеснявшись, захихикал Чу Цзин Тянь, он был явно не особо хорош в общении.

— Тогда, братишка Е, позволь мне для начала раздать эти фрукты, а потом мы с тобой потолкуем как следует.

Он повернулся к У Чэну спиной, сделал вздох и прорычал:

— Ребята, скорее идите сюда! Ваш братишка Да Ню вернулся!

Застигнутый врасплох громогласным ревом, Е У Чэнь вздрогнул от изумления, в его ушах зазвенело. Взгляд, которым он одарил Чу Цзин Тяна, немного изменился. Оказывается, в этой маленькой запечатанной местности живет такой поразительный человек.

Несомненно, его голос раздался очень далеко. И тут же, вдалеке послышались быстро приближающиеся шаги – целая орава детей резво примчалась сюда, в руках каждого виднелась разнообразная посуда — корзины, чаши и многое другое. Вскоре они сознательно выстроились в ряд и хором выкрикнули:

«Привет, братишка Да Ню!»

Чу Цзин Тянь выпрямил спину и немного стесняясь, ответил.

— Уж простите меня, ребята, чуть ранее я упал в канаву и долго не мог вылезти оттуда, поэтому сегодня немного опоздал. Давайте, подходите… всем достанется, и ничуть не меньше, чем прежде.

Пожилой человек радостно наблюдал за этой сценой, это одна из обязательных тренировок, которую Чу Цзин Тянь должен был выполнять. Она являла собой отличную практику для развития физической силы и выносливости, а также закаляла характер. Хоть людям из дома Чу и необязательно жить как святые, однако они определенно не должны переходить черту и становиться злодеями.

Чу Цзин Тянь раздал каждому по два фрукта и сложил их в корзинки перед собой, после, детвора радостно разбежалась, с их лиц не сходило выражение удовольствия и счастья данного момента . Е У Чэнь спокойно наблюдал за ними и раздумывал о своей жизни. И тут он почувствовал, как недалеко от него, за деревом, показался чей-то пристальный взгляд. Он обернулся и обнаружил белый силуэт и смотревшие на него кристально-чистые глаза, тут он слегка оторопел. И этот силуэт, будто испугавшаяся кошка, резко спрятался позади дерева. Однако он так и остался за деревом, никуда не уходя, будто бы ожидая чего-то.

Наконец, когда последний ребенок крикнул: «Пока, братишка Да Ню!» и радостно убежал, Чу Цзин Тянь довольно потер свои руки, будто бы совсем не хотел останавливаться. Он уже давным-давно привык к этим трудностям, и теперь, этот процесс приносил ему радость. В пять лет, его дедушка привел его сюда, и поэтому у него не выдавалось и шанса запятнать свое сердце мирской грязью, и он остался все таким же непорочным.

В это время, спрятавшийся за деревом крошечный белый силуэт, наконец, вышел, опустив голову, подошел к Чу Цзин Тяну и робко произнес:

— Братец Да Ню.

И в тот момент, как она появилась, взгляд Е У Чэна закрепился только к ней, больше никуда не ускользая. На вид ей было примерно десять лет, ее тело, с головы до ног, можно было описать не иначе, как произведение искусства. Она носила неопрятное, но определенно не грязное, белое платье. А тем, что привлекло его внимание, это ее белоснежно-белые волосы и два больших шрама, образующие крест на лице.

Ее шрам тянулся от правого края лба до мочки левого уха и от левого края лба до мочки правого уха, тем самым жестоко обезображивая ее лицо.

Чу Цзин Тянь торопливо сунул руку в корзину, однако вдруг скорчил кислую мину и вытащил огромный, странной формы фрукт. Он робко почесал  голову и сказал, его лицо приобрело извиняющееся выражение:

— Прости меня, беловолосая сестренка, похоже, я ошибся во время подсчета, и остался только один лишь фрукт, зато он самый крупный.

Девочка осторожно взяла фрукт и нежно улыбнулась:

— Не волнуйся об этом, спасибо тебе, братик Да Ню.

Она одним глазком неловко взглянула на Е У Чэна, все это время на нее взирающего и резво убежала, покинув его поле зрения.

Смотря как постепенно удаляется ее маленькая спинка, Е У Чэнь глубоко задумался и еще долго продолжал смотреть в ее сторону.

— Кто она? —  спросил рассеянно Е У Чэнь.

Пожилой человек, посмотрев на него, ответил:

— Она появилась здесь неделю назад. Скорее всего, девочка тоже вошла в барьер и не смогла выбраться. Однако, эх… ты и сам видел, ее лицо слишком пугающе, а белые волосы – отличительная черта людей из клана снежных волков. В прошлом, этот клан был известен своей жестокостью. Поэтому все здешние люди презирают ее и сразу начинают бить, как только увидят. Вот только, она еще слишком мала, а характер невинен, у нее совсем нет сил выживать здесь в одиночку. Возможно, фрукты, что она каждый вечер берет здесь —  ее единственная еда.

Е У Чэнь не произнес ни слова. Он встал и направился по направлению к убежавшей девочке. Чу Цзин Тянь в недоумении крикнул ему вслед:

— Братишка Е, ты куда? Я еще хочу послушать твою историю.

Е У Чэнь будто не слышал и очень скоро исчез из их поле зрения. Чу Цзин Тянь, почесав затылок, пробубнил:

— Может, он пошел в туалет?

Послышался звук течения ручья, беловолосая девочка тихо сидела у берега и мыла фрукт кристально-чистой водой. Под прохладным вечерним ветром ее маленькая спина казалась такой одинокой, что аж болело в груди.

Отмыв фрукт, она встала и вытерла с него остатки воды своим платьем. Вдруг, она что-то почувствовала и невольно обернулась, затем в растерянности посмотрела на приближающуюся тень. Она узнала его, это был тот, кто пристально смотрел все это время на нее.

Е У Чэнь шел легким и медленным шагом, постепенно к ней приближаясь, спокойно смотря в ее незамутненные глаза. Именно эти, подобные звездному небу очи, покорили его. Одиночество, беспокойство, растерянность, беспомощность – разные рода чувств мелькали в ее, похожих на звездный небосвод, глазах.


[1] Цзин Тянь по иероглифам означает устрашающий небеса


«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

 

One Comment

Добавить комментарий