Глава 18. Шуй Мэн Чань (Часть первая)

Он положил руки Нин Сюэ на грудь, собираясь расстегнуть платье. Однако, она, сама того не ожидая, резко свела руки вместе, прикрывая свою грудь. Е У Чэнь ненасильно убрал ее руки и улыбнулся:

— Сюэ Эр, дай братику посмотреть, хорошо?

Щечки Нин Сюэ порозовели от смущения. Такая реакция выглядела немного странно у всего лишь десятилетней девочки. Она послушно убрала руки, плотно закрыв глаза от волнения.

Полностью расстегнув платьице, его взору предстало молочно-белое, словно высеченная из мрамора скульптура, девичье тело. Этот маленький силуэт испускал таинственный шарм, заставляющий людей терять рассудок. Сердце Е У Чэна бешено заколотилось. Он быстро отвел взгляд и глубоко вздохнул. Когда он снова посмотрел на Нин Сюэ, то уже успокоился. Внимательно осмотрев каждый участок тела Нин Сюэ, У Чэнь неслабо удивился.

На ее руках, ногах и лице было столько царапин и порезов, однако ее тело выглядело совершенно невредимым.

И тут он осознал: маленькие ножки Нин Сюэ истерлись от бега до крови, но на ее ботинках и носках не было и следа повреждении.

Е У Чэнь присмотрелся на белое платьице и убедился: оно также было полностью невредимым. Сконцентрировав свою энергию на кончиках пальцев и резко проведя по одежде, он с потрясением обнаружил, что совсем не повредил его.

«Из какого материала оно вообще сделано?»

Подняв голенькую Нин Сюэ, он подошел к реке и прохладной чистой водой смыл следы крови. Каждая рана на ее теле, каждая пролитая капля крови – все это ради него.

— Сюэ Эр, ты – моя единственная слабость, — прошептал он ей на ухо. Затем вытерев ей ноги, У Чэнь снова помог ей одеться.

Нин Сюэ похлопала глазами, перебирая в памяти его недавние слова. Пусть она и не понимала их смысл, однако навсегда запомнила их в своем сердце. Все потому, что эти слова так тепло согревали ей душу.

— Сюэ Эр, мы выдвигаемся.

У Чэнь не стал брать ее за руку, а сразу поднял ее на руки и медленно двинулся вперед, словно отец, несущий свою дочь. Эти несколько дней она превозмогала себя ради него, после всего этого он просто не мог позволить ей идти самой. Его худощавое тело было для Нин Сюэ самой удобной постелью. Она положила голову ему на плечо и прижалась к груди, мирно закрыв глаза, погрузилась в мир снов.

— Братик, давай будем почаще приходить навещать приемного дедушку и старшего брата Луна, хорошо? Ведь они спасли братика и Сюэ Эр, — сонно пробормотала Нин Сюэ с закрытыми глазами.

— Угу, мы будем часто приходить навещать твоего дедушку, ведь все-таки он спас нам жизнь. А твоего старшего брата, я думаю, ты с ним очень скоро увидишься. И еще, Сюэ Эр, ты можешь часто вспоминать своего дедушку, однако не надо слишком часто вспоминать о старшем брате Луне, — непринужденно ответил Е У Чэнь.

— А? Почему это? – с любопытством поинтересовалась Нин Сюэ.

Е У Чэнь немного помолчал, затем ответил:

— Настоящий правитель не знает жалости. Все то, что постиг старик Лун – приемлемо для его возраста и положения, однако все это вовсе не подходит твоему старшему брату Луну. Все то, чему он обучился за эти пять лет тренировки сердца и разума принесет ему лишь обратный эффект. Если хочешь стать истинным правителем, то тебе необходимо стать тираном, который добьется своего любыми способами, человеком, которого не будут сдерживать никакие чувства. Герой может выиграть сотни войн, спасти сотни людей и нести правосудие, однако он может стать лишь пешкой в руках тирана и ни за что не станет правителем. И если он хочет стать правителем, то для начала он должен стать тираном. Тиран же может отбросить все свои чувства и привязанности. Такой человек не будет даже думать о чувствах постороннего человека. Если только он действительно не согласится отбросить все ради одного человека.

Нин Сюэ уже давно уснула у него на груди, и У Чэнь просто разговаривал сам с собой.

И в этот момент позади раздались звуки несущихся копыт, а в след за ним – оживленный голос молодого юноши:

— Братишка Е!

Е У Чэнь развернулся и с улыбкой посмотрел в сторону несущегося на коне Лун Чжэн Яна. С положением Лун Чжэн Яна вот так просто звать совсем незнакомого человека «братишкой» — явно было результатом его пятилетней тренировки.  Для его положения такое поведение явно ничем хорошим не являлось, однако для Е У Чэна в данной ситуации это было как нельзя кстати.

— Брат Лун, что ты?..

— Ахахаха, так получилось, что мне тоже нужно съездить в город Небесного Дракона, может отправимся вместе? В таком дальнем путешествии просто необходима лошадь. Хоть братишка Е явно не так просто выглядит, но нельзя же из-за этого нагружать мою приемную сестренку, — Лун Чжэн Ян был верхом на золотого цвета лошади, и рядом с ней шагала еще одна белая лошадь. Он потянул за поводья белой лошади и затем похлопал ее по брюху. Лошадь негромко заржала и подошла к Е У Чэну.

Е У Чэнь рассмеялся в ответ:

— Тогда не буду отказываться. Благодарю тебя за твою доброту.

Слегка оттолкнувшись от земли, он плавно и элегантно запрыгнул на лошадь. Хоть он и не разу не ездил верхом, однако с его нынешними показателями физической силы удержать равновесие было также легко, как и ходить. На лице Лун Чжэн Яна промелькнуло восхищенное удивление, и он засмеялся:

— Нин Сюэ для меня уже как сестренка, а ты – ее старший брат и естественно для меня ты тоже уже стал почти что братом. Так что совсем ни к чему такая вежливость между братьями.

Е У Чэнь прекрасно знал, почему тот так радушен к нему и поэтому просто согласился с его предложением. И затем одна белая и одна золотого цвета лошадь вместе понеслись на юг.

***

Спустя десять с лишним дней, столица страны Небесного Дракона – город Небесного Дракона.

За более чем десятидневное путешествие они побывали в множестве городах, крупных и мелких, но тем не менее, ни один из них не мог похвастаться такой роскошью как город Небесного Дракона. За это время Е У Чэнь и Лун Чжэн Ян успели узнать друг друга получше и уже вели себя как родные братья. Весь путь Лун Чжэн Ян ломал голову и пытался выяснить настоящую личность и мотивы его прихода в город Небесного Дракона, но так и ничего не добился. В глубине души он не мог не восхищаться сдержанным и невозмутимым характером Е У Чэна.

Двое юношей явно выделялись из толпы, и то и дело притягивали к себе заинтересованные взгляды молодых девушек. Нин Сюэ же с огромным интересом оглядывалась по сторонам, совсем не обращая внимания на брошенные на них странные взгляды.

После входа в город, раскрепощенное поведение Лун Чжэн Яна стало намного сдержанней, словно он был чем-то обеспокоен. Е У Чэнь не стал обращать на это внимания и быстро пробежался глазами вокруг, запоминая каждое здание, стоящее здесь. Чем дальше они двигались вперед, тем ближе становился имперский дворец. На улице было не протиснуться: по всей дороге расположилось множество торговых лотков.

Лун Чжэн Ян хоть и витал в облаках, однако шел он так, словно ноги сами несли его в нужное место. И, наконец, он остановился и, подняв голову, посмотрел вперед.

Башня грез и тумана. Е У Чэнь бросил взгляд на красную табличку и двери и затем шутливо спросил:

— Неужели даже такой человек как брат Лун ходит по таким любовным заведениям?

Лун Чжэн Ян, будто ничего не услышав, так и стоял там с печальным выражением на лице. И немного погодя, он, наконец, улыбнулся и ответил:

— Братишка Е, пожалуйста, не мог бы ты подождать меня немного, я очень скоро вернусь.

И не дождавшись ответа, Лун Чжэн Ян торопливо забежал внутрь.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий