Глава 15. Яйцо небесного зверя

Огромная белая птица парила в небе. Размер ее составлял не менее пяти метров, а все тело было покрыто длинными белоснежными перьями, и при свете луны она походила на белое пламя. Она взирала на Нин Сюэ полными гнева глазами, а из горла доносились угрожающие вскрики.

Нин Сюэ вся дрожала от страха и шаг за шагом медленно отступала назад, все так же прижимая к груди немалого размера белое яйцо.

Крик птицы становился все более угрожающим. У птицы Яростного Неба очень миролюбивый характер, и она никогда первой не атакует людей. И даже когда эта маленькая девочка посягнула на самое дорогое, что у нее есть, она не атаковала, а сначала издала предупредительный крик, тем самым дав Нин Сюэ шанс спастись. Однако с каждым криком девочка сжимала яйцо все крепче и крепче, и после трех предупреждений птица Яростного Неба, наконец, начала вести себя более устрашающе.

— Прошу тебя… отдай мне это яйцо. Без него мой братик умрет, я не могу жить без братика, — Нин Сюэ слезно умоляла и отступала назад. В этот момент страх потерять братика намного превысил страх за свою жизнь.

— Меня зовут Е Нин Сюэ… пожалуйста, отдай мне его. Я обещаю очень часто приходить навещать тебя и играть с тобой, а также обещаю приносить тебе очень много вкусных вещей. Он мне правда очень нужен.

— Я знаю, что это твой драгоценный малыш… я очень эгоистичная девочка, я не могу быть без братика, поэтому, прошу тебя, отдай мне это яйцо…

У зверей небесного ранга очень высокий интеллект, однако обычно они не понимают человеческую речь. Тем не менее, даже если бы эта птица Яростного Неба и понимала, о чем говорит Нин Сюэ, она бы ни за что не позволила кому-то забрать собственного ребенка.

И, наконец, после пятого предупреждения терпение птицы Яростного Неба иссякло, и с пронзительным криком она спикировала вниз, протянув свои острые лапы к Нин Сюэ. Одной лапой пытаясь схватить ее за лицо, а вторая устремилась к яйцу.

Е Нин Сюэ громко вскрикнула от страха и с силой зажмурила глаза, одновременно вместе с этим еще сильнее прижимая яйцо к груди. Птица Яростного Неба стремительно приближалась. И даже поток ветра, образовавшийся от взмахов огромных крыльев, практически разрывал тело маленькой девочки.

И тогда Нин Сюэ отчаянно прокричала:

— Нет… я непременно спасу братика! Я не хочу потерять моего братика!

Острые когти, которые, казалось бы, могли разорвать само пространство вцепились в лицо Нин Сюэ, задев те два шрама, что полностью изуродовали его лицо. И в этот самый момент ее тело засветилось слепящим глаза белым светом. И под этим светом шрамы на Лице Нин Сюэ постепенно становились все меньше, до тех пор пока полностью не испарились, обнажив при этом идеальное, что невозможно описать словами, лицо молодой девушки. Ее плотно закрытые глазки, дрожащие длинные ресницы, вытянутый маленький носик, нежные губки, белая, словно парное молоко, гладкая кожа – все это было нечеловечески идеальным. С такой совершенной внешностью эта всего лишь десятилетняя девочка в этот момент обладала неописуемой красотой, словно небеса соединили все самое прекрасное на этом лице. Хоть еле заметные следы шрамов все равно остались, однако это совсем не портило совершенную красоту этого личика, а наоборот, вызывало сильное чувство сочувствия и жалости.

Может быть, что даже небеса завидовали этой красоте, и именно поэтому запятнали ее этими шрамами. А теперь же, сжалившись, вернули все в первоначальное состояние.

Яркий белый свет застлал всю вершину горы. Жалостливый крик разбил ночную тишину, и даже в деревне Яростного Неба, что находится в пяти километрах от горы, с перепугу соскочило множество людей.

И этот практически непобедимый зверь небесного ранга – птица Яростного Неба, которая всего на один ранг ниже божественного в этот момент понемногу растворялась в белом свете. Всего лишь в течение нескольких мгновений и тело этой огромной птицы испарилось словно туман, ничего не оставив после себя. Когда свет рассеялся, все это время стоявшая с плотно закрытыми глазами Нин Сюэ истратила последние силы и потеряла сознание. Ее руки все так же продолжали крепко сжимать яйцо птицы Яростного Неба, а два исчезнувших шрама снова начали проявляться: от еле заметных полосок до изначального состояния.

— Братик…

Дрожащими губами прошептала лежащая без сознания Нин Сюэ. Ее руки невольно продолжали сжиматься все сильнее, боясь утратить единственный шанс спасти своего братика.

***

Начало светать. Промокшая от утренней росы Нин Сюэ постепенно стала приходить в себя. Проснувшись, она первым делом удостоверилась в наличии предмета, который был ей дороже собственной жизни и только после этого немного успокоилась. С опаской оглядев окрестности и не обнаружив огромную белую птицу, она в замешательстве вспоминала произошедшее: она лишь помнила, как птица Яростного Неба налетела на нее… а затем она от страха потеряла сознание.

Побоявшись остаться тут, Нин Сюэ прекратила думать об этом и, с трудом встав на ноги, быстро побежала обратно. Ведь чем дольше она задержится, тем большему риску подвергнется ее братик.

***

Солнце уже висело высоко в небе, старик Лун, потянувшись, вышел из дома и дал распоряжение Лун Чжэн Яну:

— Ян Эр, позавтракай и собирайся в путь. Только не забудь приодеться, чтобы тебя не узнали.

— Хорошо. А, верно! Дедушка, ночью ты не слышал ничего странного? – озадаченно спросил Лун Чжэн Ян.

Старик Лун покивал головой:

— Если я не ошибся,  это крик птицы Яростного Неба. Скорее всего кто-то снова влез на ее территорию. Пойду-ка я проверю мою новоиспеченную внучку.

Скрип…

Старая деревянная дверь со скрипом открылась, а на пороге стояла полностью обессилившая Е Нин Сюэ. Ее белоснежные волосы растрепались и покрылись грязью, одежда, промокшая до нитки, а на лице прибавилось еще несколько порезов – даже смотреть было больно. Она подняла обессилившими и трясущимися руками белое яйцо, а губы немного шевельнулись. Однако не успела она произнести и слова, как тут же грохнулась на пол.

Старик Лун сначала встал в ступор, но быстро пришел в себя и торопливо подбежал удержать девочку от падения. И тут он обнаружил, что она снова потеряла сознание. Ради этого парня, за два дня эта девочка уже падала без сознания множество раз.

Позади старика раздался неверующий вскрик:

— Э-это яйцо птицы Яростного Неба! Я только вчера видел его собственными глазами! Не… неужели эта девчушка…

Старик Лун заметил, как из глаз начинают течь слезы и слабо выдохнул:

— Глупое дитя! Ну что за глупое дитя!

Переложив яйцо в руки Лун Чжэн Яна, старик приказал:

— Ян Эр, ты знаешь, что нужно делать. Ни в коем случае не позволь труду этой девочки оказаться напрасным!

— Я понял! – взяв яйцо, Лун Чжэн Ян быстро побежал внутрь.

Через полчаса Лун Чжэн Ян принес небольшую миску с бульоном. Старик Лун же все никак не мог успокоиться и ходил туда-сюда по комнате. Увидев внука, он поспешно спросил:

— Ну как?

Лун Чжэн Ян вытер пот со лба.

— Всю жизненную энергию яйца я поместил в этот бульон, если этот паренек все еще жив, то он должен помочь ему продержаться еще около полумесяца.

Старик Лун покивал головой и принял миску.

— Стремление жить у этого молодого человека действительно огромно, остальное можешь доверить мне.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

2 Comments

Добавить комментарий