Глава 1. Безбашенное начало

Середина дня. Своего рода в мрачном городе Улм, в моросящий день, все отхватывали люлей от кого-либо. Все, кроме меня. Широко улыбнулся. Вероятно, я не должен был это делать, если учесть то, что толпа разъяренных торговцев передо мной, привела небольшую группу городских стражников, стоящих позади меня, отчего я нахожусь в безвыходном положении. Я находил каждое проклятие и обвинение, брошенное в мою сторону веселым.

«Он стыбзил мой хлеб!» — Закричал толстый человек с лицом почти такого же цвета, как и его туника.

«Псина воровская! Злодей!» — Крикнули зубастый торговец и его носатая жена.

«Он запачкал мой киоск, когда постучался в него!» — выкрикнул кто-то другой, если я правильно помню — фруктовый продавец. Все видели на нем остатки гоблинской крови. «Теперь он разрушен!»

«Негодяй!»

«Это еще ничего! Он пукнул на мои изделия! » — этот человек один из самых тощих, кого я когда-либо видел. Он оглянулся, чтобы  увидеть, как остальные с недоумением и не пониманием на него смотрят.
— «Я продаю духи!»

Затем повернулся ко мне, и я не смог удержаться от смеха.

«Ворюга!» — Проревел пронзительным голосом пожилой человек, который, я почти уверен, только что присоединился к веселью. — «Говорю же, давайте устроим ему взбучку!»

Больше голосов поддержало призыв, а неприятные угрозы росли. «Закопаем его? Нет! Повесить, как вора-подонка! Прихлопните его!»

В тот момент, когда в моих, ранее пустых руках, начали появляться кусочки дерева и в особенности ножи, ухмылка исчезла с моего лица. Я подумывал о скорейшем побеге, но охранники позади меня, казалось, почувствовали эту возможность. Те двое, кто держали мои руки и тянули их к дороге, делали это так, будто считали, что в состоянии меня удержать, даже если я попытаюсь сопротивляться. Но я этого не делал. Еще не делал. Но я позиционировал себя так, что если начнут атаковать, то будет эффект внезапности.

«Стойте! Я говорю, стойте!» — Это капитан, который в качестве образца наказания в руке держал щиток, коего ни у кого  никогда и не было. Почти такой же высокий, как и я, худой, носил наколенники и считал нужным нагрудный знак, будто тот делал его более гордым. Ни одна царапина не омрачила его лицо, а волосы на гребне стояли неровно.

Он стоял перед толпой, и силы его присутствия будто хватало сдерживать людей позади. И, на удивление, все так и было.

«Независимо от того, за что злы на этого человека, но вы не можете причинить ему вреда!», — Сказал он.

Оставаясь на месте, толпа ворчала. Я хотел потрепать гребень капитана, чтобы увидеть, правда ли, что его волосы мягкие и пушистые, как они сами выглядят, но довольствовался лишь усмешкой, глядя на его затылок.

«Что будет с ним?» — Крикнул кто-то. Я не знаю его. Могла ли быть это жирная женщина, одетая как проститутка, которую я случайно ощупал, когда проходил мимо нее.

«Это дело судьи-»

Наверно, было неправильным для капитана говорить это. Только я в Улме достаточно долго создаю хаос на местном рынке, так что не знаю других причин кроме этой. Возможно, из-за того, что судья известен плохими решениями. Возможно, недоброжелательно обращался к старым вдовам или ел сырых младенцев на обед.

Независимо от причины, все известное, так это то, что между моим одним сердцебиением и толпой, желающей с гневом ринуться вперед, стоит один ухоженный капитан гвардии, на которого я не мог надеяться. Расстояние между нами быстро испарилось и дубины и ножи блеснули новой угрозой.

«Время двигаться», — подумал я, и воплотил мой план в действие.

Охранники не поняли, что их поразило. Один момент они держали мои руки, а затем корчились на земле, сжимая их достоинства, будто я обоих колотил там. Словно я это делал.

Толстый хлеб торговца с малиновым лицом был достаточно близко, да так, что я мог почувствовать запах его черствости. Не хотел держать его так близко, потому головой боднул его в нос, в то же время выкрал его мешочек монет. Увиливая то влево, то вправо, я пытался избежать цепких рук торговца и гвардейца.

Дубина опускалась ко мне, но медленно и совершенно не прицельно. Я выбил её, схватив капитана и, используя его голову в качестве щита.

Кланг! Дубина испортила несколько шлейфов его гребня и ударила в голову, словно в колокол. Ошеломленный капитан упал на руки и колени, а я поднялся на спину и с энтузиазмом отгонял ближайших торговцев.

Возможно неудивительно, но появился небольшой зазор. Я, перепрыгивая через парфюмерного продавца, стремился к свободе. Но был остановлен другими гвардейцами. Четверо из них, они не столь блистательны, как их капитан, то все еще обворожительны в собственном праве. Они стояли передо мной со своими обнаженными мечами, и мрачные выражения опустились на их лица.

«Не так быстро, пес!», — Сказал один.

Теперь я не боюсь случайной стычки. На самом деле, как известно, я время от времени наслаждаюсь ими. Но только тогда, когда у меня высоки шансы на успех. Я буду бить стариков, молодых мужчин, гоблинов и хоббитов и мобов — всех, но есть и те, кого я пытаюсь избежать. Как правило, это безмозглые твари, которых легко запутать, если знаешь трюк против них. И у меня было много практики.

Но я рискую даже там, где нет очевидного преимущества.

К примеру, капитан — я бы не выбрал его в драке один на один. Орки, может быть, и глупы, как все говорят, но они большие, жестокие, чудовищно сильные и упрямы при смерти. Тролли и людоеды еще больше, сильнее и более сложны, и есть существа и другие монстры и каждый со своими проблемами.

Я бы помахался с ними всеми, и если бы я использовал каждую злую уловку, что мог придумать, то склонил бы чашу весов в мою сторону. Но мне предпочтительный вариант в таких ситуациях — бежать.
Я бы победил в индивидуальном бою каждого из этой четверки. Но всех вместе? Мой инстинкт говорит бежать.

Проблема заключалась в том, что они блокировали мой путь.

Я улыбнулся и, словно сдаваясь, поднял руки. Но потом быстро повернулся налево и обернул мой хвост у их ног.

Хвост? Да, у меня есть он. А вы думаете, что я гаечным креплением связал других охранников? Он столь же толстый, как мое запястье, и крепкий как мои ноги. Цепкий, и имеет небольшой зазубренный участок чуть ниже. Тяжелый, и костляв на конце. В трудные времена это может быть очень полезным.

Двое из охранников вошли в кучу. Я перепрыгнул через них, прежде чем другие смогли понять, что случилось. Взмахнул хвостом в лицо другого, перевернул корзину с фруктами (возможно она принадлежала кому-то из тех, кто позади меня), чтобы замедлить погоню и лишь частично слышал: «Уберите его!» «Он уходит!» и «Нет!»

Я нырнул в переулок со знанием того, что толпа сейчас не будет в поисках меня делать чего-нибудь умного. К счастью, я заметил большого человека, одетого в плащ. Я развернул его, снял плащ и вложил все силы в одно движение. Потом я наблюдал, как он пьяно пошатнулся, прежде чем упал в грязь.

Он выглядел на восемьдесят. Во мне сразу заиграло чувство вины, и я бросил мешочек монет торговца хлебом рядом с его рукой, а затем сказал: «Для ваших нужд.» Сделав это, я поднял свою короткую ногу, повернул назад, и шел, будто хромал, пока от «меня старика», разъяренная толпа, находившаяся в переулке, по-прежнему жаждала моей крови.

Я находился под налетом претензий, пока не вышел из толпы и охранников, стоящих позади. Посмеиваясь над сегодняшним приключением, я перебрался в другой переулок. Подумал, что там я свободен и в безопасности.

Вот тогда я впервые услышал заикание, пронзительный голос, то посчитал, что попал по- серьезному.

«Г-Г-Гордан Р-Р-Рисс, я полагаю? Ринго Т’Онг шлет вам приветствие».

Я повернулся, чтобы противостоять этой новой и неожиданной угрозе, но меня почти разорвало от смеха. «Такой маленький человек», — подумал я. Я догадался, что это полурослик. Одет в очень темный халат, и я уверен, что он должен был выглядеть угрожающе. Он держал арбалет прицеленным на меня.

Такое оружие может быть опасным. Даже оно у него полуразмерное.

«Чего? Прости, но ты кого-то ищешь? Пинго Т’Онга, говоришь? Нет, никогда не слышал о нем. И так или иначе, я, конечно, не он «.

Маленькое лицо мужчины нахмурилось: «Н-н-н-нет,» — сказал он. «П-п-п-пинго мой м-м-м-мастер. Ты Г-г-гордан».

«Нет, снова неправильно,» — сказал я, хотя Гордан это и есть мое имя. И если бы меня про меня знали в каждой точке мира, то узнавали как Рисса. Я просто не вижу никаких оснований признать это, учитывая то, что он целится из арбалета на меня: «К сожалению, не могу вам помочь. Но если скажешь мне, кто ты и чего от него хочешь, я обязательно встречусь с человеком с таким именем, чтобы сказать ему, что вы его ищете».

Маленький человек еще сильнее нахмурился. «Н-н-нет,» — начал он, а затем покачал головой. — «Хватит об этом. В-в-время умирать «.

«Постой!» — зарыдал я, хотя не боялся ни в малейшей степени. Я просто хотел знать, с кем имею дело. — «По крайней мере, скажи мне, кто ты и зачем тебе это!»

«Хорк Юургер мое имя», — сказал он. — «Я д-д-делаю это ради моего хозяина».

А его хозяин был некто по имени Пинго Т’Онг. Я никогда не слышал ни об одном из них, но думаю, что на самом деле это не имеет значения. Я оскорбил сотни людей на протяжение моей короткой, но полной приключений жизни. Пинго не будет последним, который придет за мной.

Того, что Хорк Юургер не знал, так это то, насколько я люблю делать шалости, и что ношу броню под моей гимнастеркой. Броня состоит из перекрывающихся слоев полированной бронзы, охватывающей не только мое туловище, но и руки прямо до запястья. Он гибкий, легкий и удивительно крепкий. Гарантированно остановит нож, острие меча и даже полноразмерный арбалет с десяти шагов. Буду в синяках и, возможно, я сломаю ребро, но выживу.

Болт из половинного размера арбалета Хорка Юургера не сделает вмятину.

Кроме того, эта уменьшенная версия ассасина пытается целиться в мое лицо.

Я закрыл глаза, поднял руки прямо на него, и закричал как банши: «ЯААААХХХХХ!» — только громче.

Это сработало. Хорк либо промахнулся или выстрелил в мою броню. Когда я снова открыл глаза, он был без сознания на земле с арбалетом в руке.

Я не мог ничего с собой поделать. Я смеялся долго и упорно. Когда закончил, я ударил его ногой в голову только, чтобы убедиться, что он еще не помер. Но я никогда не был по-настоящему бессердечным и не знал, сколько шипов выставлено против меня. Так что я просто искал и ушел с полным мешком монет и со свернутым пергаментом, на котором была картина меня на площади.

«Недурно», подумал я. Талантлив, запечатлевший меня на этом. Они зарисовали мою усмешку, общие размеры и форму, и даже включили сюда хвост. Более чем достаточно, чтобы узнать меня, даже без небольшой пятнистости, виднеющейся на моей коже время от времени, даже другие смогут понять, что это я, даже если достаточно долго не всматривались в меня.

Видите ли, раз у меня есть хвост, то я не совсем человек. Я не совсем уверен.

И это тот самый вопрос, мучавший меня на протяжение нескольких рядов лет.

|МенюСледующая глава»

Добавить комментарий