Омакэ о сцене в ванной

Вечером того же дня Хадзиме, полностью расслабившись, отмокал в ванной[1], задумчиво смотря как на небосводе луна, сменив солнце, испускает тусклый свет. С момента падения в бездну такая возможность расслабиться была впервые. Эх, хорошая фраза- «отстирать сердце в ванной»[2] .

— Фуух~, как же классно~

Нынешний Хадзиме и не думал, что его голос, раздавшийся в ванной комнате, будет настолько обессилевшим. Всё тело было лишено энергии, а сознание куда-то уплывало, неожиданно послышалось легкое шлёпанье шагов. Полностью потерявший бдительность Хадзиме содрогнулся. Я же говорил, что пойду один!

Со звонким плеском погрузившейся в ванную, разумеется,

— Ммм ….. как хорошо …

была Юи. Абсолютно голая[3] она тут же пристроилась сбоку. В тусклом лунном свете её кожа, цвета белого фарфора, была подобна произведению искусства. Распущенные мягкие волосы падали на спину, гладкая, без единого пятнышка шея очаровывала[4].

— Юи-сан, я ведь говорил, что пойду один, верно?

Хадзиме сказал это с немного упрекающим тоном, будучи охваченный жаром, однако, то, что он находился в горячей воде, не было тому причиной. Пламя внутри тела разжигало его собственные чувства. Юи, будто ощущала их все. Любой, будучи мужчиной, невзначай вздрогнет, поддавшись этому невероятному очарованию, а под провожаемым многозначительным взглядом все намерения видны как на ладони.

— … Всё-таки, отказываюсь.[5]

— Постой-ка! Откуда ты знаешь эти данные!?

……

Невольно Хадзиме успешно выдал цукоми[6]. Отведенный взгляд вернулся обратно. Ставшая пунцовой кожа Юи бросалась в глаза. Бледные щёки приобрели окрас, испуская неописуемую романтичность. Зазор между незрелых форм простреливал так и этак. Положение было уже безвыходное, однако, еще до битвы с гидрой, он умел сохранять трезвость рассудка, держа эмоции в себе.

— Хотя бы прикройся. Полотенец же много.

— Лучше  полюбуйся видом.

……

Ответ заставил Хадзиме проглотить слова. Голос был переполнен страстью, что еще больше его заводило. «Вызывали Господин?»- раздался невозмутимый голос моего «сыночка».

— … ммм.  Хадзиме … смотришь?

Юи продолжала атаковать! Она клянчила, словно избалованный ребёнок, такой яростный натиск приводил мысли в голове Хадзиме в полный беспорядок. «Господин! Мы готовы к перехвату!»- взревел «сыночек».

— Ээ, послушай Юи, если будешь так говорить …

— Я тебе не нравлюсь?[7]

Первым делом Хадзиме постарался взять себя в руки, чтобы переубедить Юи,  однако,  раздавшийся полный печали голос заставил повторно замолчать.  Словно невзначай встретившись взглядом, тот был наполнен глубокой печалью.

— Это не так! Нравишься до ужаса!

Хадзиме не сразу обратил внимания, что его голос звучал подчеркнуто громко. А потом, поезд уже ушел[8]. На лице Юи снова всплыло поразительное, волшебное очарование.

— …Ммм, счастлива! Я полностью принадлежу Хадзиме. Поэтому посмотришь на всю меня?

— …

Юи, постепенно поднимаясь, непринуждённо продвигалась по воде, пока их лица не оказались напротив друг друга. Капли воды свободно скользили по коже. Её формы здорово вздымались в такт напряженному дыханию, красивые линии ног повторно утопали в воде, а бёдра, слегка покачиваясь, открывали вид к особенному месту, на которое ни в коем случае нельзя было смотреть.

Бледно-розовые груди не имели ни пятнышка, на прелестном пупке была небольшая выпуклость. Рассмотреть хотелось буквально всё, и изящные ручки и длинные загнутые ресницы. Разумеется, она смущалась и слегка дрожала, стеснение девушки придавало очарования, что, гармонично сочетаясь с её взрослым шармом, пленяло.

Искусственная луна висела на заднем фоне, укутывающие голову золотые копна волос образовывали нимб. Прекрасная и милая до такой степени, что казалась божественной. Словно сваянная руками богов фарфоровая кукла, впитавшая всю их нежность и заботу, самое лучшее создание за всю жизнь, что не говори, у Хадзиме не было сомнений.

Не найдя слов, Хадзиме любовался восхитительным видом. Фраза «поглощённый вниманием», похоже, подходила тут идеально. Как Юи и желала, всё её тело без остатка было у него на виду и навсегда будет вырезано в сердце.

— Фу-фу …

11

 

— Ха!?

Радостный прелестный голосок Юи, привел Хадзиме в себя. И тогда проследив за мелькающим взглядом Юи к месту, где находились истинные чувства, осознал «Господин! Вторжение?»- с силой ударив, прокричал «сыночек», замышляя стратегическое отступление.

Почему-то, в этом состоянии, он не мог двигать ни руками ни ногами, а мысли были бессодержательными. Попав под «влияние чувств», Хадзиме ощущал себя немного не в своей тарелке, ведь Юи была самым важным для него человеком. Как парень, связанный близкими связями, он хотел особого отношения.

Однако, все мысли об отступлении, когда перед ним принцесса вампиров, были отброшены. Вместо этого, он решил захватить инициативу и удержать под контролем, Хадзиме подскочил с места.

— …Ээ

— …Однако, попал?

— …Не попал![9]

— …И все-таки, откуда тебе известны эти данные! Эй, иду вперед!

Хадзиме обхватил Юи спереди и начал ощупывать мягкие места, его взору предстали прелестные линии бёдер. Всё это время терпевший воздержание разум, наконец, потерпел крах. В таком случае зверь возьмёт свое, и он начнет домогаться настолько дорогую ему девушку.

Однако…

— Не дам сбежать!

— Эй, подожди, аа, горячо ———-

От принцессы вампиров было не убежать.

То, что было потом, может представить каждый.

[1] В вебке автор писал как хотел, однако в новелле определился и ставит слово «Юбуне»: что по сути означает любую ёмкость в которой можно помыться. Слово пошло с эпохи Эдо когда на лодках организовывали помывки, за это еще и денюжку брали.

[2] Фраза принадлежит Мисато Кацураги «Евангелион», она выглядела немного по-другому, но тут уже интернет постарался. Смысл таков: -постоянно испытывая трудности и лишения, в какой-то момент раскрепоститься и оторваться по-полной.

[3] На самом деле звучит несколько иначе: «Из одежды, нет даже нитки»

[4] Да она, на всех картинках выглядит одинакого, однако Хадзиме её причёске удивился…

[5] Здесь коронная фразочка главного героя манги-аниме ДжоДжо «Невероятные приключения ДжоДжо». Он ею любил обламывать злодеев.

[6] Шутка, за подробностями- https://ru.wikipedia.org/wiki/Мандзай

[7] Какой знакомый тактический ход …

[8] Японская идиома «Праздник кончился»

[9] Очередная ремарка. Происхождение берёт корни с манги про боевую школу «Takaya – Senbu Gakuen Gekidouden». Героиня Ширакава Нагиса, подходит сзади к главному герою Хомуре Такая и прижимаясь грудью спрашивает:

«Ну как, встал?», тот начинает нервничать, она продолжает «однако, я ведь грудью попала…», он в панике «не попала!»

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Comments are closed.