Глава 80. Объявление Войны

-Папа-а-а!!! С возвращением!!~

Звонкий голосок девочки, разнеся по площади у входных ворот Великого Подземелью Оркуса.

Приключенцы и наемники, собирающиеся окунуться вглубь подземелья, шумно торговались с зазывающих и рекламирующих себя купцами с переполненных всякой всячиной разного вида лавках. Однако громкий голосок Мюи, способный потягаться с их собственными, заставил ветеранов битв бросить на нее взгляд, смягчившийся сразу после этого, они заулыбались.

*Топ, топ, топает малышка!* Мюи побежала навстречу Хадзиме, делая такие милые шажочки, затем набросилась на него в прыжке. Хадзиме не смог ее поймать, ведь он даже и подумать не мог, что она такое учудит.

Крохотная головушка девочки, врезавшись в его живот словно торпеда, заставила бы обычного человека скрючиться от боли. Но к счастью, тело Хадзиме было не настолько хилым. Более этого, он полностью погасил импульс, чтобы не поранить Мюи, поймав ее крепкой хваткой.

-Мюи, ты пришла нас встречать? А где Тио?

-Ун. Сестрице Тио подумала, что к этому времени Папочка должен уже вернуться. Поэтому мы пришли сюда. Сестрица Тио же…

-Эта здесь.

Отделившись от толпы, ослепительный красоты черноволосая, златоглазая молодая женщина сразу же предстала перед ними. Излишне напоминать, что это была выше названная Тио. Так как она находилась в пределах толпы, она могла запросто в ней же затеряться – Хадзиме тут же начал выражать недовольство из-за того, что она оставила Мюи одну.

-Эй-эй, Тио. Не отходи далеко от Мюи в таком месте.

-Эта держит ее в пределах своей видимости. Просто появились кое-какие грубияны, а эта не хотела, чтобы Мюи лицезрела леденящее кровь зрелище.

-Вот как. Ну, тут по-другому и не поступишь… Так, где эти смертники?

-Ммм, Хозяин. Эта полностью все уладила.

-…Тц, так уж и быть.

-Хозяин в самом деле верит в то, что они снова когда-нибудь вернутся?

Судя по всему, какие-то идиоты, попытались похитить Мюи. Поскольку  она была дитем племени Морских Обитателей, Мюи укрыла лицо капюшоном, чтобы не выделяться в таком людном месте. Но, не зная, что это дитя племени Морских обитателей находящегося под охраной Королевства, нашлись люди, посмевшие позариться на нее. Одной из причин стало также то, что под капюшоном виднелось личико юного дитя, имеющие миленькие черты лица. Неизвестным оставалась лишь цель похищения. Было ли это ради выкупа, или же утоления своих темных желаний.

Со зловещей улыбкой на лице Хадзиме расспросил о местонахождении преступников, с настолько очевидной целью, что сразу стало понятно, что поймай он их, то сразу же освежует заживо. Поэтому Тио приложила усилия, дабы остудить его пыл. В начале Хадзиме  не мог принять того, что его называли «Папой», но теперь он таки стал ее «Папой». «Когда мы прибудем в Элизен, сможет ли Хозяин разлучиться с ней…» Сейчас Тио беспокоилась больше о судьбе Хадзиме, нежели Мюи.

Услышав разговор между Хадзиме и Тио, отряд Куки замер в немом удивлении. Хоть они и уяснили для себя, что Хадзиме стал сильнее за прошедшие четыре месяца, и поднабрался опыта в этих вещах… Но они даже представить себе не могли, «Как он может быть отцом!» от этой мысли все вошли в ступор. Мужская половина учеников сместив свои взгляды на Юи и Шию задавалась вопросом: «Какой же опыт он приобрел?!». После чего начали любоваться черноволосой, большегрудой, появившейся из ниоткуда, ослепительной красоты женщиной, и наверняка им на ум пришли грязные мыслишки. Встреченная ими особа, шокировала их значительно больше, чем показанные Хадзиме навыки, когда они находились внутри подземелья.

Если бы они могли это спокойно обдумать, то сразу бы поняли, что они расстались с Хадзиме всего лишь четыре месяца назад, и подобное было невозможно физиологически. Но испытав все эти потрясения внутри подземелья, и чудом выбравшись живыми, они уже не могли рационально размышлять.

Тем временем, кое-кто, пошатываясь, вывалился из отряда Куки. С натянутой на лице улыбкой, и стеклянными глазами…. это была, конечно же, Каори. Пошатываясь она подошла к Хадзиме, и схватив его за плечи, и вытаращив на него свои глаза сказала:

-Хадзиме-кун! Что это значит?! Она правда дочь Хадзиме-куна?! А кто ее мать? Юи-сан?! Шия-сан?! Или эта черноволосая особа?! Не говори мне, что есть и другие?! Скольких же ты обрюхатил?! Ответь мне! Хадзиме-кун!

Схватив Хадзиме за воротник, Каори в полном смятении начала трясти его. Хоть он и хотел прояснить, что это все одно сплошное недопонимание и поскорее разрешить эту ситуацию. Отцепить от себя Каори он так и не смог, ведь она вцепилась в него с огромной силой. Он же все никак не мог представить себе, что творилось у нее на уме.

«Каори, прошу, угомонись! Не может быть такого, чтобы она была его дочерью, ты же и сам это знаешь!» — приструнила ее позади стоявшая Шидзуку, заключив ее в свои объятия, но похоже, Каори ее не слышала.

В тоже время, вокруг раскатилась волна перешептований.

-Что это? Сцена расправы над неверным супругом?

-Все выглядит так, словно он обрюхатил одну женщину, когда у него уже была другая?

-И не одна или две.

-А не кажется ли вам, что он сразу оплодотворил пять девушек одновременно?

-Нее, я слышал, что он создал гарем, и десятки женщин забеременели от него, правильно я понимаю?

-Но, видимо, он скрывал это от «женушки».

-Ага… То есть сегодня его раскрыли, ху.

-Создать гарем… Люто завидую.

-Какой порядочный мужчина… Люблю таких, особенно в мертвом виде.

Все выглядело так, словно Хадзиме будучи женатым, вел себя как последняя скотина, и скрывая факт того, что будучи Хозяином Гарема, в тайне от жены оплодотворил десятки женщин. В данный момент Каори все еще трясла Хадзиме, а он лишь смотря полузакрытыми глазами в потолок, тяжело вздыхал и продолжал гладить по голове, недоумевающую Мюи.

 

***

Вид Каори, с зардевшимся лицом погрузившей свою голову в грудь Шидзуку, выглядел так, словно ей хотелось провалиться под землю. Восстановив  самообладание, она заметила, что выкрикнула что-то невероятное, и смущение залило ее на маховой скорости. «Все хорошо~, хорошо~» — вид утешавшей Шидзуку походил на мать… Нет, остановимся на этом.

Хадзиме и остальные ушли с площади входных врат и прибыли к входу в город. После принятия от толпы сперва, почестей из-за спасения героев, а после некоторого презрения из-за развернувшейся на глазах толпы драмы, Хадзиме отчитался главе отделения, Лорру, о выполнении просьбы. И после двух или трех бесед, он решил поскорее покинуть город, чтобы избежать этого переполоха. Сперва стоит заметить, что пришел он сюда лишь для того, чтобы доставить письмо от Илвы, Лорру, так что пополнять запасы было без надобности, а каких-либо проблем при их мгновенном отправление в путь не возникало.

Члены Отряда Куки один за другим отделялись от группы Хадзиме и направлялись в сторону Каори. Каори, все еще извиваясь от смущения, лихорадочно соображала, что ей делать дальше. Ей предстояло решить, расстаться ли с Хадзиме или последовать за ним. Чувства ее склонялись ко второму. Она не хотела больше разлучаться после того, как они, наконец, воссоединились.

Однако прийти к ясному решению она не смогла, всему виной служил уход из отряда Куки и ее потрясения переменам Хадзиме. Более того, ее смущенные извивания никак не помогли ей, так еще и были не правильно восприняты окружающими.

Каори, как Юи к ней отнеслась, догадывалась, насколько глубоки были чувства той к Хадзиме. В след за этим, то как Хадзиме отвечал чувствам Юи взаимностью —  вонзило в ее сердце шип терзающий ее. Они обе думали друг о друге. Затем прозвучала односторонняя насмешка, Юи, усомнившаяся в силе чувств потрясенных Каори.

«Иии? Это и есть все чувства что ты испытываешь к нему?»

Она задавалась вопросом, сильнее ли ее чувства, чувств Юи к Хадзиме, должны ли ее чувства быть отброшены в сторону, чтобы не стать препятствием для чего-то более значимого. Но что важнее, правда ли она сейчас заглядывалась на нынешнего Хадзиме рядом с собой? Или она грезила лишь о Хадзиме прошлом? Это, вкупе с незаурядно высокими способностями Юи, достойной быть его партнером и тем, насколько величественной она предстала перед ними… Каори была поглощена лавиной чувств и переживаний. Вкратце, она потеряла уверенность в себе как женщина, как пользователь магии и даже запуталась в своих чувствах к Хадзиме.

Наконец, пришла пора отряду Хадзиме выдвигаться, но по какой-то причине, атмосфера вокруг стояла крайне неспокойная. Заприметив это и подняв лицо, Каори увидела с десяток мужчин, преграждающих им путь.

-Опа-опа, куда это вы потопали? Вы наших товарищей опустили, а теперь полагаете, что сможете уйти, не извинившись? А? А?!

Произнес грязно выглядящий, вооруженный мужчина, когда неподобающе оскалился глядя на Тио.

Видимо, эти типы были дружками субъектов, ранее пытавшихся похитить Мюи. Теперь они уже жаждали мести Тио. Но эти вульгарные взоры выискивали отнюдь не возмездие, а кое-что иное.

В этом городе, авантюристы, прознавшие о суете внутри гильдии не стали бы искать неприятностей от знакомства с Хадзиме. Поэтому можно предположить, что эти мужчины были бродячими наемниками.

Хадзиме и остальные, оторопев, стиснули зубы от столь шаблонной ситуации, порожденной этими мерзавцами. Однако, ошибочно приняв их поведение за тряску в ужасе,  извинения от наемников так и не последовали, следом их аппетиты лишь возросли. Их взгляды сдвинулись к Юи и Шии, взгляды, насколько  не прикрыто пошлые, что полностью смутили Юи и Шию, и они спрятались за Хадзиме.

Неправильно истолковав действия их отряда, словно они вовсе перепугались, авантюристы пригрозили Хадзиме, окруженному по сторонам Юи и девушками.

-Стервец! Ты же все  и так понимаешь, а? Оставь женщин тут, а сам испарись, да порезвее, если сдохнуть не хочешь! А спустя какое-то время, я тебе их верну, если попросишь прощения как следует.

-Ну, хотя к тому времени мы их уже немножечко «погнем».

Думая, что это весело, *ГЬЯХАХА*, загоготали мужики. Один из них даже вожделел от того, как перепугалась Мюи, тогда как другой похотливо желал представительницу расы зайцеухих, созданной словно лишь для плотских утех. И тем самым их судьба была предрешена.

В тот же момент уже известное нам давление Хадзиме, распространилось и накрыло этих наемников, словно гигантский водопад, от чего даже воздух начал трещать. Однако, разгневанный такими высказываниями, и уже не способный держать себя Куки, попытался вмешаться, из-за чего он лишь попал в зону действия давления Хадзиме. Не способный даже пошевелится он смог лишь краем глаза ухватить силуэт Хадзиме, которому это давление было не по чем, и он лишь продолжал спокойно стоять.

Хоть и запоздало, но мужчины хотели было извиниться, обнаружив, что не на того напали. Но стоя на четвереньках, вследствие подступающего давления, они не смогли даже рта раскрыть, так что и взмолиться о прощения тоже не смогли.

Да и Хадзиме более не хотел выслушивать их оправдания. Уже это служило достаточной причиной впадения его в ярость, ведь они посмели помыслить о порабощении Шии, следуя зову своей похоти, к тому же их алчность сильно напугала Мюи, а подобное каралось кое-чем более жестоким, нежели тривиальная смерть.

Хадзиме ослабив давление, выстроил стоящих на коленях провинившихся мужиков в шеренгу, после чего с дьявольской улыбкой на лице, начал поочередно стрелять им в символ мужского начала. После исполнения этой болезненной процедуры, они визжа и держась за свои кокосы получали от Хадзиме пинки и улетали в угол площади, создавая из своих тел горку, стоит заметить что к этому момент их тазы были напрочь разбиты. После таких повреждений, у них не то что, оставить потомство не удастся, но даже ходить они уже больше не смогут. И теперь они могли лишь прилагать все свои силы, прилежно работая, лишь пытаясь выжить.

Наказание не сопоставимое с преступлением вынудило отряд Куки сделать шаг назад. На мужскую половину это особо сильно повлияло, побледнев, они прикрыли свои мужские достоинства.

Бросая косой взгляд на отряд Куки, Хадзиме возвратился туда, где стояли Юи и девочки.

-И снова он не знает и капли милосердия, хух~ Другого от Хозяина я и не ждала. Хоть они и враги всех женщин, разве от их текущего вида не зарождается к ним хотя бы чуточку жалости?

-Обычно Хадзиме не рассердился бы так~ Как и предполагалось, все из-за Мюи-чан?

Похоже, что защитные меры Отца все еще дают о себе знать.

-…Нн, хоть сюда замешено и это… Хадзиме злился и насчет Шии тоже.

-Э?! Злиться ради меня? Эхехе, Хадзиме-сан… Спасибо тебе большое~

-…Юи как всегда видит меня насквозь

-Нн…разумеется. Я ведь всегда смотрю только на Хадзиме.

-Юи…

-Хадзиме…

В конечном счете, Хадзиме с Юи стали воссоздавать свой собственный мирок, на что Шия резко возразила, затем Мюи кинулась на Хадзиме, чтобы получить свою долю ласки, а замыкая всех, Тио выдала извращенное замечание, а после запыхтела от волны холода, исходившей от Хадзиме. Эти сцены были тесно взаимосвязаны, а Хадзиме ставился в центр всего представления.

Каори молча взирала на Хадзиме, пока он тащил на себе Мюи, окруженный Юи и девушками. Прошлая сцена ясно показала, что он не будет мешкать в проявлении жестокости. Это было нечто совершенно отличное от прошлого Хадзиме, и  видя такое, эта новая черта стала отрицать его прежнюю доброту.

Однако она была не уверена в причинах гнева Хадзиме, и того, что сподвигло его на подобные зверства. Все это было во благо девушек подле него, чтобы они могли веселиться и жить счастливо. Ну, правда, «Как?» человек утративший свою доброту, может быть окружен такими улыбками. Насколько же это юное дитя жаждет видеть в нем своего отца.

Вследствие этого, тревоги касающиеся перемен в Хадзиме в ее голове, как ветром сдуло. Первым делом стоит добавить, что Хадзиме вернулся в подземелье ради облегчения бремени Каори, извещая ее о своем выживании. И, как и следовало из его слов, возвратился он в подземелье лишь ради Каори, тем не менее, остальных он также не оставил за бортом.  Он спас смертельного израненного Милда,  отдав в тоже время распоряжения своим спутникам защищать отряд Куки.

Такое не скрылась от глаз Каори причина, по которой Хадзиме не мешкая выказал такую жестокость и безжалостность к своему врагу – это была защита важных для него людей.  Конечно, Каори тоже была в списке этих важных людей, но фактом оставалось то, что Хадзиме все же считался с благополучием других. Доказательством того стали улыбки, следующие за ним повсюду.

Каори заметила это.  Хоть Хадзиме и лишился цвета волос, правого глаза и левой руки, и все же, скорее всего все это произошло из-за суровости среды, в которой ему приходилось выживать изо дня в день. Он определенно мог бы уже множество раз сломаться как психически, так и физически. Нет, возможно, что… он уже сломался, что и проявилось в замеченных ею ранее в Хадзиме переменами. И даже после этого, Хадзиме продолжал двигаться к своей цели, окруженный хороводом улыбок.

Осознание этого позволило туману в голове Каори развеяться. Она услышала щелчки пазлов мозаики, встающих на свои места. «Как только я могла усомниться?» Перед ней был «Хадзиме». Парень, всегда заставлявший стучать ее сердце чаще. Называемый когда-то «никчемным», но выбравшийся из глубин бездны, заполучивший грандиозную силу и пришедший спасти ее, Каори. Существовали и пазлы, не вошедшие в первоначальную позицию и подвергшиеся изменению, но имелись ведь и те, что безоговорочно ложились в свободное место, собираясь в общую, полную картину. Все это следовало здравому смыслу. Ведь люди меняются со временем, опытом, новыми встречами  и знакомствами. Поэтому нет причин испытывать страх. Нет необходимости лишаться уверенности в себе. Ей нет смысла отстраняться от него.

Если я пока чего-то не понимаю, то все в порядке, ведь я все еще смогу это понять в будущем, особенно находясь бок о бок с ним. До тех самых пор, как и те времена когда мы сидели в классной комнате… Да быть того не может, чтобы сила моих чувств проиграла кому-либо! В том, что я присоединюсь к людям следующими за Хадзиме, нет ничего такого. Больше я никому не позволю насмехаться над своими чувствами!

Решимость и уверенность зажглись в глазах Каори. Шидзуку рядом с ней заулыбалась от такого неожиданного преображение своего лучшего друга. Следом за этим, она подтолкнула Каори в спину. Каори сверкая глазами наполненными решимостью согласно кивнула, и поблагодарив Шидзуку и двинулась навстречу своему следующему полю битвы, в этот раз она будет сражаться уже как женщина!

Отряд Хадзиме приметил, что Каори направлялась к ним, Хадзиме подумал было, что Каори шагает к ним, чтобы попрощаться, тогда как Юи стоящая рядом с ним предусмотрительно насторожилась, нахмурив брови выдавила из себя : «Му?»,. «Арара?» — раздалось от Шии смотрящей на Каори со все разрастающимся интересом, следом Тио пробурчала: «Видать, сегодня нас ждет кровопролитное побоище, хо~». Так как она по всей видимости шла не затем, чтобы попрощаться, ощущая нехорошее предчувствие Хадзиме насупился.

-Хадзиме-кун, можно и мне пойти с тобой?.. Нет, не так, я совершенно точно пойду с тобой, так что позаботься обо мне, хорошо?

-…Ха?

Уже с первых сорвавшихся слов, без всяких предисловий и хождений вокруг да около, все обернулось таким развитием, где все уже было предрешено, отчего глаза Хадзиме округлились до точек – размером со знаки препинания. Следом из него невольно вырвался изумленный возглас.

Хадзиме был не способен так быстро переварить ее заявлением и замешкался. Ему на выручку тот час же вышла вперед Юи

-…До такого ты еще не доросла.

-Что значит «не доросла»? Разве все не заключается в «мыслить только о Хадзиме»? Тогда я никому не продую, поняла?

Каори спокойно парировала выпады Юи. Юи же в ответ лишь хмыкнула сложив губы в виде (^).

Каори поравнялась взглядом с Юи, затем резко сдвинула свой незыблемый взгляд на Хадзиме. После этого, она скрепила руки перед грудью и с покрасневшими щеками, испустила глубокий вздох, после же с отчаявшимся и дрожавшим голосом она кое-что произнесла… Она выразила ему свои чувства.

-Я люблю тебя.

-…Ширасаки.

Выражение лица Каори покрылось одновременно смущением о счастьем от того, что она призналась, а также переживанием в ожидание ответа Хадзиме. Так, со смешанными чувствами на лице, она не отошла назад, показывая свою решимость.

Этот взгляд, наполненный решимостью и честностью, заставил Хадзиме ответить ей со всей серьезностью в глазах.

-У меня есть женщина, которую я люблю. Поэтому я не могу ответить взаимностью на твои чувства Ширасаки. Поэтому я и не могу взять тебя с собой.

Прямолинейный ответ Хадзиме вынудил Каори закусить свою губу, словно она готова была закричать, но в следующее мгновение в ее очах уже вот-вот готовых разразиться слезами, вновь зародился сильный взгляд, и с ним она подняла свою голову. После чего, кивнула, показывая тем самым, что поняла.

Позади Каори, Куки и остальные, столпившись с разинутыми ртами, стояли не отсвечивая. Но, не обращая на них внимания, Каори изрекла желаемые слова:

-…Ун, знаю. Это ведь Юи-сан, так?

-Ага, поэтому…

-Но, не думаю, что это может стать поводом для меня не быть подле Хадзиме-куна.

-Что?

-Потому как Шия-сан и немного чудаковатая Тио-сан тоже влюблены в Хадзиме-куна, правильно? Особенно Шия-сан, я чувствую, что она подходит к этому делу со всей серьезностью…

-…Это…

-Пускай даже,  у Хадзиме-куна есть на то свои определенные причины, она все еще не сдается и хочет быть рядом с Хадзиме-куном, а Хадзиме-кун позволяет ей это. Поэтому, не возникнет ведь никаких проблем, если и я присоединюсь, так? Все-таки, мои чувства к Хадзиме-куну… никому не проиграют.

Выговаривая все это, Каори повернула свой пылающий, твердый взор навстречу Юи. В этом взоре ясно читался посыл: «Мои чувства не проиграют твоим!». Юи могла с легкостью различить нерушимую волю Каори. Это, несомненно, стало объявлением войны. Объявлением того, что она заберет единственное и «особенное» место у Юи.

Ощущая пронзающий взгляд Каори, Юи, в несвойственной для себя манере, подняла в усмешке уголки губ, создав тем самым бесстрашную улыбку.

-…Ясно, тогда следуй за нами. И тогда я продемонстрирую тебе… разницу между нами.

-Не обращайся ко мне так. У меня ведь есть имя — Каори.

-…Тогда, зови меня Юи. Я принимаю твой вызов, Каори.

-Фуфу, Юи. Не расплачься только, если продуешь, ладно?

-…Фу, фуфуфуфуфу.

-Аха, ахахахахаха.

Юи и Каори создали мирок лишь для них двоих, только в этот раз с другим значением, нежели Юи с Хадзиме. Хоть признались сейчас Хадзиме, раньше чем он смог это осознать, его словно задвинули в долгий ящик. И таким образом, даже без его участие было решено, что Каори вступит в их отряд, отчего Хадзиме меланхолично засмотрелся в далекую даль. Видя, как Юи и Каори вместе хохотали, Шия и Тио, подойдя поближе к Хадзиме, трясясь, прижимались к нему.

-Ха-Хадзиме-сан! Неужто с моими глазами что-то случилось? Мне мерещатся темные облака и драконья молния позади Юи-сан!

-…А разве это что-то необычное? Даже я могу узреть держащую катану Ханню позади Ширасаки.

-Папаа~! Эти сестрички страшные-е-е.

-Хаа, хаа, они как-то… Если устремишь свой взгляд на эту…нгх, не могу больше.

С сатаной, показывающимся за каждой из них, Юи и Каори смеялись в устрашающих позах.

«Так вот каких персонажей вы все это время разыгрывали?» — хотелось было сострить Хадзиме, но он решил отложить подобные шутки, до тех пор, пока они немного не поостынут. Тем временем он решил заняться утешение Мюи, прильнувшей к нему, ведь скажи он подобное, эффект от них мог бы прилететь к нему обратно словно бумеранг. И после этого именно он оказался бы «не на что негодным раздолбаем». Но был здесь кое-кто, кто возразил воле Каори… и, конечно же, это бы наш «Герой» Куки Аманогава.

-По-постойте-ка! Хотя бы секунду подождите, пожалуйста! Я ничего не понимаю. Каори нравится Хадзиме? Она хочет последовать за ним? Э? И что это значит? Как, как все вообще к такому пришло? Нагумо! Что ты сотворил с Каори?!

-…опять у него начался его приступ…

По всей видимости, Куки не мог принять действительность, где Каори признается в любви Хадзиме. Не сказать, что это стало какой-то неожиданностью, ведь Куки был единственным, кто этого не заметил, но в его глазах поведение Каори казалось странным и причиной этому как он считал был Хадзиме. Правда, разум Куки, подстраивающий все так, как ему было удобно, интуитивно поднимал в Хадзиме бурю негодований.

Будучи полностью уверенным в том, что Хадзиме что-то сотворил с Каори, он с негодованием на лице выдвинулся вперед с частично обнаженным Святым Мечом в руке, отчего Шидзуку предостерегла его жестом, словно она уже устала от постоянной мороки создаваемой подобными действиями Куки.

-Куки. Ты что, не видишь, что Хадзиме тут ни при чем? Поразмысли над этим как следует. Хоть ты этого и не замечал, Каори уже давным-давно думала о нем. Я говорю еще о том времени, когда мы были в Японии. Просто задумайся над тем, о чем Каори постоянно твердила.

-Шидзуку… Что ты такое говоришь… Это, это потому, что Каори добродушная и жалеет Хадзиме, который все свое время прозябал в одиночестве, не так ли? Нет ни причин,  ни предпосылок к этому, да быть такого не может, чтобы Каори полюбила такого отаку как Хадзиме!

Прислушиваясь к беседе между Куки и Шидзуку, Хадзиме неожиданно разбушевался, ведь говорили это ему в лицо, чуть ли не брызгая на него слюной – щеки на лице Хадзиме начали подергиваться.

Заметив поднявшуюся от Куки и компании суету, Каори решила прояснить все Куки и одноклассникам, стоявшим позади него:

-Куки-кун, все вы, я прошу прощения. Знаю, это эгоистично с моей стороны… Но я, я хотела бы пойти вместе с Хадзиме-куном любой ценой. Поэтому, я покидаю ваш отряд. Мне, правда, очень жаль.

Изрекла такое Каори, низко поклонившись, из-за чего Судзу, Эри, Аяко и Мао, женский круг, вскрикнули «Кия–», «Кия–». Нагаяма, Эндо и Номура, троица, догадывающаяся о чувствах Каори замахала руками, давая ей понять, что  не стоит волноваться попусту, криво усмехавшись при этом. Но, само собой, Куки слов Каори принять не мог.

-Это же ложь, да? Все же, как-то это все чудно. Каори всегда находилась рядом со мной…Так с чего вдруг это должно измениться? Каори — друг моего детства… потому и… это естественно для нее быть подле меня. Разве это не так, Каори?

-Уммм… Куки-кун. Это правда, что мы друзья детства…Но это вовсе не означает, что мы всегда будем вместе, понимаешь? Мне кажется, это само собой разумеется…

-Все верно, Куки. Нельзя же сказать, что Каори твоя, она сама принимает решения, как ей поступить дальше. Так что выбрось уже эту мысль из головы.

Куки сконфуженно стоял, пока два его друга детства его отчитывали. Его взгляд мгновенно сместился на Хадзиме. Хадзиме глядел вдаль, делая вид, словно он вообще никакого значения здесь не играет. Возле него стояли красивые девушки и привлекательная женщина. Наблюдая за таким спектаклем, глаза Куки стали постепенно заглядываться на них. В душе, он мыслил о его Каори и мрачное чувство, которое он никогда прежде не испытывал, стало неуклонно разрастаться. Следуя его позыву, он истолковал обстоятельства, как ему заблагорассудится.

-Каори. Ты не должна следовать за ним. Я говорю это ради твоего же блага. Ты только взгляни на этого Нагумо. За ним ухаживают несколько девушек, даже такое юное дитя… более того, он вынудил девушку племени Зайцелюдей носить рабский ошейник. Даже эта черноволосая женщина, называющая Хадзиме «Хозяином» ранее. Наверняка ее подтолкнули на такое отношение. Я уверен, Нагумо собирает женщин или что-то из этого разряда. Он худший. Он легко убивает человека, без какого-либо желания обсудить до этого все с нами, своими товарищами, хоть у него и есть это могущественное оружие. Каори, ты познаешь лишь несчастье, если отправишься с ним. Поэтому тебе будет лучше остаться здесь. Нет, просто останься здесь. Даже если ты начнешь меня за это ненавидеть, я ради твоего же блага остановлю тебя. Я совершенно точно не позволю тебе пойти с ним!

Сумасбродное и в то же время халатное несогласие вызвало недоумение в глазах Каори и остальных. Однако Куки уже не на шутку разошелся, и его уже нельзя было так просто остановить. Его взор, смотрящий на Каори, словно пытавшийся переубедить ее, устремился на Юи и девушек поблизости к Хадзиме, словно что-то придумав.

-Вы тоже, девушки. Больше нет нужды потакать желаниям этого мужчины. Пойдемте со мной! Я приветствую людей со способностями вроде ваших. Давайте вместе спасем мир и людей населяющих его! Шия, правильно? Можешь больше не тревожиться, я сейчас же высвобожу тебя из рабства, если ты пойдешь со мной. Тио, ты тоже, можешь более не звать его Хозяином.

Сказал это, Куки с ободряющей улыбкой на лице вытянул руку навстречу Юи и девушкам.

Шидзуку не смогла сдержаться и не приложить свою руку к лицу, подняв при этом свои глаза к небу. Каори прикрывала свой, открывшийся было рот. Юи и девушки, получившие такое приглашение вкупе с улыбкой Куки…

«»»…»»»

…Потеряли дар речи. Они отвернули свои взгляды от Куки,  перекрестно потирая свои предплечья руками, словно пытаясь отогреться. Если присмотреться повнимательней — от него у них пробежал мороз по коже. В каком-то смысле, они неслабо от него пострадали. Даже Тио произнесла, «Что-то это как-то неправильно…», нахмурившись от холодного ощущения, проскользнувшего рядом.

Глядя на них, улыбка Куки стоящего с протянутой рукой треснула. Стараясь не смотреть на него, девушки поспешно попрятались позади Хадзиме, теперь уже с очевидным отвращением посматривая на шокированного Куки. Затем, шок Куки сменился гневом, который он тотчас же решил сорвать на ком-нибудь. Бездумно вытащив Святой Меч, он нацелился им на Хадзиме. Словами его уже было не остановить, Куки воткнул Святой Меч в землю, и пальцем указал на Хадзиме, заявляя:

-Хадзиме Нагумо! Устроим дуэль! Отбрось свое оружие и сразись со мной голыми руками! Если я одержу победу, то ты никогда больше не приблизишься к Каори! Также, ты должен будешь освободить этих девушек!

-….Ай-ай-ай. Как все скверно. Этот герой еще большее шило, чем я предполагал. Судя по всему, взор его затмился, и он не видит, что это именно он создает неприятности.

-Что ты там бормочешь?! Струсил?!

Куки вонзил свой святой меч в землю, сразу же после того как импульсивно достал его, вероятно потому, что понял превосходство в вооружение Хадзиме.

Хоть и не ясно, намерено ли он так поступал или нет… Юи, Шия, Мюи, Тио, Каори и остальные однозначно опешили от речи и выходок Куки.

Но Куки не покидало твердое убеждение того,  что правда на его стороне и что  он делает это ради спасения своего друга детства и несчастных девушек из лап Хадзиме. Это не дало ему заметить окружающую его обстановку. Для начала стоит заметить, что непоколебимая уверенность, подстрекавшая его к такому, называлась «зависть», и ее он чувствовал в первый раз, выйдя целиком и полностью из-под контроля.

Так и не услышав слов согласия Хадзиме, Куки рванул вперед. Вздыхая, Хадзиме отступил на два, три шага назад. Видя то, как Хадзиме объял страха от битвы без оружия, Куки вложил еще больше усилий в свой рывок. Когда его и Хадзиме отделяло лишь несколько шагов,  Хадзиме опустил руки, не обращая ни на что внимания. Куки подумал, что тот не сможет среагировать на его атаку и уже признавал свою победу, как…

ВДУМП!

-Кх?!

Куки исчез.

Сказать точнее, когда он вложил максимум усилий в свой последний шаг, чтобы влить больше сил в кулак, он упал. Упал вниз в волчью яму. С самого начала, причина, по которой Хадзиме отступал назад на два, три шага, заключалась в создании преобразовательного построения магии, используя его ботинки для сотворения подземной ямы четырех метров в глубину.

Яма после того, как поглотила Куки, мгновенно затянулась, снова преобразовавшись в каменистую поверхность. После чего, под землей послышались взрывы. В этот момент, Хадзиме преобразовал ловушку, ловя момент и забрасывая световую гранату, шоковую гранату, парализующую гранату и слезоточивую гранату из вместилища ценностей в яму.

Пока он находился под землей, импульсы от взрывов настигали все порывающегося сбежать Куки,  затем из-за вспышки его зрение затуманилось, из глаз и носа полились слезы от слезоточивой гранаты и напоследок, его тело обвила агония и удушье из-за паралича.

Хадзиме в молчании снова воспользовался преобразованием и укрепил землю вокруг Куки до состояния по прочности схожего со шкурой двухвостого волка И сейчас, когда Куки вероятнее всего умирал из-за недостатка кислорода, Хадзиме создал ему небольшую выемку для циркуляции воздуха.

Во время всего этого, для наблюдающих со стороны все выглядело иначе. Хадзиме стоял словно уже смирился с обвинениями Куки, а после того как тот на него бросился, он оступил на пару шагов назад, а Куки же рухнул в яму, на посмешище окружающим.

-А~ Яигаши. Он все еще жив, только выкопаешь его чуть позже.

-…Я еще о многом хотел бы тебя расспросить… но ладно, поняла тебя.

«Оставь проблемного Куки, с его же проблемами на Шидзуку Яигаши!»  — к такому выводу он пришел еще, когда они находились в Японии. Когда Хадзиме оставил ее опять разгребать бардак за Куки, Шидзуку лишь тяжело вздохнула, прикрывая один глаз ладонью.

« Наконец, все препятствия были устранены.»

…Возникла мысль у него в голове, но тут же суматоху подняла шайка Хиямы. Поводом для этого стал факт того, что Каори была слишком важна для их группы. Также, прошлый случай с женщиной расы демонов показывал, что они скорей всего загнутся, если Каори покинет их в будущем. Поэтому они поочередно стали уговаривать ее остаться с ними. Особенно Хияма — он возражал с пеной у рта. По нему было видно… он паниковал, словно что-то желаемое им столь продолжительное время, уже почти принадлежавшее ему, уходило сквозь пальцы, навсегда улетая прочь.

Шайка Хияма, состоящая из четырех человек, осознала, что будет крайне трудно уговорить Каори изменить решение, и в этот момент стали убеждать Хадзиме остаться с ними. «Мы извиняемся за содеянное в прошлом, так что давай теперь пойдем одной дорогой дружною, дорогою прямой!» — это читалось между строк в их стеснительном поведении.

На само деле, они говорили вовсе не то, что действительно о нем думали, но им удалось выдавить дружелюбные улыбки, тайком окидывая Хадзиме взглядом, и оценивая его настроение. Но  это их поведение не только у Хадзиме, но и у Шидзуку и остальных вызвало лишь отвращение. В такой ситуации, Хадзиме впервые с момента воссоединения взглянул в глаза Хияме на близком расстоянии. В его глазах, может вследствие ухода Каори, Хадзиме мог узреть плескавшееся там безумие.

Шидзуку и остальные стали укорять шайку Хиямы и снова все разразилось беспорядками, но раз выдавалась такая возможность, Хадзиме принял решение поговорить по душам с Хиямой, чтобы точно удостовериться в правде о том дне и разрешить текущую обстановку.

-Наа, Хияма, расширились ли твои познания в огненной магии?

-…Э?

Внезапный вопрос сбил Хияму с толку, приводя в недоумение. Однако его тело мало-помалу бледнело, когда он таки догадался о двусмысленности этой фразы.

-Ч-что ты такое спрашиваешь? Я авангард…и мой элемент с максимальной склонностью — ветер.

-Хее. А я вот был уверен, что у тебя имелся огненный элемент.

-А т-ты не ошибаешься? Н-н-на что это ты, ни с того ни с сего, намекаешь…

-Ну, тогда тебе наверно нравилась магия огненного элемента. В особенности, что-то вроде огнешара. Мне вот интересно, мог ли ты запустить его непреднамеренно?

-…

Теперь цвет лица Хияма сменился с синего в мертвенно-белый. Завидя его реакцию, Хадзиме убедился окончательно. После же Хадзиме стал догадываться о его намерениях по паническому поведению, исходящему по случаю Каори. Но, почему же Хадзиме не напал на Хияму до этих пор? Просто тот бросал коварные взгляды на Каори.

Сам же Хадзиме, не имел и толики запала обжигающей мести внутри себя. Хоть он и не щадил никого, кто выказывал враждебность к нему, он не собирался трогать Хияму. Если он начнет тут мстить, появятся новые трудности, ведь не было никакой пользы обременять себя спором с отрядом Куки лишь из-за Хиямы. Для Хадзиме, Хияма и его шайка только и делали, что влекли свое жалкое существование, представляя собой лишь камушки на обочине дороги.

Хадзиме отошел подальше от молчавшего Хиямы, нещадно уведомляя шайку Хиямы, включая и Кондо с остальными:

-Нет нужды вам извиняться, мне безразлично прошлое. Для меня, вы, парни — никчемны. Поэтому, я и знать не хочу, что вы там вознамерились вякнуть, если дошло, проваливайте сейчас же! Один ваш вид выводит меня из себя!

Хоть Кондо и остальные разъярились после слов Хадзиме. «Хиямааа, до тебя же дошло, так?» — произнес Хадзиме с лучезарной улыбкой, тогда-то тело Хиямы затряслось, и он молча кивнул, сразу требуя от Кондо и остальных прекратить. Хияма подозревал что Хадзиме мог догадываться о произошедшем в тот день, но он вовсе не ожидал, что он увидит всю картину целиком.

Кондо и прочих охватили сомнения, когда им в глаза бросилась резкая смена поведения Хиямы, но его неконтролируемое состояние, словно он подавлял в себе эмоции, вынудило их отбросить идею переубедить Хадзиме. Наконец, ну наконец-то, помехи, мешавшие отбытию отряда Хадзиме, остались позади. Каори отправилась обратно в таверну, чтобы забрать свои пожитки. (Хадзиме задействовал Давление, чтобы остановить шайку Хиямы от преследования Каори). Искоса взирая на Рютаро и остальных, пытающихся выкопать Куки, Хадзиме беседовал с Шидзуку.

-Что мне сказать… Извиняюсь за все причиненные неудобства. Также, позволь мне тебя еще раз поблагодарить. Спасибо, что спас нас, что выжил и что пришел встретиться с Каори…

Шидзуку, извиняющаяся за причиненные неудобства и благодарившая его за их спасение, и возвращение к Каори, вызвала у Хадзиме звонкий смех. Шидзуку, при внезапном всплеске смеха у Хадзиме, невольно подозрительно на него вытаращилась. Ее взгляд как бы спрашивал: «Что такого???».

-Нет, прости. Просто подумал, что ты  по-своему обыкновению умудрена опытом, вот и рассмеялся случайно. Даже когда мы еще пребывали в Японии, ты была той, кто тихо извинялась и благодарила. Ничего не изменилось с тех пор, даже в ином мире…Но держи чувство меры, иначе количество морщин будет расти, поняла?

-…Ты оказал неоценимую помощь. А также сильно изменился. Заполучить под свое покровительство столько девушек, ожидающих тебя с нетерпением, еще и вместе с дочкой… Не смогла бы представить такое относительно тебя, будь мы еще в Японии…

-Хотя я и люблю лишь одного человека…

-…У меня нет права вставлять тут мое личное мнение, и я также понимаю, что не мне такое говорить… Но, по крайней мере, позаботься о Каори. Прошу тебя.

-…

Хадзиме не ответил. Более того, ему не хотелось отвечать на чувства Каори, честно, он никогда не задумывался о дозволение ей идти с ними. Но в итоге, он позволил Юи сделать собственный выбор… но он задавался вопросом, почему женщина, на которую он запал допускала к нему женщину за женщиной… Как так вышло? Хадзиме вгляделся в далекое далеко, размышляя, что уж очень он избаловал Юи.

На Хадзиме, чье отношение показывало, будто он ничего не расслышал, Шидзуку исполняя роль лучшей подруги нарычала:

-…Если не позаботишься о ней… Все станет серьезно.

-? Серьезно? О чем таком ты…

-Ты слышал меня, «беловолосый, с повязкой на глазу Каратель?»

-…Чего?

-Или может, написанный как «Круг Разрушения», читаемый как «Взрыв», что насчет этого?

-Погоди-ка секундочку, о чем т…

-Еще в ассортименте есть «Черный, словно смоль, Тиран» или «Мастер Превращений Красной Молнии», знаешь такие?

-Т-ты, не говори мне, что ты…

Шидзуку вдруг стала перечислять неизвестные прозвища, что еще в начале породили сомнения в душе Хадзиме. Но заметив Шидзуку, весело поглядывающую на Хадзиме с головы до ног, он по цвету стал похож на снеговика, поняв, куда она клонит.

-Фуфуфу, сейчас я «Посланник Божий» и член отряда героев. Что я изреку, точно разлетится по округе. Это схоже с сетью соседствующих домохозяек. Тогда, Нагумо-кун, какое имечко ты хочешь… Я придумаю такое, что достоверно опишет твою внешность и величественно провозглашу о ней, хорошо?

-Стоп, хорош, просто хватит! Откуда ты только прознала о таких ужасных способах воздействия?!

-Это потому, что я проводила расследования вместе с Каори. Это девушка хотела поговорить с Нагумо-куном, поэтому изучала отаку-культуру вроде манги и аниме, чтобы они могли стать темой для беседы. Я увязывалась с ней каждый раз… вот почему я собрала достаточно сведений о таком. Определенно, такие люди, как Нагумо-кун называются «чу-у-уни…».

-Прекрати-и-и-и-и! Пожалуйста, остановись…

-Боже правый, а это эффективнее, чем я предполагала. Видно, ты это и сам осознаешь.

-Эт-та дьяволица…

Хадзиме уже бухнулся на колени. Темная история, приключившаяся с ним в средней школе, вдруг воплощалась в реальность. Воспоминания, запечатанные глубоко внутри него, «Я окружен со всех сторон?», вновь всплыли из памяти и прочно застыли на его лице.

-Фуфуфу, так что позаботься уж о Каори, ладно?

-…

-Фу-фу, Панихида Руин (Дробовик Хаоса), Ожившая Катастрофа (Вращающееся Бедствие)…

-Хорошо! Я согласен, только не приводи в пример такие мучительные прозвища!!!

-Позаботишься о Каори, хорошо?

-…По крайней мере, я обещаю, что не буду вести себя с ней неподобающим образом .

-Ээ, мне этого достаточно. Все-таки, видно, что ты на меня рассердишься, если я зайду хоть чуточку дальше… Не сдержишь обещание, будь готов к новелле с собой в главной роли, выпущенной в этом мире и в Японии тоже, ладненько?

-Ты, а не ты ли тут часом финальный босс? Это ведь ты, правда?

Хадзиме держал себя за голову, будучи на грани окончательной потери рассудка из-за смущения. Юи, девушки и остальные одноклассники, поглядывающие на Хадзиме с небольшого расстояния, содрогались от вида того, как Шидзуку, используя лишь слова, повалила всеподавляюще-могучего Хадзиме на колени.

Пока Хадзиме боролся со своей мрачной историей из прошлого, в связи с тем и этим, обратно вернулась Каори, мчась к ним. После же, она выпучила глаза при виде того, как Хадзиме повесил свою голову перед Шидзуку.

Волнуясь за Шидзуку, Каори расспросила о подробностях у Юи и они обменялись информацией. Округляя их разговор, Юи застонала на Шидзуку, одолевшую Хадзиме одними лишь словами. Каори также вспомнила, что они оба частенько вели беседу друг с другом втайне от других…и она, не переставая, перемещала взглядом между Хадзиме и Шидзуку. Таким образом, Каори и Юи пришли к взаимному единому мнению: «Только не говорите мне, что она финальный босс битв как женщина?»

Юи демонстрировала сейчас неописуемое выражение лица, а Каори не на шутку забеспокоилась. Затем, пришло время отряда Хадзиме отбыть по своим делам. Шидзуку, Судзу, остальные школьницы и отряд Нагаямы вместе с Милдом, закончившим докладывать, собрались у входа в Холад, провожая их. Вместе с тем, Хадзиме достал четырехколесник, все они вновь не слабо удивились.

Пока Шидзуку и Каори мучительно переживали расставание, Хадзиме достал клинок с черными ножнами из хранилища ценностей и передал Шидзуку.

-Это?..

-Яигаши, ты теряешь кое-кого, кто мог бы тебя побаловать, понимаешь? Так что, просто прими это. Даже если ты уже видала виды, я уверен тебе будет непросто пережить разлуку с Ширасаки. Маа, ну и есть еще одна вещь, из-за которой за мной должок еще с Японии.

Шидзуку приняла клинок от Хадзиме и медленно вынула его из ножен, на ее обозрение вышел черный, как смоль, клинок, казалось, способный поглотить даже свет. Крестовины у меча не имелось, он шел, слегка загибаясь, становясь обоюдоострым с конца. Он напоминал клинок, именуемый Шо Карасума (вид японского меча, дословно: вороненок). Хоть Хадзиме мало разбирался в японских мечах, создан он был тем же путем, то есть преобразованием, что и кинжалы, переданные им Хаулиям. (П.П. вспоминаем его профессию недокузнеца-преобразователя)

-Могу дать гарантию его прочности, ведь он был произведен из сжатой, крепчайшей руды этого мира и его острота на том уровне, что даже новичок сможет разрезать сталь, махнув им раз. О его обслуживании….лишним будет такое упоминать Яигаши, но пожалуйста, отнесись к нему со всей заботой.

-…Такая великолепная вещь… хотя ожидаемо от Мастера Превращений. Спасибо тебе. Я не сдержу свою скромность и приму его.

После одного взмаха, двух, баланс того, как меч рассекал воздух, заставил Шидзуку восхититься им и, она от всего сердца поблагодарила Хадзиме, улыбнувшись. Откровенно говоря, фехтование Шидзуку было настолько в стиле Яигаши, что естественным образом требовало японский меч, ведь она сбивалась с толку каждый раз, применяя свои техники, используя свой прошлый клинок. Поэтому, Шидзуку в открытую испытывала восторг, получив в дар катану, от чего на ее лице, разыгралась искренняя очаровательная улыбка.

-…Финальный босс?

-…Шидзуночка?

-Э? Что такое? Вы двое, что это вы на меня так уставились?

Взор Юи, полный осторожности и взор Каори, полный беспокойства, смутили Шидзуку, не знающей о смысле, скрывавшимся за их словами. Оставляя позади неописуемую атмосферу, Шидзуку и остальные смотрели вслед отряду Хадзиме, выходившему из Холада.

Погода стояла погожая. Их же точкой назначения был избран один из Семи Великих Подземелий, Великий Вулкан Гурюен, в великой пустыне Гурюен (П.П. одноименные названия). С увеличившейся оживленностью после пополнения отряда новым спутником, отряд Хадзиме продолжил свое путешествие.

 

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава» 

 

13 Comments

  1. Arkas

    Вид Каори, с «зардевшимся» лицом погрузившей свою голову в грудь Шидзуку, выглядел так, словно ей хотелось провалиться под землю
    по мне слово Зардевшимся надо поменять на покрасневшее или что-то типо того.

Добавить комментарий