Глава 79. Заботы воссоединившихся 

Когда отчаянный голос Куки разразился в окружающей тишине, Хадзиме решил сделать вид что ничего не услышал и зашагал к Шии, которая сейчас ухаживала за бессознательным Милдом.

Полагая, что больше нет причин защищать Героев, Юи также проследовала за Хадзиме. «Ааах, сестрица!» — раздался позади выкрик Судзу, чей разум словно захватил похотливый старик.

— Шия, как он?

— Мы чуть не опоздали. Он бы не выжил, если бы мы пришли хоть немного позже… Я воспользовалась Святой Водой, как ты и просил, но… действительно ли стоило так поступать?

— Мм, у меня долг перед этим человеком. К тому же последствия его смерти могут оставить глубокий след. Во многих смыслах… Особенно много проблем это доставит, если тренировку Героев возьмет на себя кто-нибудь подозрительный. Ну и судя по их нынешнему состоянию, всё указывает на то, что Милд ещё не успел закончить их обучение… Но бесспорно, человек он с характером. Смерть подобного человека в этом месте действительно будет заслуживать сожаления.

Куки всё ещё косо поглядывал на Хадзиме. При поддержке Рютаро и в сопровождении остальных одноклассников, он подошел к Хадзиме. Шия расспрашивала его о причине использования Святой Воды для лечения Милда. Всё вело к тому, что под «кем-то подозрительным», Хадзиме подразумевал представителя Святой Церкви. Кого-то вроде Иштара.

— …Хадзиме.

— Юи. Спасибо, что выполнила мою просьбу.

— Нх.

Юи подошла к нему ещё во время разговора с Шией. После того как она подняла свою головку и позвала его по имени, Хадзиме выразил свою благодарность и нежно погладил её по щеке. С лицом, словно говорящим: «Никаких проблем», Юи зажмурила глаза от наслаждения. Взгляд Хадзиме мгновенно смягчился. Ещё некоторое время они оба стояли на месте, не в состоянии отвести друг от друга глаза.

— …Вы, двое, проникнитесь положением, пожалуйста… Давайте же, возвращайтесь в реальность! Тут все лишь на вас смотрят!

Хадзиме и Юи вновь стали проваливаться в собственный мир. Порой возникали мысли, что это проявление некоей ужасной болезни. И чтобы прекратить это, Шия хлопнула в ладоши и поторопила их прийти в себя. По-видимому, многозначительные взгляды со стороны Куки стали ещё сильнее и Хадзиме, наконец, это приметил. Но среди всех взглядов, один особенно выделялся. И от него у Хадзиме по спине пробежали мурашки.

— Эй, Нагумо. Почему ты убил–

— Хадзиме-кун… Хотя есть многое, о чем я хотела бы тебя расспросить, но что с Милд-саном? Насколько мне довелось увидеть, его раны затянулись, а дыхание выровнялось. Но он ведь был смертельно ранен…

Каори резко прервала слова Куки вопросом о здоровье Милда. Она подошла и присела рядом с ним, ожидая ответа. Находясь под пристальным взглядом Каори, Хадзиме вдруг ощутил холодок в области желудка, но сославшись на воображение, он решил ответить ей.

— Да, это потому что… Я применил довольно необычное лекарство. Жидкость, что мгновенно и полностью исцеляет человека, даже если он на пороге смерти.

— В-вот значит до чего медицина дошла… Но почему я никогда не слышала о подобном средстве?

— Это потому, что сейчас об этом можно узнать лишь из легенд. И завладеть этим очень непросто. А потому, Яигаши, тебя пусть лечат магией. Вот, держи зелье.

— Эа, да… Благодарю тебя.

Шидзуку, получив от Хадзиме склянку с лекарством, поспешила выразить ему свою благодарность, однако запнулась, чувствуя неловкость в связи с изменениями, что он претерпел с момента их расставания у пропасти.

Хадзиме, не обращая внимания на реакцию Шидзуку, также дал одно зелье Каори. Девушка поймала бутыль и тоже выразила ему свою признательность. Вкус похожий на Липовитан[i] распространился по её рту, и её энергия начала постепенно восполняться. Ну а остальные получат своё лечение лишь после восстановления Каори.

Пока все одноклассники облегченно вздыхали, от осознания того, что за Милда теперь можно не волноваться, Куки вновь раскрыл рот:

— Эм, Нагумо, я благодарен тебе за помощь Милд-сану, но зачем ты–

— Хадзиме-кун. Спасибо тебе за спасение Милд-сана. А также, я очень благодарна тебе за… спасение всех нас.

…И его снова прервала Каори. На лице Куки сейчас застыло по-настоящему неописуемое выражение. Однако Каори совершенно не обращала на это внимания, ибо сейчас она смотрела только на Хадзиме. Хоть она и пребывала в шоке от его перемен, ей нельзя было просто молчать. Она встала прямо перед Хадзиме, собираясь выразить свою признательность, как за Милда, так и за самих себя.

Но, держась за свою юбку обеими руками, она всё никак не могла выразить те чувства, что вертелись у неё на кончике языка. И в уголках её глаз начали собираться слезы.

Она всхлипывала, но не отводила взгляд от Хадзиме, словно убеждаясь, что он не иллюзия. А тот лишь молча смотрел на неё в ответ.

— Хадзиме-гун… Гвала Богу, жто ды жив… В тод раз… Просди меня… *Хлюп* Я не смогла дебя сберечь… Ваа!

Среди присутствующих одноклассников, все девочки смотрели на сцену с теплотой, зная о чувствах Каори. А также некоторые из мальчишек наблюдали за этим с пониманием. Но Кондо с друзьями не могли скрыть свою горечь, тогда как Куки и Рютаро вообще застыли в ступоре, поскольку не понимали чувств Каори.

Куки, самый недалекий из всех протагонистов, а также его друг Рютаро, с мускулами вместо мозгов, заметно усложняли жизнь Шидзуку, и это отчетливо читалось в её глазах.

С обеспокоенным выражением, Шия пробормотала: «Ух, а она часом не новая соперница?», тогда как Юи наблюдала за Каори с неизменным выражением и присущей ей молчаливостью.

Каори, стоящая перед ним, плакала так сильно, что перепачкала всё лицо. Тогда как лицо Хадзиме приняло неописуемое выражение, когда до него дошло, что Каори волновалась о нем с самого дня его падения, как и говорил Эндо.

Правда в том, что он однажды поведал Юи о своих обстоятельствах и всей его истории с Каори, но это произошло ещё тогда, когда они пребывали в бездне, и он почти не вспоминал о ней, пока не встретил Айко и прочих в Уле. Поэтому он начал чувствовать нарастающую вину, ведь она так сильно волновалось о нем всё это время.

Тревога и растерянность проявились на его лице. Но, не смотря на это, он ответил на слова Каори с горестной улыбкой:

— …Ну что тут сказать, похоже, я заставил тебя поволноваться. Прости, что сразу не сообщил. Ну, как видишь, я жив… Тебе нет нужды извиняться… И, эмм, пожалуйста, не плачь.

Хадзиме обеспокоенно посмотрел на Каори и мягким, нежным голосом произнес: «Пожалуйста, защити меня». Подняв взгляд, Каори столкнулась с его глазами и почувствовала, как приятное тепло разливается в её груди, а память наполняется воспоминаниями ночи, когда они обменялись обещаниями. Издав невольный вскрик, она заревела и уткнулась носом в его грудь. Не зная, как поступить, Хадзиме развел в воздухе обе руки. Будь это любой другой одноклассник, он бы, не проявляя ни капли жалости, вышвырнул его вон, а может даже приложил бы того ногой, ведь такие нежности его неслабо смущают. Но её чистота и добросердечность, ни капли не изменились с их последней встречи, и это делало его не способным вести себя с ней холодно.

Но рядом находилась Юи, он не мог позволить себе обнять другую девушку, а потому держал руки в воздухе, словно кто-то направил на него пистолет. Из-за смятения он не мог сплести внятных слов утешения, пусть и довел Каори до слез. Совсем не в его стиле…

Со взглядом, в котором читалось: «Моя лучшая подруга плачет! Ну же! Обними её!» стоящая рядом Шидзуку пыталась его поторопить, но это вовсе не так просто, ведь Юи тоже взирала на него с молчанием. В беспомощности, он слегка похлопал Каори по голове, чтобы она на время утихла. В последнее время Хадзиме действительно стал очень добрым.

— …Фууу, Каори настолько добра. Она даже всплакнула от радости, когда поняла что её одноклассник выжил… Но Хадзиме лишил жизни не сопротивляющуюся женщину. Нам надо поговорить. Хватит уже, отцепись ты наконец от него!

«Да прочувствуй ты атмосферу!» — подразумевали немногочисленные взгляды одноклассников направленные на Куки. Даже в такие мгновения, этот парень всё ещё не мог понять чувств Каори. Поглядывая на Хадзиме со смешанными чувствами, среди которых примешалось и отчуждение, он пытался отцепить Каори от него. Быть может, он делал это, потому что просто не хотел давать другим прикасаться к Каори, а может, отгораживал её от близости с убийцей… Может даже и то, и другое.

— Постой, Куки! Разве не Нагумо-кун нас спас? Как ты можешь так поступать?

— Но, Шидзуку. Эта женщина уже потеряла свой боевой дух, она не собиралась больше сражаться. Не стоило её убивать. Поэтому, то, что натворил Хадзиме — непростительно.

— Разуй глаза, Куки. И внимательно выслушай меня. Начнем с того что…

Шидзуку отвергла возражения Куки. Остальные одноклассники шептались, так как не знали, что предпринять, но шайка Хиямы, на дух не переносившая Хадзиме, стала поддерживать Куки. Вскоре, всё обернулось спором о действиях Хадзиме.

Каори к тому времени уже прекратила рыдать и отодвинулась от его груди, но всё ещё пребывала в состоянии шока, полученного ею недавно, так что пока молчала и, находясь в смятении, глубоко о чём-то размышляла.

Но, вдруг раздался холодный, властный голос и все мигом замолкли, словно их окатили холодной водой.

— До чего же глупые люди. Хадзиме, может, мы уже пойдем?

— А~ Да, пошли.

Назвавшая всех с холодным тоном «глупыми», была Юи. И хотя её голос был скорее шепотом, он отчетливо разнесся даже в условиях созданной ими шумихи. На миг, молчание обволокло всё вокруг, но затем одноклассники медленно переместили свои взгляды на вампиршу.

Начнем с того, что единственной причиной, по которой Хадзиме тут появился, было обещание, данное когда-то давно Каори, и сейчас он его уже исполнил. И поэтому он без зазрения совести вышел из комнаты, следуя за Юи тянувшей его руку. Шия, не обращая внимания на остальных, тут же пошла следом. От действий отряда Хадзиме, Куки и остальные замерли в нерешительности.

— Пожалуйста, подождите. Наш разговор всё ещё не окончен. Я не признаю Нагумо как нашего товарища, пока он не поведает нам о своих намерениях. Кроме того, за кого ты себя принимаешь? Хоть я и признателен тебе за помощь, но звать нас глупыми при первой же встрече… не грубовато ли это? Что в нас глупого?

— …

Куки снова полез к старой теме. И хотя изреченное им казалось правдивым в данной ситуации, сравнив обстоятельства Юи хотелось добавить: «Попробуй подумать об этом ещё раз, положив руку на сердце». Куки заходит так далеко, что будет не удивительно, если кто-нибудь предположит, что он одержим…

Юи игнорировала Куки, она даже не смотрела в его сторону, показывая тем самым, что никакого смысла в их диалоге не будет. Куки задело её поведение, и он молча нахмурился. Но на его лице тотчас появилась снисходительная улыбка, при мысли, что она обыкновенная девчонка. И он вновь попытался с ней заговорить.

Поскольку всё шло немного не так, как он планировал, и поскольку он начал ощущать дискомфорт Юи, Хадзиме, устало вздохнув, решил вмешаться и произнес:

— Аманогава, у меня нет ни причин, ни обязательств объяснять всё тебе, тому, чьё существование шутка во многих смыслах. Но я всё же укажу тебе одну деталь, раз уж ты так упорствуешь по этому поводу.

— Укажешь, говоришь? Хочешь сказать, я в чём-то не прав? Я, я лишь говорю и подчеркиваю очевидную несправедливость с твоей стороны.

«Как же с ним хлопотно, ну серьезно!» — примерно так можно было описать выражение Хадзиме, когда Куки раздосадовано возразил его словам. Но игнорируя его возражения, Хадзиме решил продолжить:

— Ты меня не обманешь.

— Что это за…

— Ты злишься вовсе не потому, что я убил женщину. Из-за её смерти ты максимум чувствуешь неприятный осадок. Ты увидел то, что не хотел бы видеть, и осознал, что кто-то смог сделать то, на что ты не способен… Это и вызвало твой гнев. Однако тебе прекрасно известно, что неправильно осуждать меня за убийство демоницы прикончившей рыцарей и пытавшейся прикончить тебя. Именно поэтому ты используешь как предлог «убийство сдающегося человека», не правда ли? Ты решил скрыть всё под маской справедливости. Но ещё хуже то, что ты сам этого не осознаешь… Ты совершенно не меняешься, ха. Всё также искажаешь действительность ради своего удобства. Кажется, это для тебя сродни дыханию.

— Т-ты не прав! Не интерпретируй всё так, как тебе удобно! Это ведь правда, что ты убил несопротивляющегося человека!

— Я убил своего врага, что в этом неправильного?

— Чт-?! О чём ты говоришь?! Это убийство! Оно недопустимо при любых обстоятельствах!

— Хаа, мне не хочется это с тобой обсуждать, поэтому давай закончим на этом?.. Я, я не стану проявлять ни капли жалости к своему врагу. Если кто-нибудь решит противостоять мне, то я абсолютно точно его убью. Пока убийство не противоречит моим целям, меня не будет заботить, хороший он или плохой, сопротивляющийся или нет. Можешь меня ненавидеть, но я знаю, что как только проявлю к врагу жалость, сразу же отправлюсь к праотцам. Именно такую мораль я вывел для себя из путешествия по бездне, и мне нет нужды доносить её до остальных. Но если кому-либо это не нравится и он встанет у меня на пути…

Хадзиме мгновенно сократил дистанцию и надавил на лоб Куки дулом Грома. В то же время, он активировал «Давление» и волны убийственного намерения мигом заполонили окрестности, словно мощнейший потоп. Одноклассники разом задержали дыхание. Даже Куки, который мог уследить за быстрейшей среди его товарищей Шидзуку, не различил движений Хадзиме и в ужасе задрожал.

— …Я убью его, даже если этот человек мой бывший одноклассник…

— Ты…

— Не пойми меня неправильно, у меня и мысли не было к вам возвращаться. Я пришел сюда лишь затем, чтобы отплатить долг Ширасаки. Мы распрощаемся сразу, как только выберемся наружу. Мне предстоит свой собственный путь.

Закончив на этом разговор, Хадзиме бросил Куки последний взгляд и вложил Гром обратно в кобуру. С отключением «Давления» одноклассники испустили глубокий вздох, не отрывая от Хадзиме полных тревоги глаз.

Однако Куки всё ещё не мог это принять и не оставил попытки спорить. Но в этот раз его остановила Юи; на её лице застыло неприкрытое отвращение.

— …Тем, кто сражался, был Хадзиме, и неудачник, в ужасе сбежавший после поражения, не имеет права его судить.

— Чт… Говоришь, я сбежал?..

Вообще-то, Хадзиме так точно определил местонахождение их отряда, не просто благодаря удаче. Он догадался, что взрывной поток магии исходил от отряда Куки. И находясь на верхних этажах, он воспользовался своим восприятием, дабы убедиться, что под ним никого нет, а после, используя трансмутацию и свой бур, он пронзил находящиеся под ним полы нескольких этажей.

Хадзиме ощутил поток магии исходящий от «Максимального прорыва» Куки. И ощутив силу этого навыка, Хадзиме с группой поняли, что этого должно быть достаточно для победы над их врагом. Именно поэтому стало очевидно, что Куки просто струсил её убить. Вследствие чего им пришлось воспользоваться «коротким путем». Потому-то Юи и сказала, что он «сбежал».

Куки попытался возразить Юи, но внезапно раздавшийся низкий голос его перебил:

— Довольно, Куки.

— Милд-сан!

Милд недавно пришел в себя и успел услышать разговор между Куки и Хадзиме. Не успев отойти от изумления, он поднялся и повертел головой, чтобы прояснить разум. Однако в следующий миг он увидел свой живот, который ещё немногим ранее был явно поврежден и наклонил голову, не скрывая замешательства.

Подробности случившегося ему объяснила Каори. Узнав, что своему чудесному исцелению он был обязан неизвестной, но очень ценной медицине и что её владельцем являлся Хадзиме, Милд был рад от чистого сердца. Но в первую очередь он радовался именно выживанию Хадзиме, хотя и за своё спасение он его поблагодарить не забыл.

Также, Милд, в извинении, чинно поклонился Хадзиме за свою неспособность спасти его в тот раз, отчего Хадзиме стало немного неловко. Он уже давно забыл, что Милд когда-то пообещал ему: «Я совершенно точно спасу тебя!», поэтому совершенно не переживал из-за этого, но прочитав общее настроение, решил ничего не говорить.

Когда его разговор с Хадзиме окончился, Милд повернулся к Куки и извинился так же, как он делал с Хадзиме.

— М-Милд-сан? Почему, почему вы извиняетесь?

— Конечно я ваш наставник… но, я не подготовил вас к самому важному аспекту любой войны. Готовности убить человека… Я думал, когда время придет, я познакомлю вас с опытом убийства людей, используя преступников и выставляя всё как случайность… Как ни посмотри, этот опыт необходим, если вы решили участвовать в войне против демонов… Однако, после столь длительного общения с вами, я начал задумываться, действительно ли стоит заставлять вас проходить через это. И я мешкал… Если бы я размышлял об этом с позиции командира рыцарей, то я обучил бы вас этому гораздо раньше, но… я хотел отложить это ещё хоть немного, хотя бы до того времени, пока мы не зачистим подземелье. Однако внезапный круговорот событий привел нас к этой ситуации… Я такой бестолковый. Это моя ошибка как инструктора. Вот почему, именно по моей вине вы чуть не встретились со смертью… Я прошу прощения.

Произнеся это, Милд снова поклонился, что подстегнуло одноклассников в спешке попытаться его утешить. Похоже, Милд очень волновался об их отряде. Скорее всего, он разрывался между своими чувствами и своими обязанностями.

Милд был жителем Королевства и верующим Святой Церкви. И потому считал, что для отряда героев, будучи Божьими Апостолами, будет честью сражаться с демонами во славу их божества Эхита. Но, тем не менее, он всё же оставался добрым или скорее мягким человеком, с характером, не свойственным королевскому командиру, как и заявлял Хадзиме.

Куки, услышав причину тревоги Милда, безмолвно уставился в пол. Он ужаснулся, узнав, что должен убивать людей по чьим-то приказам, и вновь ощутил то чувство, из-за которого не смог убить демоницу. Убивать людей, пусть и воров, ради получения опыта… Раз это будут обычные преступники, то они смогут их одолеть… «но, убивать нарочно…» — подумалось ему.

Каори тоже молчала, правда вовсе не из-за откровений Милда. Уже довольно длительное время она размышляла лишь о словах Хадзиме.

Моральные устои, выведенные им в бездне, где враги лишались жизней без всякого промедления, устои, из-за которых он мог пойти даже на убийство своего одноклассника… Хадзиме из её прошлого, никогда не пошел бы на такие слова. Но он доказал свою серьезность когда пригрозил Куки. Хадзиме, что ранее был мягок и ставил судьбы других выше своей, не мешкая направил своё убийственное намерение на них. Каори была изумлена и потрясена его изменениями. Заводя свои размышления всё глубже, она наткнулась на вдруг всплывший в голове вопрос: «А был ли тот Хадзиме, что заботился о ней ранее, настоящим? Что если это была лишь иллюзия?». От подобных мыслей Каори становилось неспокойно на душе.

И пока эти мысли всё ещё терзали её, она вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Возле Каори возникла светловолосая, красноглазая девочка. Каори была очарована ей, но та лишь молча осматривала Каори глазами, не выражавшими каких-либо чувств.

Каори вспомнила, что эта девочка была довольно близка с Хадзиме; это заинтересовало Каори, и потому она повернула к Юи свой взгляд. Какое-то время они обе рассматривали друг друга.

— …Фуф.

— Кх…

Однако, Юи первой отвернула глаза, усмехаясь.

Каори поняла причину её усмешки и от того невольно задержала дыхание. Её улыбка означала вот что: «Если ты потрясена всего лишь этим, то можешь забыть о Хадзиме». Разумеется, Юи догадалась о чувствах Каори по её поведению. Когда она услышала, что Каори не прекращала верить в выживание Хадзиме после его падения в бездну, она подумала, что та может стать серьёзной соперницей и потому приготовилась отстаивать своё особое положение.

Вот только её потрясло и ошеломило то, что, наконец-то увидев Хадзиме, Каори могла лишь сравнивать его прошлого и его настоящего. Хоть эта реакция и была естественной для нормального человека, Юи теперь не могла видеть в Каори серьезную помеху.

«Да тебя даже за соперницу считать не стоит. Отныне, Хадзиме только мой. Лишь я могу быть «особенной» для Хадзиме!», — представив подобное заявление от Юи, лицо Каори от стыда и злости покрылось пунцовым цветом.

Но Каори не могла возразить, ведь её не было рядом, когда он изменился, а теперь она даже не может принять его таким, какой он есть. Первое столкновение Юи и Каори завершилось победой Юи.

Искоса посмотрев на толпу одноклассников, чьё настроение было не разобрать, Хадзиме взял с собой Юи и Шию, прихватив также свой «бур» и отправился к выходу  через дыру в потолке. Видя это, Куки и остальные последовали за ним. Эндо предложил всем воспользоваться преимуществами отряда Хадзиме, пока они не дойдут до поверхности; и после того, как его попросили, Хадзиме понес Милда на себе.

По пути на поверхность Хадзиме мгновенно убивал демонических существ, пытающихся преградить им путь, что ещё раз заставило всех поразиться его силой. Одноклассники шли вперед с различными выражениями лиц, размышляя, был ли он действительно тем «никчемным» человеком, которого они помнили?

Хияма глядел на Хадзиме с бледным лицом, шайка Кондо посылала ему вслед завистливые взгляды, а отряд Нагаямы смотрел на него в восхищении, хоть их и смутило его заявление о том, что они ему не товарищи.

И хотя компания Кондо в непосредственной близости узрела мастерство Хадзиме, они всё равно верили, что Хадзиме тот же самый человек, что был с ними ранее. С другой стороны, отряд Нагаямы знал, что Хияма со своей шайкой издевался над Хадзиме, но тогда они делали вид, что не замечают этого, и сейчас им было не по себе. Они решили, что ничего уже не смогут исправить и смирились с тем, что Хадзиме больше не видел в них своих товарищей…

А Хадзиме, хоть и ощущал на себе все эти взгляды, продолжал свой путь в молчании, намереваясь и дальше их игнорировать.

Почти на протяжении всего пути внутренний старичок Судзу не давал ей покоя, пока она силилась найти с Юи тему для разговора. Она также забрасывала Хадзиме вопросами о том, что с ним приключилось, а затем взяла на прицел огромные шары и заячьи ушки Шии. Впрочем, это продолжалось не так уж долго, ведь Шидзуку, заметив, что Судзу все игнорировали, силой утихомирила её пылкую натуру.

Шайка Кондо, тем временем, полная различных желаний, пыталась подкатить к Юи и Шии, но даже когда они стали более навязчивыми их целиком и полностью игнорировали. Не собираясь сдаваться, они попытались потрогать  ушки Шии без разрешения и получили свои заслуженные резиновые пули от Хадзиме. В довесок   они удостоились пары увесистых пинков и щепотки убийственного намерения, после чего страх прочно засел в их озабоченных разумах.

Впрочем, ещё много всего произошло, пока они не добрались до поверхности и их группа, наконец, не остановилась.

Каори, всё ещё переживая, не поднимала взор от земли. Шидзуку, тревожно наблюдая за ней, попыталась подобраться поближе. Однако, произошла ситуация, которая смела все беспокойства Каори. Ситуация, которую она не могла проигнорировать, её чувства сосредоточились на Хадзиме.

«Это» случилось, когда они прибыли ко входу Великого Подземелья Оркуса.

— А! Папаа~!

— Ух! Мюи…

«Это», было появление маленькой девочки, зовущей Хадзиме папой.

 

[i] Энергетик наподобие Red Bull и прочих аналогов, больше здесь: https://en.wikipedia.org/wiki/Lipovitan

 

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава» 

14 Comments

  1. EteRiyA

    Спасибо большое за вашу работу!
    Но, не отредактииированоооооооо XD, ладно, это было непривычно
    (много повторов, ну типа «но он все же они делали вид» наподобие этого, ну это самое мелкое но частое,
    я даже смеялась, простите меня.
    А это меня в ступор вогнало «я должна быть на коне», так как в тот момент я представила Юи на коне *лоб-стол* думая к чему это,
    но я поняла смысл так что ладненько) но такие моменты где были слегка неуместные слова попадались.
    Простите что жалуюсь!
    И еще раз благодарю за ваш труд!)

    • xarlamp

      Да, действительно редактура несколько хромает. В данный момент было решено, финальную редактуру проводить уже на «живой» версии в блоге, дабы не приходилось в перспективе слишком уж сильно задерживать выход глав.
      Но я искренне надеюсь, что и текущий вариант вполне приемлем. А так же на то, что вам все же понравилось 🙂

      Спасибо что читаете нас!

      • EteRiyA

        Конечно приемлемо!
        Можно после названия в дужках писать (Редактируется), а когда заканчиваете удалять!
        Прошу прощения, что я тут жалуюсь, просто перед этим я пыталась читать другое ранобэ на англ. (у вас его не переводят)
        так там было вообще пимпец ><, мой мозг кипел, и тут вижу 79 главу Ари и решила отойти от того безобразия, так как ваш перевод всегда радует, и была немного удивленна но ничееее, извиняюсь но я слегка посмеялась и это помогло отойти)))
        Ну все, я не лезу в вашу работу! 😉

        • xarlamp

          Ну лично я, конструктивным замечаниям всегда рад. И понимаю вас, все таки мы не объявляли о каких-либо изменениях. Спасибо за вашу внимательность к нашим переводам 🙂 Пока мы еще обкатываем варианты, поскольку вариант постредактуры используется буквально неделю.

Добавить комментарий