Глава 51. И снова в Бруктауне

-Фуфу, все из-за вашего легкомыслия, а теперь вы мне покажете, как заведетесь сегодня!

Полумесяц скрывался за облаками, тем не менее, освещая темную ночь. Его сияющий лик глядел с небосвода из под облаков, двигающимися легким мановением ветра. Сияние также осветило определённое строение на земле. Точнее говоря, с крыши здания свисала веревка, а освещалась девушка, показывающая превосходный талант лазания, словно особые силы кое-откуда.

Шурушуру, спустилась она к верхнему краю окна определенной комнаты третьего этажа. Все еще торча вниз головой, ее лицо взглянуло в верхний краешек окошка.

-На благо родины, я вынудила Кристабель-сан научить меня техникам лазанья!  Никогда бы не подумала использовать их в этом месте, кукуку. Теперь, какие бы сумасшедшие игры вы там не затеяли, я все увижу!

-Ха, ха — тяжело дышала взволнованная девушка, концентрируя внимание на комнате перед ней. Укрывшись, она нам одним описанием выдает одного человека: Суну-чан, девушку из таверны Бруктауна, «У Масаки». Позитивная и энергичная, всегда готовая вставить красное словечко в любой разговор, к тому работающая не покладая рук. Хоть ее особой красавицей не назовешь, девушка из таверны была просто прелестным юным дарованием, как расцветающий цветочек на подоконнике. Она даже уже успела стать целью некоторых одиноких мужчин в городе.

Эта девушка в данный момент использовала все свои знания и техники, чтобы подглядеть на определенных гостей всеми своими силами. Если бы те мужчины увидели бы ее выражение лица сейчас, их мечту бы словно рукой развеяли бы, ведь… лицом сейчас она мало чем отличалась от старика-извращенца.

-Ку, все же, темновато тут. Ничего не вижу. Еще бы угол обзора чуточку сместить…

-Вот так?

-Да, верно, такой угол в самый раз. Хотя, не слишком там тихо? Я ожидала услышать стоны…

-А можно же применить магию, чтобы повлиять на звук?

-Ха?! И такое есть?! Хитры, однако! Но я не сдамся! Проявление их легкомыслия я готова впечатать в свой мозг…

Еще раз повторим, окно было на третьем этаже. Даже будь она Суна полной идиоткой, она не никак не могла поверить в то, что слышала голос неподалеку. Мгновенно вспотев словно водопад, пробурчав «гигиги» и неуклюже повернувшись на месте словно заведенная машинка с ключиком. А там…

Висел, как статуя Ньо*, Хадзиме, хладнокровная улыбка расплылась по всему его лицу.

П.П. Ньо – один из стражей Будды, стоящих в настоящее время во множества его храмах.

-Эт-т-то не то что ты подумал, да?  Дорогой клиент. Это, уммм, ремонт таверны!

-О~ Посреди ночи?

-Т-точно~ сам посуди, если я не буду какое-то время заниматься этим ночью, как и днем, ремонт так и останется незавершенным. А так как это таверна, можно ожидать, что время оставит на ней зазоры в разных местах, так?

-Даа, репутация наше все?

-В-верно! Репутация наше все!

-Кстати, подглядывающий кот пробрался в таверну. Ты ничего об этом не знаешь?

-Такое серьезные дела! Подглядывать же непростительно никому, да?

-Как ты и сказала, подглядывать непростительно?

-Э, эм, непростительно, так я думаю…

Хадзиме и Суна посмотрели друг другу в глаза, и «фуфуфу», «хахаха» вдоволь посмеялись. Однако, глаза Хадзиме не были подвержены веселию, и даже смеющаяся Суна, все больше дрожала, потея градом.

-Сдохни.

-Иии, извините.

Хадзиме вдруг вернул свой прежний серьёзный взгляд, металл сжал лицо Суны. С его пальцев послышались такие же металлические звуки. Суна, болтающаяся сейчас в воздухе, издала визг, моля о пощаде.  Суна обычная девчонка. Поэтому Хадзиме настроил свою богатырскую силушку, чтобы не раздавить ее ненароком как переспевший помидор. Если бы это было первое явление ее извращенной натуры, он бы еще смягчился. Но в день, когда он вернулся с РГК, и каждую ночь, кою они пребывали в этой таверне, она неумолимо пыталась подглядывать, используя самые разные способы и ухищрения. Поэтому его мягкость постепенно давала слабину. Причем, причиной, по которой они все еще оставались в этом постоялом дворе, была довольно вкусная еда.

Хадзиме тяжко вздохнул, вынося Суну, которая могла лишь трепыхаться в его руках. Суна могла позволить себе вздох облегчения, когда ее лицо наконец отпустили. Но… Посмотрев вниз… там стояли демоны. Хоть на их лицах и были улыбки, этими людьми были ее родителями, а их глаза были те же самыми, что и у Хадзиме, радости они не передавали.

-Иииии!

Они заметили, что она их увидела. Она медленно спускалась по лесенке, пока ее родителя распростерли руки, чтобы обнять ее. Билет в один конец — ад.

-В этт раз, мы тебя так уж и быть простим, после ста шлепков по заднице.

-ИИИЯЯЯЯЯ!

Вспомнив, слова Хадзиме про «непростительно», она, наконец, осознала свое наконец, заверещав как свинья на заклание. Он был уверен, что на следующий день за завтраком, увидит ее потирающей подгорающую и саднящую задницу, с глазами-капельками. Каждую утро и ночь он мог лишь вздыхать при виде этих сцен.

***

Сдав Суну на приговор ее родителям, Хадзиме вернулся в комнату, плюхнувшись на кровать.

-…Спасибо за твой труд.

-Добро пожаловать домой.

Встречавшими его были, конечно, Юи с Шией. Помещение освещалось лунным светом, проходящим через окно, и благодаря ему было видно пару перемещающихся в пространстве фигур. Девушки, сидящие на противоположной кровати были Юи и Шией, вторая сидела в крайне бесстыжей позе. В одних домашних халатах, их внешний вид казался уж слишком распутным. Совмещая все это с их прекрасными личиками, словно сошедшими с картин кистью мастера, любой, даже второсортный писатель мог бы без преувеличения назвать их шедевром.

-О, ну чем, бога ради, руководствовался этот ребенок… Даже с крыши спустится, разве это нормально? Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша… Как и предполагалось, как бы вкусны не были здешние яства, пора искать другую гостиницу.

Проговорил Хадзиме, дивясь нынешнему поколению детей. Шия, рассмеявшись, встала, и присела на его кровать. Юи также поспешно встала и села, вытянув коленки под головой Хадзиме. Так они стали его подушками.

-В самом деле, наши отношения зажгли пламя в душе Суны-чан. Тут ничего не попишешь, что она любопытна. Разве это не мило.

-…но она становится все искуснее и искуснее в своих стремлениях… Это меня терзает…

-Вчера она с помощью ручной дыхательный трубки спряталась на дне ванны… Когда я ее увидела, блестящей своими глазами, я чуть в ванне не перевернулась.

-Ум, и правда, недостойное поведение для дочки хозяина трактира… Пока что, она нацелена лишь на нас, но…

Пока они беседовали о эксцентричных выходках Суны, Шия тихо-мирно уселась к Хадзиме поближе. Она естественным движением протянула свою руку, чтобы взять руку Хадзиме и направить  ее к своей груди. Лицо Шии было серо-буро-малиновым, когда она думала, что может случиться в такой ситуации.

Хадзиме мягко отставил руку Шии назад. Кию, он вложил в это больше сил, чем ожидалось, что заставило ее тело дернуться в ответ. Она была счастлива, поэтому и она в свою хватку вложила больше силы, Хадзиме не отступал и вкладывал в смертельную хватку «максимальную» мощь.

Кию… Пикьююю… Кьёёёё… Хуууу… ВЖАААХ

-Ва-! Хадзиме-сан! Сломаешь же! Ручка моя переломится ведь!

Мхия!

-Иии! Прости! Прошу прощения! Немного занесло, с кем не бывает! Так что отпусти! Сломается! Она перегнется пополам, если ты продолжишь!

-Каков твой замысел, когда ты вот так пытаешься посеять вокруг солнечное настроение? Да и твоя комната, следующая по коридору. Какого ты тут забыла?

Пока ее рука была плотно схвачена им, Шия пыхтела над тем, как бы высвободиться, дрожа, но не могла, все из-за его зажима наподобие клешней.

-Ну, я просто поинтересовалась~ могла ли я забраться в ту же постельку… вот так. Тем более, наши отношения дошли уже до стадии поцелуев. все нормально, если это всего лишь это.

-Держи карман шире. Это была лишь спасательная операция.

-А моя интуиция подсказывает, что Хадзиме-сан потихоньку становится дере! По сравнению с началом, ты стал таким «пушистым»! Потому что это факт, я… Гхехе, «ХРУМ» Не-ет! Она сейчас сломается!

Не имея ни малейшего желания слышать о грязных планах Шии, Хадзиме намеренно сжал хватку. Когда ее руку отпустили, она тряслась на краешке кровати, согнувшись и держа ручку, чтобы вынести эту неимоверную боль. Проигнорировав ее, Хадзиме направил свой взгляд на Юи. Юи сразу же посмотрела прямо на него.

-Вот что озадачивает, а не слишком ли ты снисходительна в последнее время, Юи? Твое сердце изменилось в какую-то из сторон?

Юи наклонила голову, размышляя над его вопросом. Как Хадзиме сказал, после возвращения с РГК, отношение Юи к Шии было сильно смягчилось. Раньше, прилипала Шия сразу получала кик правосудия, отправляющий ее в далекие дали, но с недавних пор, она и словом не обмолвилась об их интимной близости с зайцем. Хотя все же, и это выходило за рамки. Когда Шия, к примеру, пыталась поцеловать его, Юи сразу делала кислое лицо.

-… Шия постаралась на славу. С этого момента она продолжит настаивать на своем. Потому что любит Хадзиме и меня.

-Нн? Ну это так…

-…И я… ее не ненавижу…

-Что бы там не было, а вы хорошо уживаетесь вместе. Я при одном взгляде на вас это понимаю. Нн~

Главное, что прочитал Хадзиме в словах Юи, это что она была удовлетворена Шией, но нельзя сказать, что видела в ней кого-то важного.

Такова правда. Внутри РГК магическая интеграция была еще сильнее, чем в самом ущелье, так что Юи не смогла показать весь свой потенциал. То же касается и Хадзиме. Они могли лишь догадываться, через какие сложности им бы пришлось пройти, будь их всего лишь двое. Верно, Хадзиме смог бы его пройти, но вероятность использования одной или двух порций Святой Воды была высока. Прохождение без лишних затрат расценивалось как благодарность Шие.

Немногим ранее, Шия являлась существом, не имеющем никакой связи с мордобоем и битвами. Скорее даже, она недолюбливала их. Эта девушка однозначно была напугана и все время была как на иголках, но продолжила следовать за Хадзиме и Юи ни на что не жалуясь. Они вошли в адское подземелье, и стиснув зубы, она таки смогла достигнуть там небывалых высот.

Она целенаправленно делала это  ради своей любви к Хадзиме и своей же дружбы с Юи. Так как она хотела остаться и быть с ними, Шия изменилась, возмужав и шагая дальше по дороге совершенства.

Юи, само собой охватила ревность, появилось даже желание монополизировать его для себя одной. Поэтому чувства Шии не были так запросто приняты, и, хотя сложно было в этом признаться… Шия, которая даже после любого злостного отношения продолжала звонко скакать, уже столько раз доказывала свои теплые чувства и дружбу по отношению к ним, включая то, как она действовала при покорении подземелья, что все это перестало быть лишь ее словами и стало реальностью.

Если подумать, у Юи не было на примете никого, кого бы она могла назвать своим другом. До того, как ее освободили, она была занята изучением политики. Никто не мог называться ее другом на равных правах… Иными словами, она была одна. Потому-то услышав крик Шии: «Мы товарищи!» — сразу, смотря прямо друг другу в лицо, исключая все раздоры с Хадзиме, она не могла ее ненавидеть.

Все это повлияло на ее восприятие и отношение к Хадзиме, «Что ж, раз это Шия, то совсем немножечко можно… — протянула Юи.

-И все же…

-Нн?

Юи, взглянув на Хадзиме, продолжая фразу. Ее глаза очаровали, в то же время, в них стояла честность, читалось уверенность и стойкая решимость. Вставляя сюда еще и ее сверкающую улыбку, подчёркивающую все остальное, она была настолько чудесна и хороша собой, настолько соблазнительна, что у Хадзиме невольно сперло дыхание. Он не мог отвернуть взора и лишь воззрился на нее в неимоверном обожании. Он еще раз вернул ей ее взгляд.

-…Сердечко Хадзиме уже мое.

-… …

Кто бы там не любил Хадзиме, кто бы к нему не лип, номером один буду… я. Так она провозглашала. Провозглашение войны. Войны против тех, кто еще встретятся у них на пути с этого момента.

Хадзиме не мог прийти в себя. Он утонул в блеске ее очей, Юи еще раз заманила его в свои сети, забрав его взор на себя. Продолжая это, рука Хадзиме дотронулась до щеки Юи, она сделала то же самое своей рукой. Лунный свет отразил их тени на стене, тени приблизились друг к другу. Сейчас, уже почти встретившись…

-Кхм, ммм, может, вы хотя бы перестанете смотреть на меня как на пыль? Мне становится так неуютно, пусто и одиноко внутри… кхууу.

Шия сидела на углу кровати, прижав руками колени. Плача и утирая слезы, она смотрела, как Хадзиме с Юи создают мир лишь для них двоих.

Какой жалостливый образ. У Хадзиме при этом стало нехорошо на душе, и Юи попросила ее приблизиться. «Юи-с-а-а-ан», пробормотала она, ныряя той в грудь, хлюпнув носом. Головку Шии мягко погладили, а так как ей это было как бальзам на душу, она закрыла глазки, и стала засыпать прямо в таком положении.

Хадзиме, смотрящий на это шоу, мог лишь хмыкнуть, улыбнувшись проговаривая:

-Скорее, ты ей даже не как друг, а как мать?

-… Я предпочту быть таковой ребенку Хадзиме.

-… …

-… Не стать ли тебе с Шией чуточку помягче?

-…Ну, я постараюсь.

-Нн… Люблю тебя.

-…Ум.

В итоге, с Шией по левую руку, с Юи по правую, их троица смогла безмятежно уснуть. После этого дня, Шия, получившая разрешение быть с ними в той же комнате, пустилась в пляс в экстазе, а как ее понесло и она стала нападать на Хадзиме каждую ночь, ее сразу же ждала суровая кара в виде кулака на десерт.

Кстати, пока Шия визжала от боли в сжатой им руке, Суна, слышавшая такое, еще глубже погружалась в пучину недопонимания, любопытства и своих иллюзий. Потом она стала девушкой из таверны с высокими навыками проникновения… Но это уже другая история.

***

ДЗАНЬ, ДЗАНЬ

Сопровождаемым звоном колокольчиков, дверь в приключенческую гильдию Бруктауна распахнулась. Три силуэта прошли внутрь, Хадзиме, Юи и Шия, уже ставшие знаменитостями за пару дней пребывания здесь. Внутри имелось кафе гильдии, где прохлаждались, как обычно это бывает, авантюристы, был там и кое-кто, кто поприветствовал их поднятием руки, как только их заметили.  Мужчины, по своей натуре выпучились на Юи с Шией, затем посмотрели на Хадзиме, их взгляды были полны зависти, однако злобы в них не читалось.

В Бруктауне они провели неделю, находились люди, кто не учились манерам, и сотрясали воздух, так что приходилось вести с ними дуэль, чтобы заполучить Юи и Шию обратно, заодно и приструнить слабаков. В прошлом, преследовать Юи никто не осмеливался, ведь она стала известна как профи по разбитию «орешков», так как они вводила их в страх, люд пытался уже захватить Хадзиме и закопать за рвом.

Верно, малютка Хадзиме их вообще почти не трогал. Наконец, от «Сразись со мной!» он лишь палил из пушки уже при «сразись», чтоб неповадно было. Что выскакивало из пушки, была прорезиненная пуля, взрывающая при столкновении с головой очередного дуэлянта, заставляя его прокрутиться, как свинья на вертеле,  в воздухе 3 раза, прежде он облегченно мог поцеловать землю.

В связи с этим, в городе, Юи, «разбивательница орешков» и ее любимый человек, были способны размазать любого врага в мгновение ока, прежде, чем начиналась дуэль. И Хадзиме, «сотрясатель поединков»,  представляли взрывную смесь, с которыми приходилось считаться. Хоть это не они придумали групповое прозвище, «Разбивные Любовники» уже далеко разнеслось окрест и Хадзиме, только лишь спустя какое-то время обнаруживший, что это прозвище над ними стиралось лишь на почтительном расстоянии. Это был новый для него опыт.

К тому же, Шия, уже на заднем фоне, стала замечать, что ее существование становится все тоньше, чуть ли не грозится стать за гранью исчезновения, из-за чего она  проливала горькие слезы по этому поводу.

-Оей, ваша троица сегодня вместе?

Хадзиме и девушки подошли к стойке, по обыкновенью своему, тетя… Кэйтрин была там. Это она была той, кто их поприветствовал.  В ее голосе можно было услышать удивленные нотки, ведь на протяжении этой недели, в гильдию приходил или один Хадзиме, или девушки парой.

-Ааа. Завтра мы покинем город, и так как мы вам очень задолжали, нам хотелось еще раз с вами встретиться.  Мы также пораздумали над тем, чтобы взять вас с собой, если у вас есть дела в той стороне, куда мы держим путь.

Когда он сказал «задолжали», он имел в виду то, как он получил комнату гильдии задаром. Так как он таки заполучил гравитационную магию, ему хотелось поэкспериментировать: соединить ее и магию созидания, а для этого ему нужно было просторное помещение. Кэтрин, которой посчастливилось прослышать об этом, предложила использование комнату гильдии на бесплатной основе.

Надо заметить, Юи с Шией проводили эксперименты за городом.

-Ясно. Видеть, как вы покидаете нас, и на душе становится одиноко. Здесь было так оживленно, когда вы все-таки вернулись~

-Пожалуйста, дайте мне передышку. Извращенец в таверне, извращенец в магазине одежды, да я уже хожу по извращенцам, у которых гормоны повылезали сразу, как только Юи с Шией перешагнули черту города, и извращенус-сталкерус стали звать их «Сестры-ы-ы!», еще и идиоты, пытающиеся докопаться до меня, вызывая на дуэль… да был ли тот вообще кто-нибудь нормальный?! Все, господи, все кого я встретил, 70 % из них извращенцы, 30 % идиоты. Да что с этим городом…

Все, на что жаловался Хадзиме, звучало убедительно и было правдой. Вспомним хотя бы тот случай с Суной, каждый раз, когда Хадзиме видел шкафоподобного Кристабеля и она была рядом, она постоянно облизывала губы, словно они  обветривались каждую секунду, смотря на него так хищно, что у него мурашки армией штурмовали его спину.

В довесок к этому, в Бруктауне появились 3 крупных фракции, соревнующиеся друг с другом каждый день. Одна из них была что-то вроде «Хотим быть втоптаны в землю ножкой Юи-чан!», другая «Мы — рабы Шии!» и третьи «Вали господина!». Каждая фракция обладала соответствующими им и только им желаниями, а соревновались они за право быть большей из трех.

Хадзиме и компания не в силах сдержаться, обрызгивали все вокруг своими напитками,  ведь их имена стали мнением массы. Когда люди вдруг стали появляться и просить Юи на них наступить, она дрожала всем телом. Неизвестно, до каких крайностей то же доходило у Шии. Раса полулюдей дискриминировалась кем не попадя, так что то, что они хотели стать ее рабами, становилось ироничной шуткой, но она сразу же отказывалась, поскольку ей было неприятно глубоко вникать в суть такого.  Последняя группа состояла лишь из женщин. В Хадзиме они видели помеху для Юи и Шии, отчего в основном пытались его уничтожить. Однажды даже, « Паразитирующую и вредоносную чуму на голову третьего лишнего! Я откручу ему шары!!!!  — визжала девушка-недомерка, машущая ножиком одной рукой в его сторону.

Так как смерть девочки в городе была чревата последствиями, Хадзиме лишь оставлял ее в чем мать родила в черепаходном панцире-подвязке, прицепив на верхушку высочайшего здания и прилепив на нее записку: «В следующий раз точно прибью». Из-за нейтрального тона послания этой бумажки, действия девушек-убийц становились все более скрытными, что не могло не радовать,

Хадзиме, вспоминавший все это, мог лишь мрачно хмуриться, а Кэйтрин, будто его поддерживая, исказилась в горькой улыбке.

-Да, да, «живая» часть рассказа чистая правда.

-Ну да, я же в ней не простым свидетелем был.

-Тогда… А куда вы направитесь теперь?

-Фхьюрен.

Фхьюрен считался нейтральным, торговым городом. Следующий целью Хадзиме и отряда являлась «Великая Пустыня Горюн», где, по идее, их должен ждать один из Семи Великих Подземелий, Вулканическая Гора Горюн. Это означала, что им придется идти на запад континента, и по пути столкнуться с торговым городом Фхьюрен, так что почему бы не посетить его, коммерческий город номер один во всем континенте. Надо заметить, что после Вулканической Горы Горюн их следующая цель лежала еще дальше на западе Великой Пустыни, Великое Подземелье, затонувшее в море, «Руины Мелджина на Дне Морском».

-Ой-ой, о господи. Я нашла кое-что дельное. Поручение сопроводить группу купцов. Вакансия для одного человека… Как тебе? Примешь?

Хадзиме еще раз убедился, что содержание заявки, полученной от Кэйтрин заключалось в том, чтобы составить эскорт компании торговцев. Торговая компания среднего типажа, сопроводить необходимо было 15 человек. Так как Юи с Шией приключенцами не являлись, миссия идеально подходила для него, Хадзиме.

-А можно ли мне взять с собой моих спутниц?

-А, без проблем. Хоть и могут возникнуть вопросы по поводу чрезмерного количества людей, но никто не будет против нанять людей для перевозки багажа, да и другие приключенцы с собой рабов тащат. Также нельзя упускать из глаз тот факт, что Юи и Шия весьма влиятельные персоны. Иметь в комплекте еще двоих прекрасных компаньонов вместо одного. От такого предложения уж точно никто не убежит.

-Агась, нн~ И что нам там делать?

Хадзиме, немного колеблясь, обернулся к Юи и Шии, выразительно спрашивая их мнение. Говоря начистоту, он как раз ожидал получить квест в роде «Паспарту, доставь мой багаж туда!» Будь это лишь Хадзиме и его скромный отряд, они могли бы примчаться к Фхьюрену гораздо быстрее, используя их работающий на магии, нежели древние повозки этих людей. Только не оберешься проблем, если по скорости поравняешься и даже перегонишь группу эскорта.

-Можно не спешить.

-Точно, иногда даже хорошо попутешествовать с другими искателями приключений. Может нам представится возможность обучиться чему-либо у таких вояк-авантюристов, а?

-…Тоже правда. Раз мы никуда не торопимся, замедление темпа может иметь свои положительные стороны…

Услышав их мнение, Хадзиме произнес «Фуму» и сказал Кэйтрин, что берется за поручение. Как Юи и предполагала, потребуется уйма времени, чтобы покорить все Семь Великих Подземелий. Сложно сказать, какую ошибку они допустят, понесшись к ним во весь опор. Вот почему зная особенности и пользу от приключенцев, можно будет неплохо улучшить общую картину их будущего, как и догадывалась Шия.

-Вот и он. Я оповещу клиента, так что, пожалуйста, будьте у передних врат завтра к утру.

-Поняли.

После того, как Кэйтрин убедилась, что Хадзиме получил форму заполнения, она устремила свой взор на Юи и Шию, стоящих позади него.

-Вы должны следить за своим здоровьем, ладно? Как только этот сорванец заставит вас плакать, приходите ко мне. Я его побью за вас.

-Нн, мы вам очень признательны. Спасибо.

-Да, Кэйтрин-сан. Спасибо, что проявили столько внимания и заботы по отношению к нам!

Добросердечные слова Кэйтрин вызвали на лице Юи и Шии улыбку. Особенно счастлива была Шия. Она похоже, уже и забыла, что являлась получеловеком с момента их прибытия в город. . Ну да, люди бывают разные. Не все они были дружелюбны к ней, но кроме Кэйтрин, такой же была и Суна, Кристабель и кое-кто из ее поклонников, которые ее не капли не дискриминировали, хоть она и являлась получеловеком. Неизвестно, было ли это как-то связанно с местом, людской сущностью или самим населением города, но для Шия это стало погожим местечком, теплым, почти таким же, как ее родной дом в Океане Деревьев.

-Ты тоже, не позволяй этим чудесным девушкам плакать, хорошо? Я тебя прикончу, если не будешь видеть в них самое свое ценное сокровище, ясно?

-Ну блин, что за доставала. Я не позволю ничему такому случится даже без вашего напоминания.

Ответил Хадзиме Кэйтрин, немного съязвив. Она протянула ему письмо, сомнительным взглядом поглядев на него, Хадзиме принял послание.

-Это?

-На твоих плечах было столько забот и проблем. Так что это извинения от всех жителей этого города за причиненные ими неудобства. Придя в гильдию другого города и попав в большие неприятности, покажи это письмо руководителю того места. Оно еще принесет свою выгоду.

Кэйтрин в подходящий момент моргнула, отчего щеки Хадзиме свело судорогой. «Письмо, способное повлиять на руководителя, кто ж ты такая?» — это недоверие читалось в его взгляде.

-О нет, ты хочешь меня обследовать? У правильной женщины все-таки всегда найдутся свои скелеты в шкафу.

-…Аа, я понял. С радостью приму ваши материальные извинения.

-Хорошо, когда слушаются! Хоть многого чего может случиться, пожалуйста, не умри!

Кэйтрин являлась частью персонала гильдии в отдаленном захолустном городишке, а тайн хранила в себе множество. Она отправила их отряд в путь-дорогу, добавив к этому свое обворожительную улыбку, привлекающую внимание.

После этого, Хадзиме и девушки заскочили к Кристабелю. Хадзиме наотрез отказался туда входить, он и пришел-то неохотно и то только из-за Юи и Шии… Но в тот момент, как Кристабель услышал, что они собираются покинуть город, он превратился в громадного монстра и попытался напасть на Хадзиме, так как это была его последняя возможность к такому. Хадзиме, так переполошился, что использовал вибрационный разлом, чтобы его закопать. Хоть Юи и Шия могли остановить это трагическое погребение.. Опустим же подробности.

Услышав, что это их последняя ночь, Суна таки смогла перешагнуть границу ванны, гордо ступая вперед. Следующим шагом, она нагрянула в их комнату, а ее родители, рассерженные поведением дочери, связывали ее в черепахоподобный панцирь всю ночь напролет. Событие о том, как она висит у входа в заведение, мы тоже пропустим.

На следующее утро.

С приятными воспоминаниями о мирных жителях Бруктауна на сердце, Хадзиме и двое спутников добрались до передних врат, двигаясь в сторону организатора торговой экспедиции и других авантюристов, принявших эскорт-квест. Видимо, они были последними, кто к ним подошел. Когда организатор и 14 приключенцев рассмотрели к ним идущих, по их рядам прошлось бурное оживление.

-Опаньки, неужели, что оставшаяся троица это наши голубки?!

-И в самом деле! Меня и озноб берет и счастье одновременно!

-Посмотрите на мои руки. Они все не могут перестать дрожать, после вашего прихода, представляете?

-Стоп, а не потому это, что ты уже в стельку пьян?

Были те, кто были счастливы лицезреть появление Юи и Шии, были и те, кто прикрывали паховую область, опуская взгляд, а один вообще дрожал, подколотый своими же компаньонами, вызывая разную у них реакцию.

-Вы последние попутчики?

-Да, вот бумажка.

Показал Хадзиме форму заполнения, достав ее из грудного кармана. После подтверждения этого, мужской организатор согласно кивнул, начав представление самого себя.

-Имя мне — Мотто Юнкер. Я глава компании торговцев. Хоть твой ранг все еще голубого цвета, я слышал  от Кэйтрин-сан, что ты замечательный приключенец. Надеюсь на твой эскорт вдоль нашего пути.

-… Мотто Юнкер? Сложно, должно быть, быть главой торговой компании…

(Юнкер — японская добавка, дающая прилив сил, оказывающая общее улучшения состояние цели)

Имечко напомнило ему оздоровительный тоник в Японии, глаза Хадзиме налились симпатией. Мотто, ничуть не понимавший чудного поведения Хадзиме, повернул шеей, ответив тому, «Ну, поначалу было сложно, но я привык», добавив к этому кривую усмешку.

-Что ж, я вас не разочарую. Я Хадзиме. Это Юи и Шия.

-Обнадеживает… Кстати, эта девушка из племени зайцелюдей… Не продашь ее? Хотя я не дам выше среднего…

Уставился Мотто на Шию, оценивая товар. Красивая девушка из племени зайцелюдей, что характерно, не имевшая голубоватые волосы как они все, но вместо этого сверкая серебристыми волосами. Купец до мозга костей, он ничего не мог с самой поделать, как заграбастать себе столь редкую диковинку. Судя по ее ошейнику, он предположил, что она раб, сразу бросив торговое предложение Хадзиме. Можно сказать наверняка — отличный торговец, мастер своего дела.

Видя его буравящий взор, Шия, застонав от испуга, спряталась за Хадзиме. Юи посмотрела на Мотто суровым взглядом. Столь популярное поверье видеть в племени зайцев вне Океана Деревьев раба, из-за чего все шло к такому вот торгу, особенно, когда разговор о таком необычном рабе. Ругаться на Мотто было незачем.

-О, у нее все при себе, да и привязана крепко… Ее еще, похоже, и лелеяли. Тогда я дам вам еще и скидку, ну как?

-Ну, раз ты выглядишь знатоком торгового дела… Не должен был ли ты уже уловить ответ?

Хоть Мотто завидев Шию сразу ей заинтересовался, давая благоприятные условия для сделки, ответ Хадзиме был донельзя прост. И все же, Мотто считал, что не стоит упускать такой шанс, и попробовать договориться с Хадзиме, ведь это приведет к денежным успехам в будущем, и все благодаря харизме Шии. Поэтому он хотел дать им больше пространства и более выгодные условия для продажи, чтобы смягчить, возможно, показавшийся резким запрос.

Но Хадзиме уже смекнул его намерения. Хоть он изъяснялся простыми словами, в них была непоколебимая воля и решимость.

-Даже попроси такое бог, я все равно ее не отдам… Я ясно объясняюсь?

-…Эээ, ясно. Ничего не поделаешь. Тут я отступлю. Но, если ты когда-нибудь изменишь свое мнение, сразу же посети мою компанию Юнкер. Ну ладно, пришла пора отправляться.  О подробностях эскорта спроси лидера вон там.

В словах Хадзиме, на самом деле, сквозила опасность. Сказанные в неправильном месте, они могли привести к заклеймлению его еретиком Церковью Святых. Добавим к этому то, что демоны верят в другого богов, поклоняются они тому, кто известен как сильнейший бог в истории — Эхито.  Но открыто против Церкви Святых они не выступают. Так как Хадзиме кардинально изменил смысл слов, Мотто в глубине сердца понял, что тот не отпустит Шию, дав явный отказ.

Хадзиме посмотрел, как Мотто возвращается к своей торговой экспедиции, заметив, что окружение снова зашумело.

-Вау… Все ради женщины, сказать такое… Меня это тронуло!

-Таков «сотрясатель поединков». Он не простит никого, кто вздумает положить руки на его женщину… Даа, вот это мужик.

-Классно~ Хочу что и мне кто-нибудь такое сказал хоть однажды.

-Погоди, а ты не мужик разве? Кто в здравом будет тако-, прости, мне так жаль, не надо-, Аааа-!

Услышав счастливые вопли забавляющихся компаньонов, Хадзиме мог лишь положить руки на голову из-за усиливающейся головной боли. Все их спутники из Бруктауна были круглыми идиотами, хоть стой, хоть падай. Думая о таком, он вдруг «мунииии», почувствовал что-то мягкое на спине, далее его обняли, опять-таки сзади, руками всего обхватив.

Повернув голову к плечу, он увидел такое близкое лицо Шии, положившей подбородок на его плечо. Ее лицо было все пунцовым, а так как она была на седьмом небе, она вовсю расслабилась.

-…Послушай, за этим не стоит никакого скрытого смысла, так что не пойми превратно, ладно?

-Уфуфу, я знаю~, уфуфу~

Хоть Хадзиме и прояснил ситуацию, в конце концов, он не мог вот так бросить близкого ему человека, тем более когда она была «его женщиной», как галдящие вокруг люди описывали. Его объяснения не дошли до Шии. Все потому, что мужчина, на которого она запала, объявил: »Даже попроси такое бог, я все равно ее не отдам…». Каковы бы не были его истинные намерения, а что приятно, то приятно.

Пусть даже эти слова были нужны чтобы сбросить все торговые налёты и предложения, во многих смыслах, сказано это было чересчур убийственно. Хадзиме почувствовал лишь горечь после этого. Юи «топ-топ», приблизилась к Хадзиме, затем «фвуть», закатала его рукав.

-? Что такое, Юи?

-Нн, не беспокойся об этом так сильно, ведь это было круто.

-…Спасибо за совет.

Симпатизируя чувствам Хадзиме, она пыталась помочь найти ему душевный покой, Хадзиме тем временем, мягко погладил ее по щекам, прошептав слова благодарности. Юи прикрыла глазка, так млела от такого.

Утром у передних ворот, в толпе людей, с красивой зайцеухой девушкой, готовой прыгать от счастья и прицепившейся репейником к его спине и с еще одной светловолосой девушкой, державшейся за его правую руку с глазами запекшейся крови, выделялся Хадзиме Нагумо.

Леди из торговой экспедиции смотрели на них с теплом в глазах, тогда как мужчина наблюдали за этой сценой глазами мертвого лосося. Вопреки всем словам и взглядам, пронзавших его, Хадзиме мог лишь быть уверенным в том, что «что посеешь, то и пожнешь» или попросту, «да воздастся каждому за дела его» — относилось и к нему.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

One Comment

Добавить комментарий