Глава 50. Телохранители Ай-чан

Рекомендуемый трек: ZETO — Best Time

Айко Хатакеяма, 25 лет. Учитель обществознания.

Как учитель она преподавала узконаправленные знаниям своим студентам, также пытаясь улучшить их общий академический результат. Она не просто давала напутствия, а живые примеры. В самом деле, эти материи были для нее весьма значительны, но еще значительнее были ее «союзники»: те, кто видел в ней самую важную персону. Говоря конкретно, она была взрослым, на которого дети могли положиться за пределами круга семьи.

На это повлияло одно грандиозное событие в ее рабочие будни, но это мы оставим на воображение читателей. В общем, как союзник всея студентов вне их родного дома, учительская гордость Айко стало опорой поддержки тех, кто протягивал ей руку помощи как учителю.

В связи с этим, Айко была крайне разочарована текущим положением дел. Ни с того ни с сего, она обомлела от того факта, что их призвали в иной мир, слепо поставив перед тяжким выбором. Студент с величайшим шармом в классе продолжил переговоры вместо нее. После, она могла лишь наблюдать, как ее драгоценные студенты готовились к войне.

Неважно, каким образом, она все пыталась их переубедить, но уже выбранное решение потоком единых мыслей и желаний смело ее собственное желание и мнение, тщетны были ее усилия помочь своим студентам.

«Поэтому я хотя бы защищу!». Вот что она решила, но с ее редкими навыками, ее попросили остаться, дабы быть полезной в деятельности, никак не касающейся боя (улучшение и развитие фермы). Хоть она и отчаянно боролась против такого решения, ее принудили сами студенты. Айко не могла разумно оценить ситуацию, так как не обладала точкой зрения правильного человека в правильном месте.

Она проживала свои дни, в тревоге думая о своих студентах, сражавшихся вне ее поля зрения. Сопровождаемая рыцарями Храма Церкви Святых и имперскими солдатами королевства Херрлихт, она посещала ферму каждой деревни, каждый недоразвитый участок, но завершив работу и вернувшись во дворец, все, что ждало, это весть о смерти ее студента.

В то время она безостановочно ругала и ругала себя, виня в том, что не смогла заставить себя остаться возле них. «Все-таки, не зазналась ли я, строя из себя образ идеального учителя?!» Как-то так. Точно, Айко не могла прийти в себя потому, что не могла быть уверенной, изменится ли что-нибудь, даже будь она вместе с ними. Но тот инцидент врезался в голову Айко Хатаямы как учителя, другими словами, пробудив ее.

Тех студентов, что все еще не могли подняться из-за всепоглощающего чувства страха смерти, церковь и королевство просило возобновить приготовления к войне.  Айко подумалось: «Как будто я допущу это во второй раз!», встав, чтобы возразить церкви и дворянам королевства. Используя свои способности и положение как щит, прокричала «Не подходите даже близко к моим студентам!», чтобы загнать тех в угол.

В результате этого, ей как-то удалось одержать вверх. Не было ни одного студента, отказавшего от участия в войне. Но настойчивость Айко тронула их сердца. К ее и так большой славе среди них, добавилось еще больше уважения. Хоть она и не хотела допустить войны, ироничным образом, некоторые из студентов так вдохновились, что взялись сопровождать по ее обязанностям везде, где только можно.

«Вам не нужно ввязываться в войну» и «со мной и так рыцари, ничего со мной не случится» — так она их убеждала бросить эту затею, но кое-какие студенты поднялись и громогласно заявили «Мы защитим Ай-чан, их речи были полны решимости. После этого ее саму переполняло чувство благодарности и так они последовали за ней по сельскохозяйственным угодьям. «Опять меня обуяли эмоции. Я такой жалкий учитель…» — думала она, пока ее эскорт неутомимо следовал за ней.

К тому времени, хоть и тренированные рыцари-телохранители отговаривали студентов, те упрямо стояли на своем, говоря. Когда рыцари спрашивали, почему они им противятся, те заканчивали разговор одной лишь фразой:

-Как будто мы оставим Ай-чан с теми, кого не знаем!

Чувство опасности студентов было направлено не на разбойников с большой дороги  или демонов, а, скорее, на предназначенных Айко для охраны рыцарей.  Причиной этому было то, что все они были писаными красавцами. Стратегия высшего управления была — связать Таланты Айко на благо королевству и церкви. Одним словом, пока это был метод пряника. Один из студентов заметивший такое, проинформировал остальных и так было сформировано отделение «Группа спасения Ай-чан от смазливой стражи».

Однако их расчеты пошли крахом. Так называемое правило «охотник стал дичью». Чтобы заверить их, рыцари стали пуще прежнего их отговаривать.

Командир рыцарей храма и телохранителей, Давид:

-Можете не волноваться. Я защищу Айко. Она даже царапинки не получит… Айко… Для меня все.

Вице-командир храмовых рыцарей, Чейз:

-Ради нее я даже отброшу свою веру. Я готов отдать все ради Айко. Не полегчает ли вам после этих слов?

Королевский рыцарь Крис:

-Моя судьба уготовила мне встречу с Айко-чан. Думаете, я позволю избранному мне человеку умереть?

Королевский рыцарь Джейд:

-…Клянусь жизнью своей рискнуть… Не как королевский рыцарь, а как мужчина.

Тут же студенты опешили, подумав, «Что за ересь тут творится?! Их сердца подверглись заметным изменениям!» — вот так. Иными словами, первая мысль, которая у них была, это то, что Айко соблазнится красавцами-мужиками,  послушав  слова, которые те прокричали, «Мы не позволим незнакомцам прикоснуться к Ай-чан!», словно ее родители, что были не в состоянии от нее отказаться.

Примечательно то, что произошло между ней и рыцарями… Так как это длинная история, она еще будет представлена в будущем, но сейчас, безделье и вместе с тем врожденное усердие Айко-чан открывали ее слабости. Вкупе с ее честностью, просачивающуюся в каждый уголок окружающей ее среды, они стали сторонниками Айко, не успев и глазом моргнуть. Точно, это может стать совершенно новой историей… с завитками сюжета… разными его поворотами и прочим.

Так вот, студенты разделились на группу героя Куки, который продолжил упорно тренироваться внутри подземелья Оркуса и ее группы, улучшающей и развивающей сельское хозяйство. Их местом назначения являлся приозёрный город, Ул.

-Айко, ты не устала? Не нужно двигать себя вперед, если устала. Мы сразу же остановимся на отдых, ладно?

-Нет, я в порядке, Давид-сан. мы разве не делали остановку совсем недавно? Я же не настолько слаба, в самом деле.

Внутри широкой и вместительной повозки, встревоженный командир телохранителей Давид все никак не мог унять свое беспокойство. Ответ Айко шел вместе с кривой усмешкой.

-Фуфу, командир просто не может не волноваться о Айко-сан. Ведь до этого вы вымотались уже после дня дороги… Поэтому я беспокоюсь. Смотри, не напрягай себя, хорошо?

-Простите меня за недоразумение в тот раз. Это первый раз, когда я путешествую в повозке. Но сейчас я в добром здравии, так как постепенно привыкаю к такому. Спасибо за вашу заботу, Чейз-сан.

Сначала Аико выглядела крайне скверно, ведь ей предстояло узнать, что из себя представляет повозка, она тут же покраснела, вспомнив о недавнем, поблагодарив вице-командира телохранителей Чейза. Он же, он же, прикрыв рот ладонью в агонии, попытался взяться невольно так за руку Айко. «Гхм!» его рука замерла от легкого покашливания и острого взгляда. Та, кто его остановила, была школьницей, Юка Сонобе, присевшая диагонально к Айко.  Она являлась членом «Группы». Так как их организация не знала, какие напасти могли приключиться с Айко внутри повозки, несколько ее членов также засело там, на случай непредвиденных обстоятельств.

Пока что внутри сидело 8 человек. Снаружи был отряд вооруженных рыцарей, старавшихся сдержаться от колкости в сторону командира и вице-командира — единственных дозволенных лиц, уместивших свои мягкие места внутри и ведущих повозку. Эти парни “на загляденье”, изо всех придумывали оправдания, чтобы везти груз с драгоценной Айкой и не быть разлучёнными с ней.

-Ой-ой, я тут понаблюдал. На твоем лбу насобиралось столько морщинок, что как бы твое нежное личико не исказилось, а?

Проговорил Чейз, закрепляя свою речь улыбкой красавчика. Это привлекательная улыбка любую женщину бы вогнал в краску. Но реакцией Юки было «Тьфу!» — словно она сейчас по-настоящему плюнет ему в глаз.

-Не только Айко-сенсей, но ты и других женщин нежными называешь? Ай-чан, этот человек тот еще бабник, прошу, будьте осторожны, ладно?

Юка свято верила, что мужчина, говорящий другим женщинам «ласковая моя, нежная» ну никак хорошим человеком быть не мог. Они также осознавали, что их использовали их же хозяева, чтобы совратить Айко они также знали, что их внешность может заставить  сердце любой женщины затрепетать в порыве возбуждения. Так как она это знала, Юку сбило то, как Чейз отважно улыбнувшись, посмотрел на нее, так что она немного «отступила».

-С-Сонобе-сан. Не будь столь враждебной. Хоть ты меня разок назвала наконец «сенсеем», сейчас ты упорно продолжаешь звать «Ай-чан»… Может, просто будешь звать меня Айко-сенсей?

-Так не пойдет. Ай-чан-сенсей это Ай-чан, поэтому ничего, кроме «Ай-чан-сенсей» здесь не проходит. Таков вердикт студентов.

-Ну как так, я не понимаю. Неужели это всеобщее восприятие всех студентов? Так думает ваше поколение? Гни спину, учитель, такова твоя цена за достоинство и право называть себя учителем!  Я любой ценой должна понимать, что обо мне думают мои студенты!

 

Ай-чан, которая сейчас повторяла «Борись, тряпка!», Юка с Чейзом пытались неуклюже ей помочь, и общая атмосфера уюта и тепла снова воцарилась в их временном доме на колесах. Поэтому-то ее звали Ай-чан, но она этого просто не замечала. Тернист был ее путь становления достойным учителем.

И все же, что касается вопросов надежности, студенты сильно зависели от Айко. Даже увидь их незнакомец со стороны, сразу де приметил самого популярного у них взрослого. Признание ее наипопулярнейшей еще больше окрепло, когда она пошла против воли главы государства и главы церкви. Особенно тем студентам, кто был угнетен смертью Хадзиме, она стала психической поддержкой.

В действительности, у тех студентов, кто изъявил желание быть ее телохранителями, наполовину намерением было просто быть рядом с Айко-сан. Такде можно отметить, что кроме Юки Сонобе в телохранителях числились Таико Сугавара, Нана Миязаки, Нобору Айкава, Акива Кавахара, Атсуши Тамаи и Юкитоши Шимузу, всего 7 учеников.

Оттуда, они путешествовали в повозке в течение четырех дней.

Безупречновыглядящие вояки пытались подкатить к Айко, но она, думая, что они стараются лишь на благо своих работодателей, пропускала все их речи мимо ушей. Айко не заметила, что они на нее запали. Добавим к этому горстку студентов, которые зыркали на тех пуще прежнего, когда они пытались соблазнить ее, атмосфера между ними частенько накалялась. Но вскоре все остывали, когда Айко разлепляла свои уста и произносила речь, также являясь самой собой, чем доводила всех до седьмого неба…  И в таком темпе группа наконец добралась до приозёрного города Ул.

Передохнув и сняв с себя усталость от путешествия, они стали исследовать пограничные фермерские угодья города Ул, планируя все здесь обновить. Хоть вокруг Айко тут и там вертелись множество любовных историй, отложим это на потом, дорогие читатели, а то автор уже задолбал.

Вскоре они стали видоизменять сельхозугодия, тогда  « Богиня Плодородного Урожая» стало ее вторым именем, разнесшееся далеко от города Ул, тогда и произошел еще один случай, который сильно потрепал состояние Айко.

Один из ее студентов исчез.

Айко работала, как могла. Все на благо ее дорогих студентов. В конце концов, все что ее ждало, это ощутимое воссоединение, которое еще выльется в неблагожелательный результат.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава»

Добавить комментарий