Глава 38. Ошибка Хадзиме

Ригайн Бэнтон был мужчиной с волевым характером, которому пророчили быть следующим вождем племени Бэнтонов, одного из клана медведолюдей. Он почитал одного из нынешних старейшин — Джина Бэнтона и вскоре стал его правой рукой.

Не только Ригайн, но и Джин был популярен среди всего племени Бэнтонов, особенно у молодняка. Это было связано с широким мышлением Джина, включавшим в себя глубокий патриотизм, а его сила, ставила его на верхнюю ступень пьедестала, делая его одним из величайших в своем классе среди полулюдей.

Тогда-то и услышав ту новость, Медведолюди решили, что кто-то сыграл с ними злую шутку. Они не могли поверить, что бы их столь уважаемый и любимый всеми старейшина был разгромлен каким-то людишкой. Но суровая реальность утверждала обратное. Джин без сознания лежал в лазарете, говоря всем своим видом, что вот, братцы, это правда.

Ригайна озадачило текущее состояние Джина. Гнев и ненависть начали распространяться вокруг него одной сплошной аурой. Держа все время эти чувства у себя в сердце, сейчас он позволил им выйти наружу, в то же мгновенье он раздумывал над обстоятельствами старейшин, побудивших их на такое. Впоследствии Ригайн стал презирать старейшин, хорошо усвоив жизненные уроки и наставляя самостоятельно племя медведолюдей. Сейчас они желали мести, страстно желали.

Из-за влияния и старейшин и других племен, вопреки всему, Рингайну последовали далеко не все, только молодые из племени Бэнтонов, обожавшие Джина, последовали, чтобы разобрать с ненавистными людьми. Числом их было около 50. Ригайн и остальные, знавшие намерения врага, догадывались, что лучшей мести они достигнут тогда, когда нападут на него уже вблизи Великого Древа. Их мысли можно было описать как «Стереть в порошок врага, находившегося в двух шагах от заветной цели, будет лучшим решением».

Тем более, их враги всего лишь люди и племя зайцелюдей. Хоть и Джина одолели, они решили, что это была атака исподтишка или вообще из-за спины, попахивающая трусостью. Они считали, что нечего бояться людей, которые сразу же заблудятся в глубинах тумана Океана Деревьев, что уж тут говорить о хилых зайцах. Ригайн не думал как все. В обычном своем состоянии он бы такого себе и помыслить не мог. Однако, когда его глаза застилал гнев…

И даже так, не приходя в себя…

-Что не так?!

Завопил Ригайн в неверии. Причиной этому являлся цирк, раскинувшийся перед его глазами. Племя зайцев, которые стояли на самом дне у расы полулюдей, сейчас зажимали племя медведей, известных как сильнейшие в ближнем бою.

-Давай, давай, давай же! Покажите ваш боевой дух! Или я вас на голову укорочу!

-АХАХАХАХА, орешь словно свинья на вертеле!

-Пора очистить эту землю от скверны! ХАХАХА!

Пока племя Хаулий наносило одну смертельную атаку за другой, их громкий смех разносился повсюду, это были уже не те зайки-побегайки, мирные, грызущие морковку и дававшие чесать им спинку. Сейчас они чесали племя медведей так, что вопли отбивавшихся медведей были лучшим тому доказательством.

-Что за дерьмо! Какого лешего тут происходит! Да кто вы, черт бы вас побрал!

-Они не похожи на племя зайцелюдей!

-Увааа! Все назад! Назад!

Их застал врасплох противник, которого они сами хотели застать врасплох, скрывающиеся где-то зайцы, показывали дикую силу, даже в сравнении с другими племенами полулюдей.
Стрелы и камни летели из ниоткуда, а их слаженная работа была видна невооруженным глазом. Эта плавность, с которой они размахивали своими мечами, с зомбированным выражением лица и гогоча так, что сотрясался небосвод! Это все настраивало на кровавые развлечения. В таком случае, их характеристики превышали даже медвежьи.

Вообще-то вряд ли зайцы выстояли бы против косолапых один на один. Но за последние 10 дней, отличия в их силе не заставили себя долго ждать и все благодаря адской тренировке Хадзиме.

Изначально, их параметры были ниже остальных полулюдей. Но ради выживания и во избежание всяческих битв, они отточили свои навыки скрытности и предчувствие опасности. Ведь только так они могли остаться в живых.

Результат этого был таким, что они смогли незамедлительно унюхать присутствие противника к тому моменту, когда им было на руку накинуться на него всей толпой. Можно сказать их раса была рождена для скрытых убийств. Однако их природная натура зарыла глубоко эти их дарования.

Тренировка Хадзиме, пробуждала их боевые инстинкты. Одной левой он унижал их, зажав в угол, заставляя до седьмого пота махать оружием, резать супостатов, открыв им пространство для маневра и уклонения и все без передышки. Отчетливо помня речь сержанта “Сожмите ваши яйца будет больно” и благодаря их неустанной тренировке над собой, их разум полностью очистился от всего, что не касалось ведения боя. Хоть и в конце он признал, что завысил планку…

Став агрессивными к атакам и наездам на себя любимых, они показывали многообещающее боевое мастерство. Они видели свое племя как одну большую семью, отчего уровень их командной работы был, как никогда, высок. Умело адаптировавшись под местные условия, они выделялись, оказывая на остальных сокрушительный эффект и давя их своей слаженной, совместной работой.

Вдобавок к этому, одна из причин мастерства племени Хаулий заключалась в том, что их оружие было сделано самим Хадзиме, что чрезвычайно повышало силу их атак.

Каждый из них орудовал двумя кодачи, изготовленными умелыми руками после неустанной практики создания оружия, сейчас же их ультратонкие лезвия были способны резать траву лишь прикосновением. Сделанные из таурийской руды, так что прочности им было не занимать. Также племя Хаулий держало при себе складные метательные ножики.

Не обошлось и без тяжелой артиллерии, такой как могучие арбалеты и рогатки, с натянутой поверх сеткой небывалой эластичности, собираемой у паукообразных монстров бездны. Они были специально подобраны для детей их племени, так как суровый ближний бой мог все еще сделать из них инвалидов. А так и дети стреляли, на другой стороне тумана, укрываясь им, используя свои скрывающие способности и поглядывая попутно на Хадзиме.

Даже Пэл… Бэлтофирд несущий смерть, был поглощен процессом, натягивая тетиву арбалета и показывая заправскую меткость снайпера.

-Один выстрел — один труп! Раз и голова с плеч! Во имя несущего смерть!

Пэл-Бэлтофирд недавно стал вести себе так… Он прозывал себя «несущим смерть». Его обычным высказыванием при этом было «Мушка на макушке!», но Хадзиме вовремя прервал этот дурдом. Его это вымораживало.

Возвращаясь к главному, племя Медведей уже не знало, куда и деться от этой напасти и поддавшись панике легко были побеждены племенем Хаулий. Уже половина от их числа лежала тут же, вблизи.

-Ригайн, господин! Если так продолжится…

-Отступа-а-а-а-ем!

-Дайте я им сейчас, отступаем?!

-Тунтуу?

Услышав, что подчиненные помыслили о побеге, Ригайн разрывался в противоречиях, не зная куда деть свой гнев, из-за вырубленного Джина и убитых его подчиненных.
Этим его мгновеньем слабости воспользовался одним из снайперов Хаулий. Подчиненного Тунтуна, который посоветовал своему милорду бежать, пронзила аккуратно в висок стрела.

По этому случаю, Ригайн с оставшимися людьми задрожали и в конце концов в беспорядке стали убегать. Кам и другие, воспользовавшись шансом атаковали все разом.

Стрелы так и летели из тумана, точно настигая лодыжек. Отвлеченные болью в ноге, по врагам приходился нехилый удар, мгновенно крушащий голову. Выбрав время, кое-кто попытался завалить того, кто пускал стрелы из-за спины, но был тут же усеян стрелами, словно ежик иголками.

Может, потому что это был их излюбленный ход, они оказались за спиной не ожидавших такого обороняющихся, откуда и пришелся фатальный удар. Племя Хаулий вовсю игралось с чувством своего присутствия на поле боя, насмехаясь, таким образом, над Ригайном и его союзниками, к тому же действуя как всегда слаженно. При этом они содрогнулись в мысли: а правда ли это те беспомощные зайцелюди, которых мы знали?!

Битва еще немного затянулась. Ригайн и его соратники смогли, наконец, прийти в себя, понеся при этом значительные потери и будучи все в увечьях. Используя свое оружие как опору, они смогли встать. Когда череда атак, использующая еще и прикрытие стрел для своей поддержки прекратилась, они все еще продолжали учащенно и тяжело дышать. Ригайн и его товарищи были окружены племенем Кама, позади них возвышалось высокое, гигантское древо, зажимая их в тупик.

-Что с вами, тряпки?! Это все, что вы можете?! Да я вас » пип-пип» урою!

-Слышали, что вы сильнейшее племя на этих просторах! А вы «пип-пип!» просто белый пушистый зверек!

-Держите свое оружие ровно! Вы совсем А$@€!ли, теперь и ноги вас не держат и коленки трясутся?

Они уж было подумали, что перед ними не племя зайцев вовсе, которое они так часто оскорбляли. Сейчас, медведолюди тряслись от страха от одной только мысли: «Что стало с этими ребятами?» С никаким боевым духом, кое-как трясясь, держась за голову. Большой, волосатый их представитель молвил: «А вы можете нааааас отпустить?» — с влажными глазами, ему бы в опере выступать, ей-богу.

-Ку-ку-ку, а больше вам нечего сказать? О, «сильнейшее» племя?

Этот кусочек сарказма позволил себе Кам, при этом состроив зловещую гримасу на лице. Пробудив своей боевой единожды, они должны были заранее все продумать, смотря на них сверху вниз. Эта речь у прошлого Кама никогда бы не задалась.

-Нугууу.

Услышав ответ Кама, Ригайн искривился в сожалении. Каким-то образом он переборол неловкость и разумный взгляд снова пришел в ее глаза. Хотя они были для него, словно снег на голову, когда вырубили Джина, пламя гнева все еще пылало внутри него. Он чувствовал ответственность за жизнь своих подчиненных,  вернувшись в сознание. Осознавая, что это была его ошибка, что они по его вине попались на эту ловушку, он был тем, кто торопил всех вперед.

-Делайте со мной, что хотите. Сварите заживо, сожгите заживо, что угодно. Однако я тот, кто привел сюда своих подчиненных. Я бы хотел, чтобы вы их отпустили.

-Что, господин Ригайн?!

-Ригайн! Господин! Как это…

После его слов, его людей охватило беспокойство. Все из-за того, что он хотел спасти их, пожертвовав своей жизнью. Он тут же стал их бранить.

-Молчать! Это было моей ответственностью, но реки крови застелили мне глаза. Зайцелюди… Нет, старейшина племени Хаулий. Знаю, просить такое с моей стороны вверх тщеславия. Но, я хочу спасти их жизни! Вот и все.

Ригайн ослабил хватку оружия, опустившись на колени, поникнув. Его люди знали о его чести воина, его решительность, то, как он наклонил голову вниз, склонившись врагу. Из-за этого они и не могли оставаться в тени, глубокомысленно молча.

Ответом Кама на поклон Ригайна был…

-Отказ.

Бросив свой нож.

-Уо?!

Ригайн был только что на волоске от попадания. Однако, атака Кама была лишь началом, на Ригайна сразу же посыпались стрелы, камни, летящие с такой скоростью, что гепард удавился бы от зависти. Используя свои огромные топоры как щиты, Ригайн и его приближенные собрав остатки мужества, пытались сдержать оборону, но тут же, звонкий, искренний смех послышался из племени Хаулий, вконец понижая воинскую мораль медведолюдей.

-Почему?!

Выкрикнул Ригайн, рыча, в попытке узнать, что привело их сюда и отчего они совершили нападение на медведей.

-Почему-почему. Вы нам разве не враги? Что, уже нужно иметь причину, чтобы убить вас?

Кам просто и популярно все объяснил.

-Гха, но как!

— А перво-наперво… Какое удовольствие рушить тут все, забавляясь твоим гневом! ХА-ХА-ХА!

-Что?! Кретины! Чтоб этих парней!

Как Кам и признался, племя Хаулий выглядело так, словно занималось этим каждый день, являя собой сборище мясников, пришедших забить следующую партию скота. Рогатками и арбалетами, стреляя из безопасного укрытия, они тем самым провоцировали тех на ответный удар. Сейчас их внешность походила на людей, алчущих силы. Будто их душе было все равно кого убивать, даже будучи их враги полулюдьми. Вкратце, они превратились в кровожадных берсерков.

С усилением их атак, Ригайн и остальные, старались держаться вместе, попутно обороняясь… Сдавали позиции. Хоть они все еще уворачивались от смертельных атак, все их тела покрывали раны. На следующей волне они точно загнутся.

Кам, со сморщенным лицом, в командующем жесте поднял руки. Племя Хаулий, все с каменными лицами приготовились по команде открыть огонь камнями и стрелами. Ригайн, мимолетно подумав, что это не лучшее место для его могилы, собрав все свои силы, в последний раз извинился перед своими подчиненными. В мыслях.

Рука Кама, словно длань бога смерти собиравшая жатву в виде жизней Ригайн и медведей, медленно опустилась. Внемля сигналу, на выживших посыпались стрелы и камни. В таком же замедленном темпе, Ригайн не смея пошевелиться наблюдал, как их настигает смерть, пока…

-Прекратите уже!!!

СДААААААМ

Словно на оперной сцене, переходя границы реальности, белый молот ворвался в их баталию, разметав все вокруг в стороны.

-Ха?

Ригайн от удивления взвизгнул непривычным для него голосом. И какой эффект это возымело. Сразу же как только они смирились встретить смерть, с неба им на головы свалилась зайцеухая девушка, с гигантским, белым молотом и серебристыми волосами. Молот мгновенно стукнул по земле, испуская звуковые волны и вызывая тряску, отразившую летевшие в них снаряды. Увидев такое, медведолюди только и могли, что вытянуть морды.

Клокочущий гнев! Вот что чувствовалось в воздухе, исходило оно, конечно от Шии. Кузнечный молот весил немало, все благодаря методу сжатия. Вес она не ощущала, а вот «Буун» и перед ней воздушный шквал, «Бшинь» — она направила молот на Кама.

-Агх! Я не шучу! Отец и остальные, придите, наконец, в себя!

Посмотрев на Шию, Кам и остальные не скрывали своих кирпичных выражений лица, и потихоньку возвращаясь в норму, сменились в лице, теперь обвиняя ее во всем.

-Шия, не знаю, по какой причине ты это сделала, но пожалуйста, уходи отсюда. Куда-нибудь, иначе мы не сможем нормально убить тех, кто у тебя за спиной, да, ребята?

-Нет, и с места не сдвинусь. Больше я вам ничего не позволю учинить!

Кам и зайцы сузили глаза.

-Не позволишь? Не хочешь ли ты нам сказать, что ты заодно с врагом? Согласно твоему ответу…

-Нет. Меня не волнует, умрут ли парни за мной или нет.

-Так мы можем помирать?!

У Медведолюдей, думавших, что Шия пришла им на подмогу, чтобы остановить свое племя, вырвалось некое замечание.

-Да я не против. Если бы я не бралась всерьез за врагов, жаждущих моей смерти, то не выдержала бы тренировки Юи. Даже у меня теперь нет этих наивных мыслей.

-Фуму, и что ты нас остановила…

Спросил Кам. Племя Хаулий также заинтересованно смотрело на нее.

-А разве не очевидно! Воля отца и остальных в таком темпе будет сломлена! Они вконец слетят с катушек!

-Сломлена? Слетят?

Послушав Шию, они только и могли, что повесить на лица непонимающие морды.

-Как я и сказала! Помните это, пожалуйста. Хадзиме-сан был беспощаден к врагам, никаких разговоров он не вел, беспощадный, кровожадный, готовый пойти на убийства демонических созданий и людей. Вот так! Даже во время тренировки, получив приказ убить монстра, вы не должны этим наслаждаться!

-Ну, не то чтобы наслаждаемся…

-Сейчас, прямо сейчас, вы хоть видели, какие гримасы вы состроили?

-Гримасы? Да даже так…

Они в недоумении переглянулись после ее слов. Шия сделала успокаивающий вздох, однако ее голос четко разносился вокруг.

-Словно имперские солдаты, атаковавшие нас тогда…

-Кх?!

Это их настолько поразило, что напрочь выбило их невозмутимость происходящим. Их словно в ледяной ручей окунули. Обладать теми же лицами, что и те, кто поработил их семью, получая при этом удовольствие… Узнав свои поступки в тех, до них начало доходить, что говорила Шия. Быть подобными  тем, кто схватил их семью и отправил в рабство, этот факт был невыносим.

-Ш-Шия… Я лишь…

-Фу-у-у, кажется, ты пришел-таки в себя. Слава богу. Мне казалось, что придется из вас выбивать дух.

С этими словами она взмахнула молотом, рассекая воздух. Поняв ее намерения, зайцы задрожали от внушительного кузнечного молота перед ними, а Шия немного надула губы, сердясь.

-Ну, раз это ваша первая битва, хорошо, если вы вобьете это сейчас в ваши непослушные головушки. Это все как ни посмотри вина Хадзиме. Хоть я и понимаю важность боевого духа, это перешло все границы! Более того, вы стали берсерками, с намерением убить всех и каждого!

В этот раз Шия была крайне зла на Хадзиме. Еле слышный, бормочущий голосок вопрошал неведомо кого, » Почему я только втрескалась в такого человека».

Сразу же после этого послышался ружейный выстрел.

Со спины Шии послышался булькующий звук «Гува?!» и вместе с этим что-то треснуло. Шия и остальные, в панике позабывшие о цели своего спора, увидели как Ригайн, скрутившись от боли, держался за лоб.

-Ну и надо же было тебе драпать, когда их внимание было увлечено другим! Пока они не закончили разговор, прижмись к земле и сиди смирно!

Хадзиме, сопровождаемый Юи вышел из тумана. Пока Шия и остальные были погружены в тему разговора, Ригайн и его подчиненные, по-видимому, имели наглость предпринять попытку к бегству, и как показала практика, лишь чтобы быть подстреленными. Однако еще не была ясна причина, отчего он использовал не смертельную, резиновую пулю.

Хоть они прекрасно слышали, что Хадзиме им посоветовал, медведолюди с ярой готовностью пробежали глазами по окрестностям, выискивая пути к отступлению, но Хадзиме утихомирил их «Давлением». Пока на них все взирали, Хадзиме с Юи уставились на Шию и остальных.

Когда Хадзиме устремил свой взор на Кама и прочих зайцев, они почувствовали себя как ни в своей тарелке и отвели взгляд. Однако слова извинений сошли с уст от того, от кого никто не ожидал такого.

-Что ж, что тут скажешь, извините уж. Мне это казалось нормой, я совсем забыл о том, что убийство может вызвать шок и помутнение рассудка. Это все моя вина. Я… Очень сожалею.

Шия и прочие зверушки не зная, что вымолвить, уставились на него, как зайцы на новые ворота. Они услышали такие внезапные, но такие искренние слова раскаяния.

-Б-босс?! Вы не простудились?! Головой не ударились?!

-Врача, врача! У человека мозг поврежден!

-Босс, пожалуйста, соберитесь!

Поэтому все так вышло. Рот его задергался, а жилы показались на лбу.

В этот раз Хадзиме действительно верил, что все, что произошло, было следствием его ошибки. Он не ничего не чувствовал, когда убивал, а шок возможного первого убийства он вообще в расчет не брал. Неважно, насколько сильней он бы не становился, опыта в обучении других ему не хватало, впоследствии, он чуть не нарушил психику племени Хаулий. Верно, он понимал, насколько это опасное мероприятие, поэтому он проговорил эти слова извинений. Но их реакция выводила его из душевного равновесия. Хадзиме было подумал, «Может, разозлиться как следует?», он медлил, и постепенно вернулся в свое обычное состояние.

Но Хадзиме отложил эти темы на потом, приблизился к Ригайну, направив дуло Грома ему в лоб.

-Что ж, пасть смертью храбрых или выжить и жить в позоре, что выберете?

После слов Хадзиме и медведи и зайцы посмотрели на него, не веря своим ушам. Судя по нынешней ситуации, он скорее должен был посмотреть на них как сквозь пальцы, а тут такое. Серьезный выбор, ничего не скажешь, Хадзиме был как всегда безжалостным и не умел сдерживаться по отношению к врагам. Кам и остальные в задумчивой меланхолии взглянули на него, тем временем думая «все-таки стукнулся об какую-то корягу…» Хоть прожилок на его лбу было уже не счесть, дальше оно не зайдет и через какое-то время все образуется.

Ригайн смотрел на Хадзиме, не скрывая удивления. Человек, так изменивший племя Хаулий, он ожидал, что он не будет проявлять ни капли милосердия.

-… Что все это значит, ты нас отпускаешь?

-Аа, вы можете в любое время вернуться, ага?

-Условия?

Так легко разрешить им пойти на все четыре стороны, поднялась невообразимая суматоха, никто кроме Ригайна не мог найти себе места. А сзади послышался такой тихий голосок: Попаду в эту голову сейчас, сразу убью двух зайцев… — Шия серьезно настроившись, перемещала взгляд со своего кузнечного молота и головой Хадзиме… Кам и остальные одобрительно зашушукались.
Настало-то время, когда Хадзиме был готов покарать их, а только что вздувшие вены лишь подтверждали это. Но он работал над собой, чтобы все образумилось.

-Перейдем к условиям. Придете в Фаи Белгаин и передадите кое-что старейшинам.

-…Сообщение?

Все еще на нервах, он гадал, какие условия тот поставит, раз выяснилось, что ему лишь надо было быть посланником. Однако следующее высказывание поставило его в тупик.

-За тобой должок.

-Кха?! Что?!

-Ну? Ну как тебе? Принимаешь мое предложение?

Так как он знал, что это значило, Ригайн нечаянно испустил стон. Хадзиме стоял и ожидал решения Ригайна. «За тобой должок» при отпуске врага целым и невредимым означало, что пробьет час, когда им придется расплатиться по счетам.

С выбыванием одного из старейшин, еще и потому, что они пропустили мимо ушей слова совета не приближаться к ним, при доставке сообщения им в руки, им придется без всяких условий ответить на любую его просьбу.

Если посмотреть на это дело объективно, то в случае с Джином и Ригайном, который жаждал мести, после факта, что их помиловали, их репутация у старейшин безусловно упадет. Их будут считать изгоями, презирающих совет и его членов.

Другими словами, выживание Ригайна и его подчинённых означало то, что они покажут слабость своего клана. Даже после пренебрежения решением старейшин, им приходилось еще и возвращаться с долгами на своих плечах. Хвастая, что они сильнейшее племя и потеряв при этом половину своих соплеменников… Как и сказал Хадзиме, они будут жить в позоре.

Хадзиме решил поднажать на свое наступление на Ригайна, который сейчас весь сморщился.

-Добавим к этому и то, что за смерть твоих приближенных ты несешь непосредственную ответственность, как и за сокрушительное поражение против Хаулий.

-Гууу

У Хадзиме была причина выставить такое требование. Само собой, это он не по доброте душевной так поступил. Просто ему не хватало подробных сведений о Семи Великих Подземелий, так что хоть Фаи Белгаина и была оторвана от остального мира, в ней могло быть кое-что, что ему пригодилось бы в будущем. Да и здесь были традиции, унаследованные основателем. Хадзиме полагал, что по пути туда могут возникнуть сложности, так что подстраховаться не было лишним.

Не на шутку взволновавшемуся Ригайну, Хадзиме продолжал подсовывать под нос дуло.

-Решай за 5 секунд. После я порешу всех вас один за другим. Быстрое правосудие. Разве это не основы лидерских качеств?

Хадзиме начал свою считалочку, раз, два, Ригайн запаниковал, в его котелок ничего не приходило.

-Да, да, понял. Хотелось бы, чтобы мы вернулись!

-Угум. Тогда иди давай, не задерживайся. Сообщение не забудь доставить. Придет время и если ты не ответишь на мой зов или посмеешь меня надурить…

Атмосферу разом заполнило кровожадная аура, вместе с физическим давлением. Явственно послышался чей-то сглатываемый звук.

Этот день положит конец Фаи Белгаину. Неважно, кто являлся его оппонентом, пока на нем метка должника, он, нет даже не должника, а отъявленного негодяя… Сзади послышался сдавленный выдох. «Спасибо боженьке. Это был обычный Хадзиме-сан» и “босс наконец-то пришел в себя!”, смесь всяческих охов и ахов облегчения, ну, пока что он может это стерпеть. Ему не хотелось разрушать ту обстановку, что он создал с таким трудом. Но кара божья еще опустится на их непослушные головы.

Теперь, когда их гордость  улетучилась из-за племени Хаулий, а Ригайн стал унижаться во спасение жизни своих сослуживцев, а сил протестовать у зайцев не было, так что они понуро поплелись домой. Может, если бы они подчинялись еще незрелому новобранцу, то они приняли бы поражение с достоинством. Но для Ригайна сейчас ситуация подразумевала то, что его власть в Фаи Белгаине исчезнет отныне и навеки. Возможно его просто засмеют. Но это еще мягкое наказание за то, что он пытался забрать чью-то жизнь таким несправедливым путем.

Племя медведей скрылось в тумане. Как только они ушли, Хадзиме повернулся к Шии и остальным. Понять его настроение никто не мог, так как он склонил голову вниз, атмосфера принимала причудливый оборот. Кам и остальные, чувствующие себя виноватыми за весь тот бедлам и безумие, что они натворили, были поглощены забалтыванием Хадзиме всяческими вещами, явно не замечая гнетущую обстановку. Только Шия пробормотала: «Что? Нехорошее у меня предчувствие…» — заливаясь холодным потом.

Хадзиме шатаясь, медленно поднимал голову. На его лице застыла радостная улыбка. Однако его сузившие глазницы-бойницы не выражали и тени улыбки. Наконец, поняв, что Хадзиме ведет себя совсем не присуще самому себе, робко поинтересовался.

-Б-босс?

-Да, как все серьезно обернулось, не так ли? В этот раз мне подумалось, что вина на мне. То, что вы тут начудили… Мне на ум приходят лишь то, что вы и тормоза стоите на одной ступени.

-Да нет, что вы говорите… Все из-за нашей незрелости…

-Не-не, знаете, все в полном порядке. Я же сам признался. Потому-то мне хотелось честно перед вами извиниться… Но как вы бурно отреагировали, а? Да, я все понимаю. Ведь обычное поведение, оно… Но, погодите, погодите… Это удушливое чувство, оно должно вырваться… Вы же прекрасно знаете, куда я веду?

-Н-нет. Мы немного…

Каму подумалось, » плохи дела“. Он в гневе. И Кам потел сейчас словно обежал вокруг мира и обратно, шаг за шагом  отступая. Может, племя вспомнило ту пору тренировок, так как все они разом заревели и захныкали.

В то же время, «мой шанс улизнуть!» — первая пришедшая мысль в путевую-непутевую головушку Шии, приготовив ноги к побегу, направив их в нужную сторону, а также прикрывшись ближайшим мужиком как щитом.

Но жизнь наша коварна…

БДАААМ!!!

Одна из пуль прошла мимо ног «щита» отскочив от брошенного на земле топора и врезалась в ствол дерева, еще раз отскочив и заехав Шии в зад.

-Хакия-я-я!

Один из скиллов огнестрельного оружия Хадзиме, красиво назывался «полигонный выстрел». Благодаря чему он и попал ей в «булки». Бесполезное умение для пушки, которое иногда не бывало таким бесполезным, как в начале казалось. Шия закричала подстреленной куропаткой, испустив «пиньо-о-о», подпрыгнув в воздух, чтобы упасть в довершении всего на землю, задом кверху. «Шууу» — задница дымилась как бешенная. Шия дергалась, изображая агонизирующее состояние.

Увидев эту короткую битву, Кам и остальные задрожали барашками. Мужик-щит держал свои шарики двумя руками, его глаза расширились в священном ужасе. Он поглаживал свою промежность, ведь пуля хоть и не попала, но звуковая волна от нее была ого-го.

Больше ничего не предпринимая, Хадзиме сунул свой Гром обратно в кобуру. Дьявольская улыбка снова показалась у него на лице. Завопив в ярости, он заявил во всеуслышание.

-Так, а теперь, становитесь, дети, в круг, каждый получает от меня по удару!

-Ваааа!

Словно мыши увидевшие стаю котов, они попытались убежать подальше отсюда. На весь Океан деревьев слышались гневные возгласы и отзвуки боли.

Единственный, кто остался безучастным в происходящем, была Шия с догорающей задницей.

-И когда же мы пойдем в Океан Деревьев?

Бормотания Юи, которая не принимала никакого участия во всеобщем веселье.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава» 

3 Comments

Добавить комментарий