Глава 34. Собрание старейшин

Они продвигались через плотный слой тумана, сопровождаемые Гилом, тигроподобным получеловеком, встретившимся с ними ранее.

Их путь лежал в Фаи Белгаин, они уже около часа шли, “они” это — Хадзиме, Юи, племя Хаулиа, Альфрерик и остальные полулюди. По-видимому, Зам, гонец, знал короткие тропы.

После небольшого блуждания, они вышли в место, где границы тумана четко рассеивались. Благодаря чему образовывалась дорога, напоминающая туннель, ведущая вглубь тумана. Если присмотреться, можно было увидеть кристаллы размером с кулак, втопленные в поверхность вдоль дороги, от которой исходил голубоватый свет. Похоже, он и рассеивал этот туман.

Альфрерик, заметив, как пристально Хадзиме смотрит на кристаллы, пустился объяснять.

-Этот кристалл назывался когда-то поглотителем фей. Мы так и не выяснили причину, но монстры как и туман не приближаются к нему на слишком близкое расстояние. Он использовался, чтобы окружить земли Фаи Белгаина и окрестных деревень. Хотя, по своей природе он очень схож с демоническими тварями.

-Угу. Тоскливо находиться в тумане все время. Я бы, живя здесь, как минимум бы развеял весь этот кисель, не дающий вздохнуть полной грудью.

Кажется, в городе, в Океане Деревьев тумана быть не должно. Это хорошие новости, ведь им предстояло просидеть целых 10 дней здесь. Юи этот туман вгонял тоску, услышав, что тумана там не предвидится, она радостно засияла.

В тоже время, их глазам предстали громадные врата, сделанные из широких деревьев, извивающиеся кверху так, что образовывали арку, тогда как размах створок был около 10 метров.  Естественная стена из деревьев было высотой под 30 метров. Она показывала все природное великолепие, свойственное стране полулюдей.

Гил подал сигнал полулюдям, стоявшим у ворот, двери чуть-чуть отворились, издавая при этом массивный звук.

Верхушки окружающих их деревьев пронзительно вспыхнули, ослепляя компанию. Похоже, им не удастся скрыть тот факт, что сюда заявились люди. Без Альфрерика им было бы несладко, на одной лишь поддержке со стороны Гила. Возможно даже такое, что старейшина сам к ним пожаловал, предвидя такое развитие событий.

После прохождения врат, им предстал совершенно иной мир. Здесь была куча деревьев с диаметром примерно в 10 метров, а внутри них содержалась чья-то обитель, а из открытых отверстий, выглядевших, как самодельные оконца, сквозил свет ламп. Десятки созданий сейчас разгуливали по коридору, хитро сплетенному из веток деревьев. На больших ветках виднелись похожие на лифт подъемные механизмы, а также имелся громадный водный канал, расположенный так, чтобы висеть между деревьев. Само дерево достигало высоту в 20 этажей.

Хадзиме и Юи с распахнутыми челюстями были полностью погружены в происходящее вокруг, восхищаясь великолепным городским пейзажем, тут же послышался странный звук, «гхым!». Они и не заметили, как Альфрерик пытался привести их в чувство от их затянувшейся прострации.

-Фуфу, глаза мне не врут, город Фаи Белгаин вам явно понравился.

Альфрерик сейчас светился от счастья. Окружающие их полулюди, включая Хаулий, тоже были горды успехами своей нации. Хадзиме завидев это, честно выразил свои самые положительные эмоции насчет открывающегося вида.

-Аа, это мой первый раз, когда я встречаю настолько красивый город. Климат здесь просто прекрасен, этот город в самом деле гармонирует с природой, дополняя ее.

-Мнеаа… Прелестно. – добавила Юи.

Услышав такие честные отзывы, без всякой фальши или излишней лестности, они, мягко скажем, опешили от такого. Это их сильно осчастливило, и хоть они и отводили глаза, бормоча «хмпф», их глаза и хвосты не могли скрыть их радости.

Жители Фаи Белгаина смотрели на Хадзиме и его отряд  с любопытством, и в то же время с пренебрежением, кто-то взирал на них с ненавистью, кто- то удивленно вращая глазами, ну а они продолжили свой путь в место, которое для них приготовил Альфрерик.

***

-Ага, значит, в испытании, что сделало магию эры богов доступной, говорилось и об игре богов.

В данный момент Хадзиме и Юи разговаривали с Альфрериком. Главными темами были «Освободители» и магия эры богов, о которых Хадзиме услышал от Оскара Оркуса, а также о том, что он пришел из другого мира и поставил себе цель пройти все 7 Великих подземелий, чтобы заполучить магию эры богов в свое распоряжение и благополучно вернуться домой.

Услышав о мире богов на лице Альфрерика не дрогнул ни мускул. Хадзиме это показалось странным и он спросил об этом мире, но ответом ему было «мир даже сейчас смотрит на полулюдей как на грязь под ногами». То есть, даже не разозлись бы боги, отношение к полулюдям не изменилось бы ни на йоту. Это место не было под покровительством церкви, также как и у жителей не было какой-либо веры.  Все почитали природу-мать.

После рассказа Хадзиме его истории, Альфрерик поведал им о законах старейшин в Фаи Белгаине. Негласным правилом было, что если к ним приходит тот, кто несет на себе герб 7 Великих Подземелий, который не проявляет к ним враждебности и нравится окружающим, то они могут провести его туда, куда ему надо.

Создатель Великого Подземелья «Халтийского Океана Деревьев» звалась Лулуо Халтина, она считала себя освободителем (хотя она не сказала, что из себя представляют освободители и кто они), и назвала имена своих товарищей. Немыслимое количество раз упоминалось, что племя, жившее до них, называлось Фаи Белгаин. Враждебности они не проявляли, и им сообщили, что те, кто проходят испытание, обладают незаурядными способностями.

Герб на кольце привлек внимание Альфрерика, как и на каменном монументе, на котором были выгравированы 7 гербов, прикрепленные к корню Великого Древа, именно такой герб он видел сейчас перед своими глазами, на кольце.

-Значит, я прошел проверку.

По словам Альфрерика получалось, что это и было причиной, почему им разрешили войти в твердыню полулюдей. К тому же не все полулюди знали эту историю, так что необходимо будет поведать им о ней в будущем.

Когда Хадзиме и Альфрерик уже заканчивали свой разговор, снизу раздался какой-то шум.  Хадзиме и остальные находились сейчас на самом верхнем этаже, тогда как Шия и племя Хаулий были внизу. Наверняка спорили сейчас с кем-нибудь по каком-нибудь пустяковому поводу. Хадзиме и Альфрерик переглянулись, и оба разом встали.

Внизу они увидели медведеподобного получеловека, тигроподобного, лисицеподобного, получеловека с растущими из-за спины крыльями и даже волосатого, гномовидного низкорослого получеловека, в беспокойстве, смотрящем сейчас на племя Хаулий. В углу комнаты, Кам отчаянно прикрывал собой Шию. Похоже, что им набили морды, так как их щеки распухли.

Хадзиме и Юи спустившись сверху грозным взглядом посмотрели на творящееся тут безобразие. Один из полумедведей неуверенным голосом проговорил.

-Альфрерик… Сволочь, что все это значит. Почему ты пригласил сюда этих людишек?  Еще и этих зайцев. Проклятый ребенок в этом месте… В зависимости от твоего ответа, я могу лишить тебя должности Старейшины в совете Старейшин.

Казалось, он пытался на ком-то отыграться и вымести свой гнев.  Его сжатые кулаки дрожали, типично для полулюдей то, что в людей  они видели заклятых врагов.  К тому же позвать сюда и племя Хаулий, которые тайно прикрывали проклятого ребенка. Тут уж не только полумедведи, но и остальные полузвери впились в Альфрерика.

Но Альфрерика этим было не запугать.

-А что, я всего лишь следовал традициям. Все вы старейшины своих племен, разве вы не должны были трезво осмыслить происходящее?

-К черту традиции! Разве они не просто вымысел? Даже после основания Фаи Белгаина, не одна из этих традиций так и не исполнялась!

-Значит, это будет первым разом. Это все. Раз вы старейшины, то последуете традициям. Таков закон. Мы те, кто занимаем места старейшин, так почему нам пренебрегать законом.

-Ты хочешь сказать, что эти незрелые людишки достаточно обучены! Словно настолько сильны, что с ними лучше не враждовать!

-Так и есть.

Альфрерик ответил слишком туманно. Полумишки не могли поверить его словам и возрились на Хадзиме.

В Фаи Белгаине старейшинами становились только самые умелые, сам Совет, по-видимому, представлял Орган управления, способный решать любые вопросы, касательно страны, где сами старейшины выносили приговор, наподобие суда. На текущий момент здесь собирались нынешние старейшины. Однако их взгляды расходились в том, как они видели традиции.

Альфрерик был тем, кто глубоко чтил традиции предков, тогда как у остальных старейшин складывалось немного иное мнение о них.  Альфрерик был выходцем из лесного племени, даже среди полулюдей, они считались долгожителями.  Если память не изменяла Хадзиме, то срок их жизни составлял 200 лет. От чего выходило, что разница в возрасте радикально меняла ценности жизни между ним и остальными присутствующими здесь. Просто для справки, период жизни обычного получеловека равен сотне лет.

По этой причине остальные старейшины не могли вынести дух людей и преступных зайцев в их логове.

-…Тогда дай тебя проверить, парень!

Сказав это, он молнией ринулся к Хадзиме. Из-за такого неожиданности действия, остальные ничего не успевали предпринять. Как и Альфрерик, который не мог учесть эту атаку, широко раскрыл глаза в удивлении.

За мгновение он оказался в его поле зрения, мужчина, ростом два с половиной метра ростом с мощными руками, обвитыми жгутами мускул, взмахнул своей лапищей в сторону Хадзиме.

Даже среди полулюдей, медведелюди превосходили остальных в плане грубой силы и выносливости. Это лапа была способна разломать здоровое дерево пополам, разрушение, вот что выделяло его и его племя. За исключением Юи и племени Хаулий, остальные уже представили, что от Хадзиме осталось мокрое место или на худой конец груда мяса.

Однако в следующий миг они остолбенели от невиданного зрелища.

ДЗАН!

Кулак опустившийся вниз и встретивший сопротивление был схвачен и остановлен левой рукой Хадзиме.

-… Какой вялый удар. Однако намерение убийства я ощутил. Так ты готов, как я понимаю?

После сказанного Хадзиме подвигал своей искусственной рукой, добавляя в нее магию, чтобы усилить хватку. Звук раздробленных костей полумишки разнесся вокруг. Чувствуя предстоящую беду, получеловек в отчаянии  пытался разорвать дистанцию между ними.

-Гууу. Отпусти!

Хоть он и отчаянно тянул руку, Хадзиме, примерно в пол его размера, не сдвинулся ни на дюйм. Вообще-то в это время Хадзиме трансформировал металлические пластины на башмаках в шипы, которые пробуравили землю, чтобы обеспечить уверенную стойку, а получеловек, не зная этого, думал, что перед ним неподвижный дуб Хадзиме.

Хадзиме молча долил еще магии, его хватка усилилась еще больше.

Кранч!

-Гх?!

Хруст костей шел из руки получеловека. Вскрика слышно не было — старейшина по праву являлся старейшиной. Но даже так, Хадзиме не собирался его жалеть. Он отбросил обмякшую кисть полумедведя и поменял стойку, сделав полшага вперед правой ногой.

Его ныне свободная левая рука сделала порывистое движение, походившее на удар из каратэ, после чего Хадзиме высвободил толчок прямо в грудь получеловека.

-Лети.

Бадам!

Его «мощная» рука активировалась и с небольшой задержкой из нее вырвался выстрел. Синхронно с этим  был сгенерирован толчок из части локтя, откуда вылетела, запорхав в воздухе гильза. Кулак, сам по себе мощный, был ускорен этим разрушительным толчком.

Кулак, использующий весь потенциал механизма по максимум чтобы придать сокрушающую мощь удару, сейчас долбил живот полумедведя без всякой жалости, в то же время генерируя электрические волны и просто снося животину с места. Полумишка, физически не успевающий закричать, согнулся пополам и исчез в новом проломе стены. Через какое-то время послышались вопли откуда-то из-под земли.

Сейчас Хадзиме продемонстрировал эффективность дробовика, стреляющего из локтя. Толчок осуществлялся посредством рикошета картечного снаряда, встроенного тут же, а еще при использовании Паралича он мог воспользоваться им, чтобы обстреливать врагов со спины. Сейчас был задействован встроенный двигатель, отчего его рука показывала всю свою ужасающую мощь.

Пока остальные приходили в себя от увиденного, неспособные произнести ни слова, в то же время послышался звук ЧЖАК! исходящий из его хитрого приспособления, сам Хадзиме сейчас смотрел на старейшин с намерением прикончить любого из них.

-Враги ли вы мне?

После этих слов никто не решился кивнуть.

После того как Хадзиме отшвырнул получеловека-полумедведя, Вмешался Альфрерик, примиряя стороны от дальнейших разногласий и прерывая веселый боулинг Хадзиме.  Внутренности полумишки были всмятку, имелся перелом кое-каких костей, но главное — жизнь, была вне угрозы. Использовав самую дорогостоящую медицину из возможных (деньги улетали только так). Тем не менее, его жизнь как воина была закончена…

В данный момент, старейшина Зелл из племени тигроподобных, Мао из крылоподобных, Руа из лисицеподобных и Гуз из племени землекопов вместе с Альфрериком из лесного племени сидели напротив Хадзиме. Юи и Кам сидели рядом с Хадзиме. Ну а Шия не сидела, а стояла позади него, придавленная, среди толпы зайцев ее родного племени.

Лица старейшин, не считая Альфрерика выражали крайнее напряжение, наверное, собрав все напряжение вокруг на себя, черты их лиц стали жесткими. Джин, получеловек-полумедведь, чье мастерство боя было на первом или втором месте, не мог прийти,  ведь его чуть ли не мгновенно не прибили,  впоследствии чего, его руки и ноги  были так повреждены, что не могли использоваться по назначению.

-Ну что? Что вы собираетесь с нами сделать? Мне всего лишь надо под Великое Древо, если вы не будете путаться под ногами, я оставлю вас в покое…  К вашему сведению, в пылу сражения, я неспособен различать, кто союзник, а кто враг. Я не настолько добр, знаете ли.

Услышав слова Хадзиме, старейшины замерли.  Они уже поняли, что он был готов в любой момент развязать войну с полулюдьми и от своего не отступится.

-Во благо нашего неразумного друга, есть ли возможность построения дружеских отношений между нами?

Проскрипел Гуз,  выглядя сейчас поникши, убито и окончательно истощенно.

-Ха? Что ты сказал? Разве тот медведище не с явным намерением убить на меня набросился? Я ему лишь сдачу возвращал. Выходить против меня с самого начала было ошибкой с его стороны, может, так я ему хоть мозги вправил?

-Ты! Джин! Джин думал лишь о благе нашей страны!

-Ага, значит, он может преспокойно убивать первого встречного даже не обговорив детали, прикрываясь этим намерением?

-Э-это так! Но!

-Вы, кажется, где-то не туда свернули. Я жертва, а медведь обидчик. Вы, старейшины, разве не осуждаете преступления? А сейчас, один из вас, допустил ошибку, я правильно все улавливаю?

Гуз скорей всего ладил с Джином. Может, в мыслях он и понимал, что Хадзиме был прав от и до, но принять этого не мог. Но включать сюда еще и дружбу, Хадзиме не собирался.

-Гуз, понимаю, что ты чувствуешь, но оставь это уже. Он дал дельный ответ.

Получив замечание от Альфрерика, Гуз попытался встать, но «Бубух!», шмякнулся обратно, кривя лицо. Сейчас он угрюмо замкнулся в себе.

-У этого мальца, один из гербов, его способности позволили ему пройти Великое Подземелье. Должен признать, у него есть те качества, что были описаны в традициях.

Сказавший это, был старейшина Руа, из клана лисиц. Он своими глазами-бойницами посмотрел на Хадзиме, затем бросил взгляд на старейшин, спросив, что они думают.

Чувствуя на себе его пристальный взор, Мао, из крылатых и Зелл из тигров не были уверены, правильно ли они поступают, но дали свое согласие. После всеобщего обсуждения, Альфрерик поведал Хадзиме  к чему они пришли.

-Хадзиме Нагумо. Мы, совет Старейшин, признаем тебя, как личность, выбранную традициями. Поэтому наш совет постановил вердикт, не вставать у тебя на пути… Настолько, насколько это возможно, я не допущу, чтобы они и пальцем тебя тронули… И все же…

-Ничего в этой жизни не абсолютно… Да?

-Аа. Ты уже знаешь, что полулюди видят в людях лишь плохое. Откровенно говоря, презирают их. Существует возможность, что кто-то вставит тебе палки в колеса, невзирая на угрозу старейшин. Особенно племя буйного Джина, племя медведолюдей, их гнев не так-то легко подавить, так что очень даже может быть, что именно они будут первыми. Тем более, Джин довольно известен…

-И?

Выражение лица Хадзиме даже после слов Альфрерика ничуточки не изменилось. Что было — то прошло… Он лишь сделал то, что посчитал нужным, это читалось в его глазах. Альфрерик понимал это, отвел взгляд назад.

— Хочу пощадить тех, кто на тебя набросится.

-… Ты говоришь мне расслабиться и позволить им себя покромсать?

— Да. Можешь ли ты поубавить свою силу?

— Если это будет кто-то уровня того мишки, то не могу сказать наверняка.  Однако на убийства друг друга я не могу смотреть сквозь пальцы. Хоть я и понимаю ваши чувства, я не могу привести все к тому, чего вы добиваетесь. Если вы не хотите смерти сородичей, то, серьезно вас прошу, сразу же их останавливайте.

Это он зарубил себе на носу еще в бездне, оценочное восприятие «убивать или не убивать» зависело от того, насколько прочно образ врага закрепился в его голове. Даже не осознавая последствия своего выбора, убийство другого могло в любой момент произойти. Если он хоть на секунду даст им послабление, то даже загнанная в угол мышка сможет смертельно ранить кошку. Поэтому, принять предложение Альфрерика Хадзиме не мог.

Но тут вмешался Зелл из тигриного племени.

-Тогда, мы отказываемся сопровождать тебя до Великого Древа и под него. Хоть мы следуем традициям, нет смысла показывать путь тому, кто нам не нравится.

Услышав такое заявление, Хадзиме почувствовал, что его дурят по-черному. С самого начала он оставил это дело на клан Хаулий, они его должны были провести, он и не искал помощи от кого-либо из Фаи Белгаина. Да, даже они это должны были знать. Однако следующие слова Зелла все прояснили.

-Я не думаю, что племя Хаулий сможет тебя провести. Они преступники. По правилам Фаи Белгаина они будут осуждены надлежащим образом.  С этого момента, ваши пути расходятся. Их преступление – укрытие проклятого дитя, имеющего такую же силу, что и демонические твари. А это ставит под угрозу благосостояние Фаи Белгаина. Собрание старейшин постановил, что их ждет смертная казнь

Шия дрожала от страха, услышав слова Зелла, тогда как Кам и его племя отрешенно смотрели перед собой. Даже сейчас, никто не винил Шию,  настолько глубоки были их чувства к ней.

-Достопочтенные старейшины! Как-нибудь, хоть как, пожалуйста, отпустите мое племя! Прошу!

-Шия! Прекрати! Мы были готовы к этому. Это не твоя ошибка. Никто не хотел оставаться в живых после того, как нашего члена семьи у нас отберут. Это множество раз обговаривалось племенем. Ты не должна о чем-либо волноваться.

-Но, отец!

Хоть Шия отчаянно молила его, распростершись на полу, от Зелла она так и не услышала ни слова.

-Все уже решено. Все племя Хаулий будет казнено. Хотя если бы ты не бежала из Фаи Белгаина, все бы закончилось лишь штрафом за укрывание проклятого ребенка.

Шия ревела, а Кам и остальные ее успокаивали. Раз это был решено в собрании старейшин, значит так тому и быть. Остальные старейшины отмалчивались. Возможно, потому что это был проклятый ребенок, скрытие которого для Фаи Белгаина представляло непосредственную угрозу, утяжеляя их преступление. А семейные чувства лишь усугубляли обстановку. Ироничная история.

-Вот так вот. Ставя жирную точку под выше сказанным, каков теперь будет ваш путь к Великому Древу? Или вы оставите на волю судьбы свои поиски?

Зелл твердил им это еще раз, говоря, что им придется принять это, даже если они не хотят. Другие старейшины также не вымолвили ни слова. Однако Хадзиме, не показывая ни капли горечи, произнес ему в лицо, как будто это было как два пальца.

-Ты идиот что ли?

-Ч-чего!

Зелл поднял на него глаза  после такого вывода Хадзиме. Шия и ее племя одновременно с этим тоже посмотрели на него. Юи, уже зная, что Хадзиме задумал, выражала полное с ним согласие.

-Как я и сказал, ваши обстоятельства и решения меня не касаются.  Если вы хотите у меня их забрать,  значит, вы, так или иначе, стоите у меня на пути.

Хадзиме глядя на старейшин, положил руку на голову Шии.  Она удивленно на него посмотрела.

-Если вы заберете их у меня… Надеюсь, вы готовы к последствиям.

-Хадзиме-сан.

Хадзиме объяснял им на пальцах, что он не потерпит кого-то преграждающего его путь. Во спасение племени Хаулий, он мешкать не будет, и начнет войну против Фаи Белгаина, если потребуется против твердыни полулюдей, главный их оплот, которая сейчас  угрожающе «смотрела» прямо на Шию, у которой и без того сердце было в пятках.

-Ты серьезен как никогда, верно?

Альфрерик остро посмотрел на Хадзиме, не допуская никакой лжи.

-Естественно.

Но Хадзиме этот его взгляд никак не потрясал. Его непререкаемое решение было вынесено им же. Этот мир не заслуживает его уважения, а те, кто ему препятствует, не получат от него прощения или каких-либо уступок. Это он решил еще в бездне.

-А что если я скажу, что ты получишь эскорт Фаи Белгаина?

Казнь племени Хаулий была окончательным решением совета старейшин. Но она приведет к необратимым последствиям, если все обернется угрозой Фаи Белгаину.  И в будущем, сопровождение не могло служить преимуществом, так как они вполне могли атаковать Хадзиме и его отряд, ведь воля старейшин непререкаема. Поэтому Альфрерик делал встречное предложение. Однако Хадзиме не делал поблажек, и торговаться более не собирался.

-Не заставляй меня говорить это снова. Мои проводники — Хаулии.

-Скажи мне свою причину, почему ты так к ним привязался. Если ты всего лишь хочешь пойти к Великому Древу, то любой может быть твоим проводником.

По словам Альфрерика, Хадзиме понял, что все труднее, чем кажется, а Шия в то же время посматривала на него. Шия все смотрела на него, как их глаза встретились. Она услышала, как ее сердце бьется. Хоть их глаза встретились лишь на долю секунды, пульс Шии резко вскочил.

-Я им обещал. Я им помогу в обмен на сопровождение.

-…Обещание. А ты не думаешь, что оно уже исполнено? Ты разве не защитил их от демонических созданий каньона и имперских солдат?  Значит, дело не постоит за наградой для нашего героя. А это не проблема, если тот, кто вручает тебе награду, будет иной личностью.

-Тут возникает нестыковочка. Я заверил их, что они будут в безопасности, пока они меня проводят до точки назначения. Только потому, что на горизонте появилась  альтернатива получше, я не могу отказаться от них и заменить, это будет…

Хадзиме прервался, посмотрев на Юи. Юи тоже на него взглянула, слегка улыбнувшись. Услышав его ответ, Альфрерик пожал плечами, криво улыбнувшись.

-Просто это не круто, да?

Атака исподтишка, со стороны, обманчивая, трусливая атака со спины, ложь во спасение, блеф. Убивая, Хадзиме не считал, что это все неправильно. Чтобы выжить, надо совершать и такое.

И все же, именно поэтому, больше чем убивать друг дружку, Хадзиме хотел сохранить свою честь. Если ее не будет, он будет не более, чем отбросом. Хадзиме также мужчина. Для девушки, встреченной им в бездне, он хотел подвести черту, показать себя, и не показывать нечестивое поведение со своей стороны больше, чем этого требуют обстоятельства.

Может, понимая, что Хадзиме в этот все осмысливает и взвешивает, Альфрерик выпустил глубокий  вздох. Лица других старейшин выражали один вопрос — что им делать дальше?  На какое-то время их всех окутала тишина. После чего, Альфрерик предложил, с уставшим лицом.

-Тогда, давайте условимся, что они твои рабы. По закону Фаи Белгаина, те, кто пропал извне Океана Деревьев и не вернулся обратно, и  тех, кого поймали  и заключили в рабство, считаются погибшими. И хоть у нас есть шанс победить, благодаря туманному сокрытию в Океане Деревьев, снаружи, люди использующие магию положат нас на лопатки. Посему мы считаем их погибшими, чтобы никто не последовал за потерпевшими, распространяя вред еще больше… Те, кто считаются мертвыми, не могут быть казнены!

-Альфрерик! Это просто!

Это был явный софизм. Естественно, лица старейшин после такого представляли букву зю.  Зел непреднамеренно облокотился вперед, подавая знаки протеста.

-Зелл, ты должен понимать. Этот парень показал свою силу. Если казнить племя Хаулий, он станет нашим врагом.  В таком случае, сколькими придется пожертвовать… Как старейшины, мы должны избежать такой угрозы.

-Но, что будет, если узнают жители! Если слухи, что мы злоупотребили властью и отпустили проклятое дитя разлетятся,  тогда доверия к нам, старейшинам, будет загублено или вообще утрачено!

-Однако…

Другие старейшины влезли в спор между Зеллом и Альфрериком, место стало местом пререканий.  Вполне естественно, что приняв во внимание фактор риска, затем просто-напросто решив ее не казнить, было нелогичным и не легким решением с их стороны. Превосходство старейшин будет раз и навсегда утеряно. А за этим последуют слухи об одобрении их освобождения со скрытыми мотивами.

Тут же в их спор влез Хадзиме, не читая настроение толпы.

-А-а-а, может сейчас не самое подходящее время это говорить, но не поздновато ли вы спохватились, что упускаете вы из виду не только Шию?

Услышав его слова, старейшины все разом воззрились на него, спрашивая, куда он клонит.

Хадзиме засучил рукав своей правой руки, затем проделал прямое управление магией. При этом, на коже его правой руки проступили красные линии. Вдобавок ко всему, оттуда показались искры, все благодаря его покрытию молнией.

Глаза старейшин расширились в изумлении. Магия воплотилась в действие, без каких-либо магических кругов, что их вогнало в состояние ступора. Они думали, что он мог победить Джина лишь потому, что его искусственная рука являлась артефактом.

-Я такой же как Шия, непосредственный управляющий магией, могу применять и уникальную магию. Еще у нас есть Юи. Ее вообще можно назвать монстром. Но не ваши ли традиции говорят, кем бы не была личность, не проявляй к ней никакой агрессии? Согласно вашему закону, вы должны закрыть глаза на этих монстров. Однако для Шии уже слишком поздно.

Хоть и старейшины пребывали какое-то время в прострации, через некоторое время они зашептались друг с другом. Похоже было, что они пришли к предложению, сказанным Альфрериком. С тяжелым вздохом, который снес бы все вещи на столе у какого-нибудь офисного планктона, он вынес волю старейшин.

-Хаааааа, было постановлено, что проклятое дитя племени Хаулий, Шия Хаулия, принадлежит Хадзиме Нагумо, который также является проклятым дитя. Так как проверку Нагумо Хадзиме прошел, мы не будем враждебны к ним, но вход в Фаи Белгаин и принадлежащие ему земли им строжайше запрещен. Тот, кто поднимет руку на Хадзиме Нагумо берет свою жизнь под свою собственную ответственность… Точка. Кто-нибудь хочет еще что-либо добавить?

-Ну, пока я могу добраться до Великого Древа эти условия вполне подходят.  Эти ребята — мои проводники. Раз проблем нет…

-Да… Тогда поторопитесь и уходите. Хотя наши сердца обливаются кровью от мысли, что мы не сможем принять с почетом того, кто успешно прошел испытание как говорится в наших традициях, которые наконец-то исполняются.

-Не обращайте на это внимания. Сколько раз я слышал подобных замечаний, чепухи и пафоса, меня это уже не берет.  Хотя то, что вы приняли столь рациональное решение, безусловно достойно моего уважения и моей же благодарности.

При словах Хадзиме Альфрерик убито усмехнулся. Остальные старейшины имели не лучший вид, сейчас полностью выжатые и с горькими минами на лице. Но больше всяческих обид и скорби, они говорили ему «просто иди уже!». Поняв это, Хадзиме мог лишь пожать плечами, поторопив Юи, Шию и ее племя, чтоб выходили.

Хоть Юи и не показывала эмоций до самого конца, слушая все их беседу и не сказав ни слова, она твердо стояла на своем, выступая за Хадзиме.

Однако Шия и ее племя все не могло прийти в себя и поверить, что это всамделишно, было похоже, что в их теперешнем состоянии глубокого потрясения встанут они не скоро. Мгновением ранее они готовы были умереть, а сейчас смерть миновала их, превратившись в милосердное изгнание. «Э, а нам точно можно вот так уходить, не положив голову на плаху?» — вот тот вопрос, что у них сейчас  безостановочно вертелся в голове.

-Ау, когда вы снизойдете с облаков мечтаний на землю? Пора сваливать отсюда, да поживее.

Услышав слова Хадзиме, они наконец-то поднялись в спешке, и Шия со своим племенем последовала за Хадзиме, уже вышедшим наружу. Альфрерик и старейшины послали их… К вратам.

Шия спрашивая Хадзиме, прошептала.

-Ум, а это нормально для нас, оставаться в живых?

-А ты разве не слышала секундой ранее?

-Хоть и слышала… Это кажется столь  далеким от реальности, то, что они вынесли вдруг  такое решение… Чувствую себя, как будто это иллюзия происходящего…

Ее потерянное выражение лица разделяло и ее племя Хаулий. Все потому, что для полулюдей, приговор старейшин беспрекословен. Юи заговорила с Шией, растерянно озиравшейся по сторонам от недоумения.

-Все нормально, можешь радоваться по этому поводу.

-Юи-сан?

-…Хадзиме тебя спас. Это правда. Можешь это принять как должное и бурно показать свои эмоции.

-…

После ее слов, Шия выпятилась на Хадзиме, подошедшего к ней. Хадзиме пожал плечами, смотря вперед.

-Ну, обещание же.

-У-у-у…

Плечи Шии задрожали. В обмен на сопровождение до Океана деревьев, Шия и ее племя было под его надежной защитой. Это было то обещание, которое Шия в отчаянии условилась, чтобы он сдержал.

Изначально она уже видела будущее, где Хадзиме спасает ее и ее семью. Но то будущее не было завершенным. В зависимости от выбора Шии, оно могло сильно отклониться. Поэтому-то Шия так воодушевленно пыталась заполучить помощь Хадзиме. Другие отряды являлись также людьми, но они презирали полулюдей, и у Шии не было ничего, что она могла бы предложить взамен. Ее товаром была она сама как «девушка» и ее особая способность.  Но так как оно легко могло быть отнято, она чуть ли не ревела, не зная, что делать.

Каким-то образом она смогла получить свое обещание, и разговаривая с ними по пути, она чувствовала, что Хадзиме выполнит его, он смотрел на нее иначе, по-доброму, в ему свойственной манере.  Хоть она и была получеловеком, резки, ненавистных взглядов с его стороны она не ощущала. Это она ощущала каким-то неведомым ей чувством, это не было тем, на что она уверенно могла положиться.  Даже несмотря на то, что она поддалась тревоге, она была готова положиться на того, кто сдержит обещание ее защиты, кем бы он не был, пусть даже человеком. Вообще, когда он начал биться с имперскими солдатами, у нее камень с души упал.

Но сейчас, даже зная, что с ней Хадзиме, ситуации была в корне иная, отличная от той, связанной с Империей. Сейчас это было то же самое, что пройти против всей расы. Тем более не увиливая от обещания защитить их. Хотя теперь, как и сказала Юи, пока с ними Хадзиме, Шия и ее семья как за каменной стеной.

Уже какое-то время ее голова тряслась, как подорванная, а сердце выскакивало из груди. Лицо было горячим, загадочный импульс прыгал вверх-вниз, словно что-то застряло у нее в горле. Радость ли это, потому что семья в безопасности или же…

Шия попыталась следовать совету Юи и быть счастливой и довериться своему внутреннему порыву, чтобы все было как можно лучше.  Вот оно, она прилипнет со всей силы к Хадзиме!

-Хадзиме-с-а-ан! Спасибо тебе большое!

-А?! Что так внезапно?!

-Му…

Я от вас ни на шаг, даже новые синяки не разделят меня от вас!  — вот что сейчас хотела сказать Шия, сжавшись лицом к плечу Хадзиме, и трясясь за ним.  Она расслабилась, и ее щеки залились розовым от этого.

Юи увидев это, сварливо зарычала, ее настроение сразу стало ниже плинтуса. Она сама держалась с Хадзиме за руки, ничего особенного.

Увидев, как Шия взрывается от эмоций, веся на Хадзиме, племя Хаулий наконец осознало, что они унесли свои шкурки в целости и сохранности, и тоже стали ликовать по этому поводу.

Старейшины смотрели на них с тяжелыми чувствами на душе. Многие, отворачивали взгляд в ненависти или с неудобства.

Хадзиме понимал происходящее как никто другой, отчего зловеще улыбался, совсем недавно он избежал сравнивания кое-какой территории с землей, а это многого стоило.

«Предыдущая глава |МенюСледующая глава» 

Добавить комментарий