На руинах Заброшенного Дома

× × ×

Меня зовут Саша. По мнению одноклассников — весельчак, иногда считаюсь душой компании, друзей у меня не то что много, сказал бы хватает.

Старшая школа. 10 класс.

К счастью мне не пришлось переходить в новое учебное заведение, потому я остался вместе со своими друзьями.

Прошло с того момента много времени.

Много чего произошло, но одно событие мне сильнее запало в душу чем прочие. А случилось оно где-то на четвертом месяце обучения.

 

× × ×

— Здравствуйте. Я, Катя. По отцовской линии русская, а по материнской — японка. Здесь совершенно недавно. Это все. — спокойный, без эмоцианальный голос серо… Нет, беловолосой девушки с голубыми глазами, перешедший из школы какого-то неизвестного мне провинциального города Японии.

Все, что мы тогда и сейчас знаем было сказано только со слов учителя.

Лишь ту информацию и всё. Остальное — покрыто толстый слоем непробиваемой тайны, которую мне, как и многим в тот момент хотелось узнать.

Легкое сиреневое платьеце, туфельки, словно балетки — красивый наряд, не запрещаемый школьными правилами. Она всегда в нем, даже когда начинается урок физкультуры. Не идет на него, а отсиживается в сторонке, изредка наблюдая за остальными.

Всегда. День за днем. В одном и том же месте. Одна.

Одна…

Это самый главный факт, характеризующий её в нашем классе. И если брать помасштабнее, то в школе.

Я пытался с ней заговорить, но как только подходил, то не мог произнести ни «привет», ни «как делала?», ни «что делаешь?» — абсолютно ничего. Спертый воздух вышел из моего рта, не испуская следующих зв этим никаких фраз.

Лишь подходил и вблизи смотрел на неё, а она не часто поднимав взгляд с прижатых к груди колен, на меня — свои печальные глаза, и уже затем чуть не мгновенно обратно опускала их к ногам.

Будто говорила этим: «Зачем ты безнадежно пытаешься заговорить?» — а я хоть и понимал этот ясный смысл её действий, но продолжал на следующий день пытаться завести с ней диалог, и так далее.

Бесполезные попытки, почти не несущие смысла.

Иногда заставал её одну, лежащую на парте. Все бросали мимолетные взгляды на девушку. Никто не хотел попытаться подружиться с ней… Кроме меня. Все просто забили на нее, после одного резкого отказа.

‘ — Слушай. А пойдешь с нами в кафе? Поси… — белокурая ровесница с большими синими глазами, надетыми на них очками с черной оправой. Позади неё стояли друзья, также пытавшиеся завести диалог с новенькой…

— Мне это, и другие занятия вовсе не интересны. Можете больше не звать с собой. — но все их дружественные потуги разбились оскалы её безразличия. На секунду посмотрела на них своим закоренелым взглядом, а затем снова глаза в никуда.

Я тогда находился у входа в класс.

Это меня не то что удивило, а поставило в ступор.

Нисколько не спокойный ответ. В его равнодушии отчётливо читался печальный мотив, причины которого мне не были ясны.

— Как хочешь — натянутая улыбка в ответ, и опечалиный уход с друзьями.

Первый и последний её разговор с одноклассниками.

Первое её нестандартное поведение с людьми.’

С того дня она больше не сказала ни слова, и никто больше даже не пытался хоть одной фразой перекинуться с ней.

Был, я, неуверенный человек, но просто молчал.

День одиночества — время первого знакомства.

 

× × ×

— Саша? А, Саша? — обратился ко мне мой друг, по кличке «Кей». Уже не помню, как к нему закрепилось такое обращение. — Зачем ты пытаешься с ней заговорить, ведь видишь, что она тебя просто игнорят?

Его забота обо мне — то чего всегда не хватает от друзей. Как ни крути, а он постоянно меня подбадривает, зачастую своими насмешками, но всегда в них не скрываться смысл «оскорбить меня» нет.

Просто он такой человек. Не может говорить серьезные вещи, в обычный манере. Всегда что-то важное доносит до меня с помощью разных шуток.

— Не совсем так — парировал я сказанные им слова — Она, когда лежит или сидит на парте, а кто-либо проходит мимо нее, то Катя никогда ни на кого не смотрит. А когда подхожу я, всегда хоть разок, но посмотрит на меня. Надежда теплиться всегда — и раз она есть, даже если её немного, то почему бы не воспользоваться её. А, Кей?

— Чертов логик – ненавижу в тебе это. Ведь и не скажешь, что ложь. – унесенный своими словами, он развел руками в стороны —   А вдруг ты ей нравишься, также как и она тебе?

— Т-ты что несешь?! Просто хочу с ней подружиться! — от неожиданности воскликнул я. — От неё все отвернулись, но я так не поступлю…

На лице Кея появилась злобная ухмылка, а через пару мгновений она сменилась его повседневным выражением лица, по которому точно сказать нельзя – серьезно он веселиться или пытается что-то скрыть.

— Добряк ты, Саша. – протяжно выдохнул Кей. — Ну давай, чего стоишь? Смотри, она уже там сидит и ждет тебя.

Кей, толчками подгонял меня к углу с длинным цветком в горшке и к ней, вновь сидящей прижав колени. С тем же угрюмым лицом. С вечной тоской, не составляющей девушку никогда на едине с собой.

—Не толкай! Иду!

Он остановился,, а я неуверенно зашагал к ней.

В общем, как и всегда.

Шум и веселый гам разносился по всему спортзалу. Восторженные воскрики наших волебойлисток, уставшие вздохи пары баскетбалистов; и простых разговоров обо всем, что можно, а она…

Ничего — тишина, покой, грусть одиночества. Будто её место отделено от прочего мира. Как и сама она.

«Вух! Ты сможешь!» — вдох-выдох; хлопки по лицу; попытки придать себе мужество в общение.

— П-ппприивеет! — исказив лицо в неприятной улыбке, да заикясь пытался «уверено » начать диалог.

— …

Она молчит, даже не повернулась в мою сторону.

«Стесняется, наверно. Еще раз!»

— К-как дела? — уже более внятно сказал я.

— …

Вновь тишина. Полный игнор? Нет, рано сдаваться!

— А я вот буду сидеть рядом, пока не заговоришь со мной! — поступив слегка нагло, рядом расположился с ней…

— …

Опять… Ничего…

Пол был холодный и так каждый раз. Как она еще не заболела? От такого извечного сидения на ледяном полу несложно насморк заработать.

И это как минимум.

Рядом с ней, я будто приобщился к образу одиночек. Начал ощущать то, что «значит одиночество».

Мерзкое оно. Девушка сама его выбрала. А я хотел её оттуда вытащить, и потому, чтобы сделать это попытался стать на время такой же, как она. И знаете?

Мне сразу захотелось вернуться к привычной жизни. Уж больно тошно стало от этого. Все моё сознание мне твердило отступить.

Но сам я этого не хотел.

Прошла минута молчания. За ней вторая, третья.

Движение.

Она встала и и направилась в другой угол. Без слов предупреждения или чего-то с этим схожего — просто взяла и ушла, оставив меня одного удивляться данной ситуацией в совершенно безлюдной тени…

Оставив, в похожем на её состояние.

Одного, печального, и казалось никому ненужного.

 

 

× × ×

— Ну что, Ромео… Не получилось? Так и знал, что будет игнорировать! Сколько попыток и результат вот такой большой и круглый-круглый ноль – показав руками, сказанную им цифру, с легкой усмешкой произнёс он!

— А это вовсе не конец! — яростно фыркнув, я отправился опять к тому месту, словно обособленном от остального мира.

К излюбленному Катей уголку в спортзале.

Громкие шаги не заставили её отбратить на меня внимание. Остальные хоть разок, но с тревогой глянули на этого «чудака», что не оставил попыток подружиться с не менее «обычной» девчонкой, а затем приступили вновь ко своим делам.

Раз-Хоп, и вновь сел рядом.

Она не медля, встала и пошла к другому углу, а я за ней, повторяя шаг за шагом, соблюдая одинаковый ритм, и казалось, что мы с ней будто бы стали единым организмом – синхронные движения, и сердца, бьющиеся в унисон.

Даже сейчас она осталось равнодушной, и не посмотрела на меня.

Солнце озарявшее нам дорогу, сопровождало на каждом кругу по залу. На первом, втором и уже сбитом со счета числу.

И конечно же это не осталось без внимания. Так как в это время по классу пошли мелкие переговоры:

— Что это он за ней ходит?

— Может он к ней подкатывает?

— Это, точно, её парень!

— Тогда ясно почему Катя к себе никого не подпускает — ревнивый он.

— Даже девчонок! Тиран, а не парень!

— Как таких свет носит!

Слухи, высоссаные из пальца, и не имеющие никаких доказательств. Но кого это волновало? Никого!

Люди в большом количестве — сплетники и выдумщики. За глаза мы любим поговорить про других.

Вот откуда они решили, что я ее парень? Мы даже н-не похожи на парочку.

А то, что я никого не подпускаю к ней? Ничего, что она сама всех от себя отогнала, хотя к черту все сплетни – думаю о них и худо становиться.

Катя так и не пыталась присесть, а лишь продолжэала свой марафон по помещению.

— Не отстану, если не заговоришь! — шепотом, почти на ухо сказал ей, боясь, что услышав даже эти безобидные слова, люди новой волной сплетен накроют зал.

— …Моретсуна. Уйди — тихим, мягким голосом, таким, каким никто из класса, даже школы её не слышал. Ни гнева, и злобы не чувствовалось, скорее даже смущение. Но первое слово, что она сказала — я не понял. Оно не на русском? Японский?

— Наконец-то! — сжав в радости кулачок правой руки, я твердо зашагал рядом с ней – Ну как у тебя дела?

— Обещание… Уйди… — два слова, уже холодней сказала она, увеличив темп своего движения от меня.

— Н-но — пытался возразить как…

Не заметил, что она отдалилась уже намного от меня. А через минуту и вовсе, тихо прикрыв дверь, покинула зал.

«Первый, хоть и такой короткий, но диалог. Маленький шаг её на встречу ко мне.»

Так я подумал.

 

× × ×

— Это еще не означает, что она с тобой будет общаться! Достал просто её, вот и сказала, чтоб отстал — развел руками, не верющий в мой малый успех Кей.

— Эх… И сам это понимаю – от осознания гнетущей реальности, я протяжно выдохнул – Но… смогу подружиться! Буду действовать по плану С!

— Не уж то ты про «ВПЦЗД»? Безумец! Не сработает! — в легкой панике возмутился он, а я лишь бодро ответил ему то, что он и так знал.

— Вот увидишь!

 

Время близилось к вечеру.

Солнце ёще ярко горело на всю округу, но слабые оранжевые тона на небе предвещали скорый заход горящего круга.

Закат, как и рассвет — тревожат, и словно огниво, разжигают в погаших сердцах людей, тлеющий огонек жизни. Жалко, что некоторые его затем специально тушат в себе, но такова человеческая натура.

Оперевшись спиной на стену, стоял коричневолосый паренек в пиджаке и брюках черных цветов. За спиной он рукой держал свою сумку, доверху набитую разными вещами.

Он частенько поглядывал на часы, что были на свободной руке.

17:50.

Почти шесть вечера. Занятия в школе уже как 3 часа назад подошли к концу.

Неужто этот парень простоял столько времени на улице, в ожидание кого-то?

Да, он, настойчивый человек, не жалуюсь на это стечение обстоятельтв, упорно продолжал стоять на одном месте. Еще и замерзнуть на легком зимнем ветру.

Это зима – бесснежная какая-то. Уже Декабрь и никаких намеков на приближающиеся метели и снегопады.

Он знал, что скоро придет она. Девушка, что покидает школу самая последняя, а приходит самая первая.

«Катя… Она, точно, уже идет.» — подумал Саша, ушами услыхав слабое цоканье маленьких каблучков.

Все сильнее и сильнее слышались постукивание по аслфальту, и достигнув маскимального звукого пика, из-за угла школьной каменной стены появилось сначало милое женственное лицо. А за ним и контуры платья и затем и полностью девушка.

Она, даже не успев заметить дожидающегося её парня, Катя, тянутая за руку, бежала вслед за Сашей.

Он схватил её, и побежал только в известном ему направление.

С развиваемым ветром подол платья, и нижняя часть пиджака, они стремительно двигались по асфальтированному тротуару.

— Т-ты ч-что д-делаешь? — тихий голос девушки слегка озадачил парня, но она сама была в неменьшем удивление проиходящим в данный момент вещам. Ведь задала вопрос лишь спустя 5 минут интенсивного бега.

— Надо быстрее! Тебе понравиться, что ты увидишь.

Он не посмотрел, а обратил свой взгляд лишь к заходящему солнцу.

Счастлив и удивлен одновременно. Парень со смешанными чувствами с улыбкой на лице и глазами, полными надежды, вел девушку за руку, через терние и скалы одиночества Кати, к тропе из солнечного камня.

 

× × ×

— Вот мы и пришли! — Саша рукой указал на какое-то полуразрушенное здание.

17:58.

Уже небо стало точного оранжевого цвета, а солнце скрылось за верхушками домов, но здесь ребята в точности видели его очертания.

Оно находилось за одним единственным в округе доме, и то похожей чем на Стоунхендж. Такие же камни стоящие на земли, и тянущиеся к небу.

Эти «руины», стоящие на какой-то поляне. Позади лес, за ними, небольшой пруд, а слева и справа тропинка протоптанная ногами людей.

— К-куда ты меня привел?

— Еще никуда. Нам туда — а дальше его рука указала на верхушку этого здания. На последний этаж без крыши и стен.

— …

Казалось девушка молчала, но парень приметил — она себе что-то говорила под нос.

Он обернулся и посмотрел на неё.

Девушка, держала голову чу-чуть наклонив вниз, а губы, будто в цикле, повторяли одни и те же движения — слова:

— …насши, насши, насши…

— Что? — перебил её парень.

— Нет! Не пойду! — вскрикнула она. Это так непривычно для неё. Для той Кати, которую он сам видел и знал.

— Почему?

— Не пойду. Домой. Отведи домой! — кричала она и на её лице начали зарождаться потуги искренних слез.

Он стоял и ничего не делал. Парень не знал как утешить её.

— Т-ты боишься высоты? — удивленный парень спросил почти рыдающую Катю.

— Нет! Нет! Нет! — но в ответ лишь вновь и вновь повторяющийся крик девушки.

Она не слышала его, но похоже Саша оказался прав. Находиться в компании малознакомого человека, вместе, в безлюдном мечте и быть, затащеной к своему страху сильно испугало её, вызвав оглушительный крик.

Слезы уже по капле падали на траву. Словно легкий дождь, она стала была тучью для этой территории, темным облачком, стоящее на пути к осветлению.

Саша сделал один уверенный шаг. За ним вторый и третий. Он встал вплотную с ней, а затем обнял.

Девушка стала немного брыкаться, пытаться вырваться из его объятий. Он держал и через минуту сказал:

— Успокойся. Если ты мне не доверяешь, боишься забраться на вверх или я чертова другая причина почему ты стала такой, другой, то я отведу тебя обратно в город. Но если, все же наоборот ты готова посмотреть страху в глаза, то возьми меня за руку, и я покажу тебе тот мир, которого так опасаешься.

Закончив, он отступил назад и протянул ей руку.

За его спиной находиться новый мир. И для того, чтобы в него попасть нужно лишь быть немного смелее. Парень, палимый еле пробивающимися лучами заходящего солнца стоял с протянутой рукой.

Время шло не столь быстро.

Девушка продолжала стоять, наклонив голову, но… Дрожа, пыталась дотянуться до него.

Он сразу же это заметил, потянул её еще дальше — навстречу.

И только коснувшись, крепко схватил её.

— Молодец! Ты все же решилась.

— Хаи…

Очередное неизвестное ему слово на японском. В этот раз, может показалось, но он понял, что она сказала.

«Да…»

Она доверилась ему и они вместе зашагали на пути к светлому миру, скрывающейся не столь далеко.

Там, где небо ближе всего.

На крыше.

 

× × ×

Плотно прижимаясь к оплесневевшим стенам былого жилого дома, Саша, тянув Катю за руку, взбирался по полу-обрушившейся лестнице.

Всюду одинаковый вид: освещенные слабым оранжевым свечением схожие коридоры со сбитыми с петель дверями; иногда и в полу виднелись крупные дыры, да и полностью он был в малых эрозийных трещинах; и окна с рядом лежамищи битыми стёклами; да пустые бутылки из под алкоголя.

—Главное не волнуйся, и н-не смотри вниз, хах! Я держу тебя! — он посмотрил на неё радостным взглядом и с улыбкой, отражавшей счастье изнутри.

— …

Она не ответила, а лишь сильней вцепилась в его руку. Своими глазами продолжала смотреть ему в спину.

4 этажи под ними. Никаких перил, или чего-то другого, гарантирующего их безопасность в этом месте.

На волоске от смерти. Один неверный шаг, и простыми травмами никто здесь не отделаеться.

Он знал это, но вел девушку. Под страхом смерти его сердце запылало с ещё большей силой. «Доведу, во чтобы то ни стало» — девиз, с которым уверенно шагал вперед, в будущее.

Изредка на таких лестницах мелкие бетонные камушки под их ногами падали вниз и каждый раз Катя не на шутку пугалась. Думала, сейчас и она вслед за ними отправится на первый этаж.

Но преодолев лестницу ведущую на пятый, он остановился в центре коридора.

— Сделаем небольшой передых. Времени мало, но я думаю мы успеем. — глазком глянув на циферблат ручных часов, заявил Саша.

— К-куда мы идем? — озадаченно посмотрев на него, спросила Катя.

Он со своей улыбкой посмотрел на неё. И через несколько мгновений тихим голосом сказал:

— На самый вверх. Там есть кое-что очень важное. То, что не описать словами – это надо только видеть.

— Важное д-для тебя?

— Не совсем так. Сама поймешь.

Ответ загадкой поставил девушку в ступор.

«Что же там может быть важно?» — вопрос, закрытый ключом, в её сердце, скоро стал для неё яснен.

 

— Все! Идем! — через пару минут, он взял девушку за руку и повел дальше.

На следующих этажах попадались более целые лестницы чем раньше, но даже они потихоньку рушились под уверенными шагами этих двух людей.

Неспеша они преодолевали ярус за ярусом, пока не оказались на самом верху этого почти снесенного здания.

15 этаж. Приблизительно 75 метров вниз.

Парень и девушка стояли высоко над землей. В месте, словно на руинах исчезнувшей цивилизации.

 

× × ×

Двое, держась за руки, стоят на своеобразнной площадки из старого, с дырами и трещинами, бетона.

Он устремил свой взгляд вперед, а девушка бегло бегала глазами по полу, словно в поиске чего-то.

Каждого что-то тяготило, и эти «тяжелые» мысли никак не могли встретиться.

Вдруг, Катя, потянула за рукав Саши. Он повернулся к ней.

— А-а где, то, «важное»? — со своими полузакрытыми глазами, и уже став привычной, удивленным лицом, спросила она, про цель их визита.

— Хах…

В ответ он лишь проронил искреннию усмешку, а с его лице быстрым ручьем на землю полился свежий, неприятно пахнущий пот.

Это еще сильнее ошарашило девушку, чуть не заставив её расплакаться на месте.

— Ты так и не поняла? Смотри — свободной рукой он указал на лес, а точней, на прячущееся на ним, заходящее солнце. Уже блеклые лучи достигали этой крыши, и через минут пять все рядом станет абсолютно темным, лишь освещаемым лунным светом.

— …

— Я хотел… Желал с тобой подружиться… И мне в голову сбрела одна сумашедная мысль… Если я  приведу тебя сюда… Когда ты увидишь этот прекрасный вид, то поймешь… Не надо отрекаться от людей… Одиночество не вариант… И что… я такой же как и ты, Катя… я тоже очень сильно… Боюсь высоты…

— Саша…

Она посмотрела своими слегка замыленными глазами. Катя, даже не могла подумать, что кто-то ради неё на такое решиться. Получаеться, когда он вел её за руку, то сам боялся. Скрывал страх под улыбкой; заглушал дрожь.

Осознав это, она посмотрела на него совершенно другими глазами.

— Я поняла… — еле слышимо сказала она.

— Что?

— …

Молчание. Он услышал её слова, но не мог поверить в их правдивость.

«Достучался?»

 

Уже лишь макушку солнце можно было разглядеть сквозь непроглядные лесные заросли и ветки.

Они направлялись с краю бетонной площадки.

Сердца в страхе их бешенно бились. Ведь чуть ранее Саша сказал одну фразу:

“- Давай сядем и посмотрим вдаль на краю? Ведь самое страшное это не бояться высоты, а считать все это страшным.

На что девушка как обычно промолчала.»

Аккуратно, но стараясь уверенно они садились на край. Опускали вниз сначала одну ногу, затем вторую и даже не смотрели вниз. Только вдаль, на солнце уходящее за горизонт.

— Как тебе вид? — не обращая на неё взгляд, спросил Саша.

— К-красиво…

— Боишься?

— Н-немножко.

— Пока друзья рядом можешь не бояться. Я, Кей — мы тебя не предадим, но…

Тон у парня изменился. Его, раньше создавать уверенный, веселый голос сейчас совершенно не получалось. Он, словно растроился, но для Кати неизвестно почему.

«Может из-за меня?»

С таким вопросом девушка повернула лицо к Саше, а увидела лишь наклоненную вниз голову.

— Придя сюда, я кое-что осознал.

— …

— …когда, я пришел сюда, то сам понял, что я не смогу посчитать другом… Никогда бы не мог подумать, но… Я люблю тебя, Катя… Наверно, это одна из причин почему не отвернулся от тебя. Из-за этого я наплевал на свой страх и затащил тебя сюда…

— …

— Понимаю, что наши чувства не взаимны, потому я лишь хочу, чтобы ты изменилась. Хочу, чтоб у тебя были друзья. Это моя мечта.

— …

Услышанное, не то чтобы шокировало её, а что-то во много раз сильней чем это.

«Истинные чувства Саши?» — подумала она, и продолжала смотреть на него своимим удивленными глазами на человека, смотрящегося в даль. На парня, сделающего все, чтобы достичь своей необычной цели.

Время шло. Минуты молчания длились для парня и девушки словно вечно.

Никаких движений, никаких звуков — весь мир словно замер.

— Ватасши… амарини…. Э-это наша мечта. — спустя пару минут ожиданий сказала она, с улыбкой на лице.

А теперь и он посмотрел на неё: текущие по лицу слезы, и первая улыбка девушки.

Чувства парня достигли её и отозвалились слезами в лице Кати.

В этот момент сердце парня с невероятной скоростью начало разгораться уверенностью.

Он подвинулся ближе и поцеловал её.

Её голубые глаза от неожиданности широко раскрылись, но через уже мгновение налились счастьем и закрылись.

 

Заходящее солнце, красивый вокруг пейзаж и поцелуй наполненный чуством любви в лучах оражневого света.

 

× × ×

Спустя несколько месяцев.

Утро. Время перед началом первого урока.

— Давай! Ты сможешь Катя! — попутно поправляя платье девушки, пытался подбодрить её Саша.

— Не торопи меня! Сказала же смогу! — она в ответ слегка надулась .

— Ну что ж! Пришло время! Давай!

Дверь в класс распахнулась. Все глаза комнаты устремились на неё.

Еёй было страшно, но решимость не позволяла поддаться этому злому чувству.

Напоследок выдохнув, она радостно проговорила:

— Здраствуйте. Я, Катя. По отцовской линии русская, а по материнской — японка. Здесь совершенно недавно. Давайте будем друзьями!

 

КОНЕЦ.

2 Comments

Добавить комментарий